Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

154160

Независимость Казахстана

Независимость

25 лет  тому назад  мы провозгласили этот лозунг. Но многие из нас вряд ли тогда до конца осознали его сущность. До объявления государственной независимости мы, особенно казахи, чувствовали себя в каких-то железных тисках, сжатых со всех сторон. Республика напоминала какую-то огромную лагерную зону. С вышки «наблюдатели» зорким и суровым взглядом как будто следили за каждым твоим шагом, каждым мигом, и чуть что - вроде фиксировали твой неудачный шаг. Короче говоря, ощущали себя постоянно под колпаком. У жителя лагеря свой условный рефлекс: чувство постоянного страха, как будто над ним что-то висит или какая-то тяжелая гиря у ног. Это состояние не давало ему возможность чувствовать себя свободным. Постоянно одолевал страх.

Народ Казахстана до обретения свободы и был в состоянии лагерного мученика. Вроде лагерь - не тюрьма, занимает определенное пространство, воздуха всем хватает, не сидишь в тусклой камере, живешь в общем здании барачного типа. Над территорией открытое небо, дуют степные ветры. Но все же чувствовалась духота, чего-то не хватало. К примеру, свежести. Хотя лагерная территория под одним Солнцем, но все же она отделена от большого мира. Лагерники предоставлены лишь сами себе, нет общения с внешним миром, простирающимся за глухой стеной.

Словом, до 16 декабря 1993 года у многих казахстанцев было именно такое впечатление - закрытой лагерной жизни.

Когда тоталитарная империя рухнула, бывшие союзные республики обрели возможность жить независимо, провозгласили свою собственную государственность. Это был большой праздник для всех республик.

Эйфория свободы захлестнула буквально всех. А кто же не любит ее, ведь человеку хочется дышать полной грудью. Но эйфория продолжалась недолго. Люди стали понимать, что кроме свободы собраний, митингов, свободы критики любого начальника, включая и самого верхнего правителя, есть что-то поважнее. Чтобы реализовать эту свободу, оказывается, нужны еще  деньги. Если желаешь куда-то ехать, пожалуйста, но где взять средства? Свобода  без денег - лишь пустые слова. Человека словами не накормишь. Ему нужна еда, хлеб, питание, одежда и еще многое другое.

После долгих дискуссий и митингов всегда хотелось есть и пить. Но пищи никто не подавал. Люди стали чувствовать, так более продолжаться не может. В магазинах все подорожало, деньги обесценились, превратились в пустые бумажки. Для всего населения это было как гром среди ясного неба. И все насторожились: что к чему? Надо было разобраться. Эйфория стала проходить, а пыль демагогии оседать.

И пришло возмущение: зачем такая свобода? Везде и всюду падает дисциплина, на улицах нет порядка, все больше воровства, грабежей и насилия. Заводы и фабрики, обанкротившись, перешли в частные руки, иные и вовсе простаивают. Рабочий люд остался почти без средств к существованию.

Многие попросту растерялись. Стали искать причину этих бед, виновных. Нашлись и такие, кто во всем обвинил свободу и демократию. Роптали о том, что без надобности разрушено все до основания, поломана судьба многих людей и их образ жизни, разорваны сложившиеся экономические связи. Каждый ушел в свою частную жизнь, отгораживаясь от общинности. Со временем эйфория огульной свободы, к счастью, прошла. Народ как бы отрезвел, стал выбирать, что нам нужнее: политические страсти или нормальная жизнь. Последняя требовала, конечно, холодной головы и здравого ума. Помните басню о попрыгунье-стрекозе, которая все лето пела? И пропела, пока зима не постучала в дверь. Так и для народа такой день наступил. Он задумался и осознал: не до песен, не до шумных сходок и тусовок без конца, для того, чтобы нормально жить, надо трудиться и созидать. Пора города строить, хлеба растить, стада приумножать, уголь и нефть добывать. Надо дело делать - производить блага.

Подавляющее большинство населения пришло к убеждению - необходимо менять свое отношение к жизни. Истина ведь проста - человек сам должен строить свою жизнь, неоткуда ему ждать гуманитарной помощи.

Да, людям, воспитанным в духе «государственного патернализма», нелегко это далось. Они попросту растерялись, когда стало ясно, что государство отказывается от социальной опеки, что оно лишь создает всем одинаковое стартовое условие и правовое поле для свободной деятельности. А все остальное, мол, зависит от самих людей, от их предприимчивости, таланта, способностей.

