Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

155343

Жуматай Жакипбаев

БИОГРАФИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ

Жуматай Жакипбаев родился в 1945 году. После окончания филологического факультета Казахского государственного университета им. С. М. Кирова, работал в сельской библиотеке, в редакциях Талды-Курганской областной газеты и облрадио. Начал печататься в республиканской периодике с 1965 года. Работал редактором отдела поэзии альманаха «Жалын». Выпустил в свет поэтические сборника «Июль — месяц жаркий» и «Лейла». По праву считается реформатором казахского стиха, введя в нее элементы тонического стиха и новые рифмы. Для раннего творчества поэта характерен культ любви и радостей жизни.
Основные черты лирики. Пейзажную лирику Жакипбаева и идиллии Феокрита объединяет интерес к природе. Главные герои их - земледельцы, пастухи, чья мирная жизнь разворачивается на фоне безмятежной природы. Вот как разворачивается пейзаж у Феокрита:
... теперь близ потока
Вязы промеж тополей разрослися тенистою рощей,
Зеленью пышных вершин соткав густолистые своды.
У Жакипбаева похожее изображение природы.
Вершины, что все лето и осень выгорали, Опять позеленели, лежат во всей красе.Кукушкою весна взлетела над горами, Ведя, как на цепочке, гогочущих гусей. Хребты, что были скрыты под белым покрывалом, И землю, что промерзла до родниковых почв, Подснежные усыпали цветы девятым валом.
Тема природы разворачивается в различных аспектах, тесно связана с патриотическими мотивами, этологическими или нравоописательными мотивами, но напрямую реализуется через пейзаж. В античной поэзии сформи-ровался идеальный пейзаж. Гармония настроения и картины природы создается устойчивыми деталями и чертами идиллического пейзажа. Мягкий ветерок, овевающий пастуха и пастушку, прохладный, тихо журчащий ручеек, цветы, устилающие землю широким разноцветным ковром, деревья, раскинувшиеся шатром и укрывающие в своей густой тени влюбленных, птицы, поющие на ветвях, такова типичная картина природы, разворачивающаяся в античной лирике Фе-окрита и Овидия и в пейзажной лирике Жуматая Жакипбаева. В стихотворениях «Письмо весне», «Мой месяц май» рисуется чисто идиллический пейзаж. Зеленые горы, лежащие во всей своей красе, подснежники, украсившие альпийские луга, вернувшиеся перелетные птицы, яркий свет солнца и лирический герой, находящийся в полной гармонии с природой и со старым Беимбетом, сочиняющим дастаны о счастливом времени. Да и сам лирический герой - поэт, оседлавший крылатого коня, вполне созвучен с лирическим героем Феокрита. Он мечтает о девушке, с кото-рой никак не может расстаться. Непонятно только это возлюбленная, или весна - сестра. Но эта многозначность и зыбкость образа вполне в духе идиллий. Лирический герой у месяца мая учится любви, причем Май'олицетворен. Поэт-пастух сливается с мелодией домбры, его окружают девушки - красавицы или разноцветные тюльпаны, ягнята сыты, звезды светят, май окрашивает белый свет в зеленый цвет, звучит подлинный гимн природе, непосредственная радость жизни переполняет героя.
Анакреонтические мотивы в лирике Жакипбаева сменяются ироническим, а подчас и скептическим отношением к жизни. Особенно это заметно в стихотворении «Иронические строки о любви, или монолог бывшего Дон Жуана». Ничто нам не напоминает радостно оживленное настроение поэта его анакреонтического периода. С самого начала стихотворения утверждается ироническое отношение к любви, сопоставляемое с тем, что Мюллер бро-сил футбол.
Было время — была любовь... Не иду на свиданья заветные. Так, как Мюллер бросил футбол, Завязал я с делами этими.
Лирический герой - заядлый болельщик футбола проводит это ультрасовременное сравнение, чтобы подчеркнуть свой практицизм. Мюллер - это центральный нападающий сборной ФРГ 60-х - 70-х годов, один из самых удачливых и много забивающих голов игрок. Но вот даже Мюллер бросил свое любимое дело. Параллель между бывшим Дон Жуаном и Мюллером призвана показать коренное изменение в состоянии лирического героя. Дело в том, что лирический герой женился. Но это положение удручает его, потому что любовь прошла.
С грустной иронией вспоминает лирический герой свои амурные победы, проводя вновь футбольные сравнения. Свои ухаживания он сравнивает с финтами Гарринчи, легендарного правого крайнего нападающего сборной Бразилии в 60-е годы, славящегося неповторимыми обманными движениями - финтами. Лирический герой и сейчас не прочь побежать за первой встречной красивой девушкой, но обречен мести пол у родственников жены. В конце стихотворения рефреном повторяется видоизмененая начальная строфа.
Было время, была любовь. Отгремев, отшумев, как Этна, Так, как Мюллер бросил футбол, Разрешил я проблему эту.Любовь отшумела, как Этна, давно уже потухший вулкан.
Причем это извержение было так давно, что о нем уже можно не вспоминать. Ирония поэта направлена прежде всего на самого себя. Ироническое, порой даже пессимистическое видение мира и национального бытия сменяет анакреонтиче-ские мотивы юношеского периода.
В стихотворении «Сорока застрекотав...» тон повествования подчеркнуто реалистичен и противопоставлен романтически возвышенному описанию природы, характерного для стихотворений первого периода его творчества. Лирический герой продирается через арчевник. Реалистические детали: пугливая сорока, хной покрытые камни, ветви арчевника, колючего местного кустарника, уздечка в руках подчеркивают далеко не романтический пафос стихотворения. Да и цель лирического героя сугубо практическая. Он ищет убежавшего скакуна. Но вот его взору открывается альпийский луг. И сразу меняется настроение лирического героя. Он был зол, устал от безнадежных поисков коня, но красота края околдовывает его. Приподнятое настроение поэта проявляется в использовании слов: красота, волшебство искусной природы, лилово-серебряный звон. Звучно-цветной эпитет немыслим в атмосфере реалистической баллады, но уместен в романтической. Романтическая встреча с таинственной девушкой в горах, достающей воду из родника, разрешается чрезвычайно неожиданно. Поэт в традициях романтической позии представляет ее портрет, напоминающий портрет горянки в лермонтовских «Мцыри»:
Ты ко мне повернулась