На первых порах люди настороженно, даже враждебно отнеслись к таким постулатам власти. Бытовало расхожее мнение: если уж у нее такое отстраненно-созерцательное отношение к народу, тогда зачем, для чего «виртуальное» государство? Ведь издавна привыкли к сильной власти, для нее не было ничего невозможного. По обыденному сознанию масс, государство могло из невозможного сделать возможное. Поэтому народ упорно не хотел расставаться со всемогущим добродетелем-покровителем.

Но постепенно массовое сознание стало приспосабливаться к новым реалиям, поддерживать новые экономические отношения, многообразие собственности. Рынок признавался как необходимость для становления новой формации.
На авансцену общественного развития вышло новое поколение «младо тюрков», свободное от идеологии и прежних грузов тоталитаризма. Решительно настроенные на новый лад экономического развития, они включились в радикальное обновление страны.

Молодые реформисты активно взялись за оздоровление финансовой системы, расширение торговли с зарубежными странами, привлечение иностранных инвестиций в экономику республики. Они на равных условиях вступили в экономическую сделку с бизнесменами и предпринимателями зарубежных стран. Постепенно набирали опыт и встали на ноги.

Экономика Казахстана шаг за шагом стала оживляться, преодолевать кризис, длившийся долгие годы. И обозначился перелом в ее развитии. За последние 2-3 года закрепился стабильный рост внутреннего валового продукта, на десятом году независимости прирост составил 12,6 процента. Аграрный сектор встал на рыночные рельсы, образовались зерновые и продовольственные концерны. Переработка сельскохозяйственной продукции превратилась в самостоятельную производственную отрасль. Село уже находит устойчивый сбыт своих товаров на рынках, притом на конкурентной основе. Крестьяне подучились торговать. Сбыт и реализация продукции носит рыночный характер. На селе уже осознали, что конкурентоспособность - единственный путь к самовыживанию. Консервативное мышление селян радикализуется, они, можно сказать, уже прочно встали на путь капитализации. Казахский аул - на пути возрождения.

Однако еще нельзя сказать, что все жители села одинаково освоили возможности рыночной экономики, сумели организовать свои хозяйства. Многие крестьяне остались на обочине новой жизни, так и не адаптировались к новой ситуации. Многие до сих пор ощущают бедность и нужду, влачат жалкое существование. Недовольные своей судьбой люди, конечно же, неоднозначно оценивают статус независимой республики, они бы предпочли умеренную жизнь средней обеспеченности, без роскоши и без самодостаточности. Другими словами, осталась ностальгия по прежней системе. Для них свобода, как таковая, мало что значит в сравнении с жизнью в условиях уравниловки, без богатых и нищих.

К сожалению, есть повод для таких вот рассуждений. К примеру, в первые годы независимости при «случившейся» приватизации на селе были допущены серьезные ошибки. Вполне крепкие хозяйства без нужды выставлялись на торги. Имущество, земля, техника, сельхозинвентарь нередко попадали в руки жуликоватых, проворных дельцов, а простые крестьяне оставались ни с чем. А ведь любое радикальное преобразование требует тщательной подготовки.

«Начиная перестройку помещения, в котором живешь, - писал французский философ Р. Декарт, - мало сломать старое, запастись материалами и архитекторами или самому приобрести навыки в архитектуре и, кроме того, иметь тщательно начертанный план, но необходимо предусмотреть другое помещение, где можно было бы с удобством поселиться во время работ» Наши же реформаторы не сочли нужным учесть эту простую истину. Поэтому очень и очень поспешно была проведена на селе не столько приватизация, сколько прихватизация. Итог печален: разрушены севообороты, загублена система землепользования. Крестьяне, не привыкшие к ведению частного хозяйства, оказались в «подвешенном» состоянии. Они не были готовы к новой жизни. А власть с этим не посчиталась, спустила вниз директиву; досрочно закончить реформу. И на местах взяли «под козырек». При участии аульных «вождей» за короткий срок было развалено и разворовано аграрное достояние страны. Но рапорты шли наверх бравурно-оптимистические.

Одним словом, реформа на селе проведена наспех, неразумно, в самых непопулярных традициях советской власти: кто отрапортует первым. Она порождала немало нареканий у крестьян. Разоренные, оставшиеся без работы, они хлынули в город, который по сути не был способен приютить беженцев из села. Прибывшие усложнили жизнь горожан, которая и без того была критической. Фабрики и заводы простаивали, многие рабочие были выброшены на улицу. В стране сложилась непростая ситуация; нарастал кризис, угрожала гиперинфляция, цены на товары изо дня в день «скакали», нервы у отчаявшихся горожан были уже на пределе. Кое-где они выходили на площадь, требовали работы, призывали навести порядок, приостановить разгул и преступность в стране.

Сложилась почти предзабастовочная ситуация. Власть, конечно же, чувствовала эту напряженность. Ради справедливости надо сказать, что в тревожные дни она не теряла дееспособности, не допустила дальнейшего усложнения обстановки...

Становление независимости шло не так гладко. Дорога была усеяна и розами, и шипами.
К счастью, сегодня все это уже позади. Страна оправилась от болезни, она уже чувствует себя бодрее, уверенно смотрит в завтрашний день.

Да, долгожданная свобода привнесла немало трудностей и лишений. Многие граждане потеряли свои рабочие места, дисквалифицировались, иные остались и вовсе без средств к существованию. Особенно в очень сложных условиях оказались старики и инвалиды.

Обездоленные, очутившиеся в бедственном положении, с сожалением вопрошали: разве, мол, этого ждали от независимости, о такой ли свободе мечтали, которая-де преподнесла сюрприз: нищету и жалкое бытие...

Конечно, по-человечески очень жаль их, не нашедших своей ниши в новом постреформенном пространстве. От упрямых жизненных фактов никуда не уйдешь. Увы, они были, есть и сейчас. Но стоит ли теперь отказываться от независимости и суверенитета, возвращаться к тоталитарной системе? Давайте порассуждаем. Поднимемся чуть выше житейских мелочей. И глубже вникнем в саму сущность свободы. Для чего же все-таки она нам нужна? И если нужна, то в каких пределах? И есть ли разумные ее рамки? Насколько исторична эта проблема? Сколько поколений занималось ею? И в чем оно, человеческое счастье?

Устами Андрея Прозорова как бы очерчена сущность этого понятия. Ему не нужна безбрежная свобода, дающая лишь право бестолково жить на свете. Он хочет быть свободным от обывательских условностей, соблюдения различных ненужных светских ритуалов, от безделья, от удручающих жизнь привычек, от всего, что разлагает нравственность.

Вот в какой свободе нуждались чеховские герои. Есть над чем подумать и нам, вступившим в XXI век...

В планетарном масштабе сегодня, к сожалению, проявляет себя новая форма свободы действий - международный терроризм. Щупальца его - везде и всюду. Террористы не брезгуют ничем и не останавливаются ни перед чем, идут даже на гибель, чтобы осуществить свои коварные замыслы. Наглядное подтверждение тому - страшные теракты в Нью-Йорке и Вашингтоне, приведшие к многотысячным человеческим жертвам. Зло порождает зло. Через месяц американцы совместно с англичанами начали акцию возмездия «Несокрушимая свобода». А в результате бомбежек гибнет немало безвинных мирных жителей.

Вывод очевиден - не всякая свобода приемлема для цивилизации. Так называемую свободу действий надо уметь держать в рамках закона, чтобы она была полезна. Чего греха таить, сегодня у нас немало людей, однобоко трактующих это понятие. Они ее понимают как одностороннее движение, отправной точкой которого является он сам, субъект-потребитель свободы.

Свобода, как гласит Т. Гоббс, есть отсутствие всяких препятствий к действию. Например, вода свободно течет, или обладает свободой течь по руслу реки, ибо в этом направлении для ее течения нет никаких препятствий, но она не может свободно течь поперек русла реки, ибо берега препятствуют этому. И хотя вода не может подниматься вверх, никто никогда не говорит, что у нее нет свободы подниматься; можно говорить лишь о том, что она не обладает способностью, или силой, подниматься, потому что в данном случае препятствие заключается в самой природе воды и носит внутренний характер.  Вода, как известно, имеет определенную массу и плотность. Без вмешательства извне она не может подниматься вверх, но это не означает, что она не имеет свободы на восхождение.

То же и с человеческой свободой. Она свободна до тех пор, пока не ущемляет и не притесняет свободу других. Обычно человеческой свободе противопоставляется действие власти.

По обыденному сознанию, ее душит государство. Через законодательные акты оно сужает свободу действий людей. Если о реальной жизни действительно так, тогда почему бы не убрать эту надстройку? И другой вопрос. Если влияние государства свести к минимуму, то будет ли обеспечена свобода личности? Если глубже вникнуть в суть, тогда убедимся, что отмена госструктур не есть решение вопроса. Наоборот, свобода незримо связана с деятельностью государства.