пугливо, как жеребенок,
И, поправив прическу,
одернув юбку на бедрах,
Стала ждать, что пошлет тебе день,
как подарка ребенок.
Небо, видя тебя,
стало тучи с себя очищать.
Лирический герой от восторга встречи даже растерялся, уронил узду, растер сигарету в порошок, видимо, ему неожиданна радость в глазах девушки, которая читается в ее глазах. Даже больше - в ее глазах читается любовь. Читатель тоже недоумевает. Не могла же зародиться любовь с первого взгляда. И вдруг становится все понятно. Встреченная девушка - жена поэта. Но видно размолвка или привычка заглушили их чувства. А встреча реанимирует не только любовные страсти, но и поэтическое настроение, его жизнерадостное восприятие мира.
Я ж женат на тебе,
и давно уже, в самом деле!..
Я тебя целовал,
вновь тебе признаваясь в любви,
И цветы на лугах,
на нас глядя, запунцовели.
Слово батыра представляет собой монолог батыра времен монгольского нашествия. Сразу же вспоминаются доблестные защитники Отрара. Стихотворение стилизовано в духе монологов О. Су-лейменова, но восходит к военной лирике Махамбета. Здесь также используются психологические параллелизмы, когда описание явления природы соответствует настроению героя. В романтическое в целом по пафосу стихотворение искусно вплетены реалистические детали, касающие военного снаряжения: это и панцирь доставаемый из сундука женой, и сабля, и серебряные стремена, и тетива лука из воловьих жил. Это и детали быта: жена, снаряжающая мужа, цепляющаяся за стремена, прорицатель, гадающий на лопатке, пондур баксы. Лирический герой использует в своей речи типичные для кочевника отнюдь не парламентские сравнения: сабля, верная предкам развеет врага, как дым, в зад нойона вонзится пика моя, как оса. Единственно о чем сожалеет лирический герой, это о том, что онтакой огромный, и приходится даже в малый поход снаряжать двух коней. Эта юмористическая нота скрашивает впечатление от монолога в жанре мадактау, присущего военным жырау, типа Казтугана или Махамбета.
Стихотворение «Темно-рыжий скакун» представляет собой оду коню. Этот жанр был распространен в казахской поэзии после знаменитого «Кулагера» Ахана - сери, а также в поэзии И. Жансугуро-ва, С. Сейфуллина. Но та-кую оду мог написать только поэт второй половины XX века. Такие сравнения, как небесный корабль, как космическая машина, так бежал из тюрьмы, при царе, бродяга-босяк, немыслимы в поэзии первой половины XX века. Только Жакипбаев умеет смешивать времена и пространства в едином хронотопе своей лирики. Поэтому конь, как воспетый некогда Кулагер, сопоставляется с офицером на балу, с джигитом, обхаживающим еще непокоренную девушку. Смелые, даже шокирующие сравнения и метафоры, резкие контрасты характерны для поэзии Жакипбаева.
Тема поэзии. Одна из основных тем творчества Жакипбаева - это тема поэзии. Так, в стихотворении «Поэты» он утверждает, что самый древний поэт, создатель самой первой песни, пел о любви, о своей любимой. Тема поэзии тесно переплетается во всем его творчестве с темой любви. Поэт убежден, что и в далеком будущем, когда поэзию начнут создавать роботы, и настоящие поэты будут не нужны, то последний поэт Земли создаст свое последнее стихотворение о любимой своей.
Маяковский мечтал, чтоб его перо приравняли к штыку. Жакипбаев считает, что его воины - стихи и песни. Поэт вспоминает древний казахский обычай усаживать на торь - почетное место в юрте самых уважаемых людей. Он вроде не претендует на почет и уважение, так как обыкновенен и прост. Да, может быть, по знатности или богатству он и уступает многим, но не-ожиданно эта строка в стихотворении «Мои воины» продолжена определением: «Слова поэтического князь». В этом стихе и гордость за свою призвание, и понимание роли поэзии. Поэзия - это воины особого рода.
Глупые оружием грозят, Слово же не признает войну. Без единой пули может взять Население и всю страну.
Это не те воины, которые под предводительством Чингиз-хана завоевали страны, убивали людей. Поэт берет себе в образец другого Чингиза, Чингиза Айтматова, потому что по настоящему покоряет людей песня -сердце. Образ сердца, преподнесенного людям-друзьям вместо традиционной головы на праздничном тое рождает ассоциации с горьковским Данко. И заканчивает стихотворение поэт мечтой, чтоб и после его смерти его стихи оставались в строю.
Славлю я дела великих дней, Оставляю вам мой мир чудесный, Не сходили никогда с коней Воины мои — стихи и песни. Родина моя, ты каждый миг В подвигах, в труде, в делах, в заботе. Пусть же армия стихов моих Рядовыми служат в той работе!
Одна из самых привлекательных черт поэзии Жуматая Жакипбаева - это ее интернациональный характер. Рисуя, казалось бы, самую национальную картину тоя на жайляу, он неожиданно сопоставляет праздничное жайляу с московским Арбатом. И национальные традиции, аксакалы, иноходцы, байга, керме, кокпар, алтыбакан, вся атмосфера тоя, мастерски воспроизведенная автором, оказывается вовлеченной в мировую культуру современности с московским Арбатом, с кинооператором, снимающим той на киноленту, с бегом коней, как полетом хвостатых комет. Поэт утверждает неразрывность союза Казахстана и России, гордится тем, что дела казахов вписаны в книги Земли. «Вся земля - один народ» - заявляет вслед за О. Сулейменовым Жакипбаев, и поэтому все его творчество направлено на интеграцию ка-захской литературы, казахской культуры с мировой культурой.Из произведений Жуматая Жакипбаева МОЙ МЕСЯЦ МАЙ
Ты повесил в небе жаворонка трели, Скот на выпас выгнал, поля дождем обвил, В зеленое окрасил золотые земли. Поучусь любви!
Ты приносишь песню, наполненную трепета, На озера алые с небес слетевший стих: Прилетели лебеди! Прилетели лебеди! Как здоровье их?
Бескрайние равнины в травах сочных, плотных, Степь, чем зеленее, тем и бесконечней... Быть пастухом весною -работа или отдых? Ягненок сыт беспечный.
Если вдруг заметят молодого парня Девушки-красавицы, заглянут в глаза... Желтые тюльпаны, синие тюльпаны, красные тюльпаны, На спине коса.
Когда акын сливается с мелодией, с домброю, Слова, как наводненья бурная волна! Это твое солнце, майское, родное. Ты - моя весна!
Изобилье звезд - спутник шлет привет... Что человеком создано - в небо поднимай! Сделавший зеленым весь белый свет Мой месяц май!