Степень свободы и ее гарантированность определяются самим существованием государства и его качественным состоянием. «Неограниченная свобода означает, - пишет английский философ К. Поппер в своей книге «Открытое общество и его враги», - что сильный человек свободен запугать того, кто слабее, и лишить его свободы. Именно поэтому мы требуем такого ограничения свободы государством, при котором свобода каждого человека защищена законом. Никто не должен жить за счет милосердия других, все должны иметь право на защиту со стороны государства.

Философ, как видим, не отделяет свободу от государства. Он рассматривает ее в органической взаимосвязи с властью. И считает, что невозможна свобода, если ее не гарантирует государство. Без государства, без его регулирующих законодательных актов в обществе царили бы полный хаос и анархия.

Пока же государство защищает своих граждан только от физического насилия. К. Поппер это считает недостаточным. По его мнению, государство призвано защищать граждан и от злоупотреблений экономической власти. Иначе состоятельный и сильный все еще свободен запугивать того, кто экономически слаб, и может отнять у него свободу... Кто обладает излишком пищи, может заставить тех, кто голодает, «свободно» принять рабство, не используя при этом никакого насилия. Здесь он выступает против либерально-демократических концепций отдельных политиков, категорически отрицающих государственное вмешательство в экономику. Наоборот, идеолог открытого общества приемлет плановое вмешательство государства в экономику.

А вот у нас любой такой поступок нынешние либерал-демократы воспринимают как сужение демократии, удушение ее принципов. С подобным трудно, пожалуй, согласиться. Демократию нельзя свести лишь к отстранению власти от экономики.

Оппозиционеры разного толка ныне во весь голос, везде и всюду заявляют, что один из необходимых атрибутов демократии - принцип разделения властей - не соблюдается. Якобы в республике вся власть узурпирована ее исполнительной ветвью. А законодательная имеет лишь номинальный характер, реально же власть сосредоточена в руках чиновничьей бюрократии.

Раздаются голоса и о том, что надо бы угомонить правительство,  повысить роль парламента как представительного органа. Ведь демократию невозможно представить без народовластия. Сама сущность демократии кроется в этом.

Самой питательной средой для демократии, по мнению К. Поппера, является открытое общество. Под демократией он понимает «не какую-то неопределенную власть народа», или «власть большинства», а многообразные общественные институты, позволяющие проводить реформы даже вопреки воле правителей».

В нашей сегодняшней жизни порой наблюдается другая ситуация: плодами демократии сполна пользуются лишь так называемые национал-патриоты. Они открыто и громогласно критикуют все и вся. Для них все скверно: реформа идет медленно, социальная защита малообеспеченных организована из рук вон плохо, страной правит авторитарный режим одного человека. Словом, оппозиция не замечает ни одного светлого пятна в жизни. Ей подпевает «независимая» пресса. Тиражирует грязь и чернуху. Когда слушаешь и читаешь этих назойливых «правдолюбцев» невольно вспоминается басня И. Крылова, где удивительно точно переданы характеры этих крикунов...

Хавронья давно наведывается в барский двор. Вокруг конюшен и кухонь она днями рылась в мусоре, в навозе извалялась, в помоях по уши искупалась. Однажды, когда она возвращалась, пастух спрашивает ее:

- Ну, как там на барском дворе, говорят, у богачей лишь бисер да жемчуг, одно богатство бьет глаз.
Хавронья в ответ хрюкает:  - Ну, право, парит взор, я не приметила богатства никакого, все только лишь   навоз да сор. А, кажется, уж, не жалея рыла, я там изрыла весь задний двор.  Что хотела она видеть, то и видела. Ей казалось, что вокруг - навоз да грязь, да  еще помойнаяяма.

Вот и иные политики, представители СМИ на сегодняшнюю жизнь смотрят глазами, простите, этого персонажа русского баснописца, которому была присуща способность видеть одно худое на свете.

Речь, конечно, же не о том, что нельзя критиковать власть имущих или порицать тех, кто идет не в ногу с жизнью, а о том, что ее надо бы освещать правдиво,  как она есть на самом деле, со своими радостями и огорчениями, успехами и трудностями.

У нас   же не всегда так получается. Рьяные борзописцы отличаются еще и   другой крайностью: всю критику нацеливают на одну личность, якобы за все в ответе один человек. Примерно так: пусть он думает и решает, пусть принимает    меры, пусть он рабочими местами обеспечит, пусть увеличит размер пенсий, пусть он карает коррупционеров, уличает воров и преступников. Сколько же можно   требовать? И все с одного человека? Следовательно, за все - один в ответе. А все   мы вроде как  предъявители ультиматума. Или как созерцатели? Только и ждем того, как он решит наши проблемы, что укажет делать. Таким образом, мы сами  добровольно превращаемся в социального и духовного иждивенца. Можно ли согласиться с ролью нахлебника?

Иждивенческий подход сейчас не только смешон, но и нереален.

Французский философ Р. Декарт еще в XVII веке заметил, что «вряд ли приличествует отдельному человеку замышлять переустройство государства, изменяя и разрушая его основы, чтобы вновь его восстановить» (Рассуждение о методе. М, 1953, с. 19).

Один человек, как бы он ни был умен и одарен, энергичен и прозорлив, не может переустраивать общественную жизнь. Это - аксиома, не требующая доказательств.
Видимо, нужно и должно не только критиковать того или иного руководителя и сваливать на него всю тяжесть и ответственность, но и активно помогать в переустройстве нашей же жизни.

И все-таки, несмотря на критику и недовольство отдельных людей,   сегодня можно сказать о бесспорных достижениях нашей страны за эти десять лет. О чем  убедительно говорил Президент Н. Назарбаев в своем докладе на VIII сессии Ассамблеи народов Казахстана.

13 лет независимости - для истории небольшой срок. Но для нас этот короткий отрезок времени стал целой эпохой. Наш народ осуществил вековую мечту - создал свою государственность. У республики есть своя территория, своя экономика, своя культура, родной язык, собственная политика, свои национальные интересы. Впервые казахстанцы обрели право выступать от имени своего народа на международной арене и защищать свои насущные интересы. Казахстан признан всем мировым сообществом, он стал полноправным членом ООН, налажены дипломатические отношения со многими странами мира.

Народ Казахстана избрал путь цивилизованного демократического развития. И первые результаты существенны. Функционирует двухпалатный парламент. Принята новая Конституция страны, регламентирующая всю общественную жизнь. Заложена правовая основа для укрепления и утверждения рыночной экономики.  Всестороннее развитие получает малый и средний бизнес, предпринимательство находит серьезную поддержку со стороны власти. Западные олигархи все охотнее вкладывают инвестиции в развитие экономики нашей страны. Казахстан стал для них экономически привлекательным и надежным партнером. В нашей экономике наметился устойчивый курс на рост, наращивается производство внутреннего валового продукта, принимаются меры но улучшению медицинского и социального обслуживания населения, осуществляется забота о пенсионерах и малоимущих людях.

Поправляются ошибки, допущенные в первые годы независимости. Обустраиваются города, прокладываются новые дороги и обновляются старые. Выделяется уже немало средств для развития образования и культуры. Укрепляется обороноспособность страны. Национальная безопасность стала приоритетным направлением внутренней и внешней политики государства. Эта сфера получает дополнительную финансовую поддержку.

Это далеко не полный перечень позитивных свершений за годы независимости. А главный итог, признанный всем миром, - это наш суверенный независимый Казахстан, обладающий всеми атрибутами суверенного независимого государства. Такими, как герб, флаг, гимн, Конституция, армия, столица.

Очень показателен и другой итог десятилетия - политическая стабильность, мир и согласие, дружба и взаимопонимание представителей различных народов, населяющих общий дом - Республику Казахстан.

Но, несмотря на неоспоримое, еще находятся отдельные критики и недоброжелатели нашей независимости и нашего свободного развития. Они и впредь намерены сполна использовать свободу слова, гарантированную Конституцией и обусловленную демократией в стране, для критики всех и вся. Пользуясь плодами нового демократического устройства, саму независимость и ее устои не желают уважать. Преднамеренно не замечают позитивных изменений в стране, скептически преподносят ее перспективы. Позиция этих маловеров напоминает поведение известного персонажа басни «Свинья под дубом». Хотя еще из школьной программы всем известен ее сюжет, но сослаться на него было бы полезно. Ибо он точно передает «повадки» нынешних наших скептиков.

Наевшись желудей досыта, а затем, выспавшись под дубом, свинья взялась за работу, начала подрывать корни дерева. Увидев это, ворон говорит ей, что нельзя-де этого делать, а то дуб может умереть. Не послушалась его. Пусть, мол, сохнет, «ничуть меня то не тревожит, хоть век его не будь, ничуть не пожалею, лишь были б желуди: ведь я от них жирею».

Тогда ей дуб сказал: «Неблагодарная, когда бы вверх могла поднять ты рыло, тебе бы видно было, что эти желуди на мне растут».