ИРОНИЧЕСКИЕ СТРОКИ О ЛЮБВИ, ИЛИ «МОНОЛОГ БЫВШЕГО ДОН-ЖУАНА»
Было время — была любовь...
Не иду на свиданья заветные.
Так, как Мюллер бросил футбол,
Завязал я с делами этими.
Как подумаю...
Много их,
Настоящей любви достойных,
Ведь в родах моих кочевых
Тьма девиц луноликих и стройных.
А в любовных делах, может быть,
Нет мне равных от сотворенья...
Я средь девушек мог бы прослыть
Добрым ангелом охмуренья.
Я свиданий, волнуясь, не ждал,
Доходило до пресыщенья.
Очень часто я побеждал,
Очень редко терпел пораженья.
Я с гордячкой любой был на «ты»,
Не силен, а все ж - ни черта!
Я такие творил финты,
Что Гарринча мне не чета!
Было много о том легенд,
Роль кому-то не покорялась,
Я к ней шел, как полпред, как агент,
Чтоб поднять ее до пьедестала!
Типы женщин исследуя,
Я ловил их слова и ответы,
И за ними следуя,
Как подсолнух тянулся к свету.
СкачатьРазмер файла
Скачать этот файл (Жуматай Жакипбаев.zip)Жуматай Жакипбаев.zip12 Kb
 
13.01.2009 21:34