Такая вот неблагодарность еще встречается и среди людей, которые фрукты любят, а о плодоносных деревьях не заботятся. То же и с плодами демократии. Кое-кто ими пользуется сполна, а самой демократии не признает и не приемлет, как свинья, описанная в басне И. Крылова.

К большому сожалению, следует признать, что не все казахстанцы одинаково дорожат обретенной независимостью, не все осознают ее цену, не представляют того, какой кровью и каким потом обретена свобода. Иногда из-за бытовых, житейских трудностей, из-за неподачи тепла и света, из-за необустроенности дорог, из-за опоздания трамваев и троллейбусов поносят, бранят и независимость, и руководство страны. Слушая это. невольно задумываешься: неужели в огрехах и беспорядках виноваты независимость, свобода и демократия? Неужто некто искренне думает, что все затруднения и беды принесла нам государственность? Неужели он не видит внутреннюю сущность и значимость обретенной независимости? Как же можно предавать анафеме свободу страны? Жаль! И в то же время, стоит ли за это укорять обиженных и униженных? Наверное, причину надо искать глубже. Обездоленному, нищему порой трудно разобраться во всем этом. А то, что происходит в будничной жизни, как раз и формирует сознание. Не до поиска ему глубинных причин и объективных закономерностей общественного развития.

Тем более, если нет научного знания и времени. Поэтому-то за брюзжание и нельзя порой упрекнуть простого человека, очутившегося в сложной житейской) ситуации, До научных ли истин? В быту он «оперирует» лишь фактами, с которыми ежедневно сталкивается на улице. А самодовольные представители политической элиты вместо того, чтобы выйти в народ, объяснить истинное положение дел, просиживают в своих кабинетах или в Доме демократии, подчас подпевая озлобленным людям, усложняя и без того не простую ситуацию.

Честно говоря, люди не всегда ощущают сочувствие и сострадание как со стороны чиновников, так и со стороны политических деятелей.
Казахстан отмечает  тринадцатилетие своей независимости. К юбилею представители всех наций и народностей пришли с приподнятым настроением и большой надеждой, на завтрашний день. А самые трудные и критические этапы развития республики уже позади. Рифы и всевозможные препоны преодолены. Общество четко и ясно видит свои перспективы. "Взят прямой и верный путь к цепям, обозначенным в Стратегии-2050. И с этого пути нас никто не свернет. Эта вера вселяет силы, энергию и оптимизм. С таким настроением празднуем юбилей своего Отечества.

Чего скрывать... Нашлось немало скептиков, которые открыто роптали. Мол, что за праздник, если люди не обустроены, не обжиты, не обеспечены, не обуты. Народу теперь до торжеств ли? И прямо окрестили: пир во время чумы. Проше говоря, считают, что это праздник для избранных, для элитного   первослоя общества. Стоит ли на это тратить народные средства, которых не хватает   для более важных, дел?   Тогда, конечно же, он попросту обесценится, потеряет свой народный характер. Праздник проводится лишь для народа. В этом заключается его историческая сущность. Юбилей - не увеселительное и не развлекательное мероприятие. Его назначение - не в обильном застолье, не в организации массовых показательных   игр и состязаний, не в мажорной музыке.

Всем нам он нужен для другой, более важной цели: трезво осмыслить этапы ми пройденного пути, критически оценить «плюсы и минусы» недавней истории, определить задачи на ближайшую перспективу.

Каждое поколение имеет право по-своему интерпретировать историю, и не только имеет право, пишет К. Поппер, а в каком-то смысле и обязано это делать, чтобы удовлетворять свои насущные потребности. Мы хотим знать, как наши беды связаны с прошлым, и найти пути решения того, что, согласно нашим чувствам и нашему выбору, является нашими главными задачами. По утверждению этого ученого, сама история определяет наши проблемы, наше    будущее и даже наши точки зрения. Мы устремляем взоры в свое прошлое, чтобы лучше увидеть настоящее.

Отмечая юбилей нашего молодого государства, мы пристально отслеживаем пройденный путь, «прожектором» науки освещаем его каждую затененную часть, чтобы хорошо обдумывать и определять надежную перспективу для страны и общества.

Вот для чего нужен и важен нам юбилейный праздник. В этом заключается историческая роль и значимость сегодняшних торжеств. С праздником, с  тринадцатилетием независимости родного государства, дорогие  медики!

СкачатьРазмер файла
Скачать этот файл (Независимость.zip)Независимость.zip19 Kb
 
04.11.2016 20:41