Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

154142

История Алаш и Алаш-Орды.

                           
Изменения социально-экономического положения в крае, усиление колониального гнета, наглядно выражавшиеся в массовом изъятии земель и переселенческом движении, произвол чиновников царской администрации, все большее вовлечение местного населения в водоворот событий, происходящих в России, в корне изменили тактику борьбы в национально-освободительном движении. Колониальный гнет, отсталость традиционного хозяйства и патриархально-родовых отношений, социально-экономические трудности дали резкий толчок пробуждению национального самосознания и чувства патриотизма передовой части общества и подтолкнули ее к поискам выхода из создавшегося положения.
Этому способствовала, в первую очередь, взаимовлияние культур, формирование в казахском обществе новой генерации интеллектуальной элиты, воспитанной на национальных традициях и получивших, помимо мусульманского духовного, европейское воспитание в российских университетах и институтах, а также специальных учебных заведениях среднего звена и гимназиях. Пути развития своего народа к передовой цивилизации, приспособление к реалиям колониальной зависимости они видели в просветительстве, через которое можно было бы выйти из тупика.
Именно этими благородными целями руководствовались в свое время выдающиеся казахские просветители А. Кунанбаев, Ч. Валиханов, И. Алтынсарин. В современной научной литературе совершенно верно называют Абая и его современников просветителями, а рубеж XIX-XX вв. выделяют как этап "нового просветительства". Идеи Абая были подхвачены по эстафете и развиты интеллигенцией начала ХХ в. Вместе с тем новое просветительство динамично обогащалось передовыми для своего времени идеями: утверждение национального самосознания, поиски путей переустройства традиционного общества, отстаивание интересов своего народа с применением новых политических методов и средств борьбы.
Поэтому на рубеже веков национально-освободительное движение казахского народа вступило в новую фазу своего развития, характерной чертой которого был переход от традиционных форм вооруженной борьбы к политическим методам сопротивления колониальной системе царизма. Как свидетельствуют материалы казахской периодической печати начала века и в целом творческое наследие выдающихся представителей интеллигенции, вступивших тогда на арену политической борьбы и общественного движения, это было временем, когда на чашах весов оказались судьбы нации, само существование народа.
Усиление колонизации и массовое изъятие земель в начале ХХ века привели к обострению отношений не только с царской администрацией, но и внутренних противоречий в казахском ауле и неминуемо вызвали брожение среди интеллигенции и простого народа. В рассматриваемый период времени национально-освободительное движение, как и само казахское общество были неоднородным. Наряду с сохранением родоплеменных отношений и остатков кочевой демократии начинали складываться новые социально-экономические условия, связанные с проникновением капиталистических отношений в степь. Ввиду того, что процесс капитализации только развивался, формировавшаяся национальная буржуазия не могла играть ведущую роль в политической жизни. Малочисленный и распыленный по мелким предприятиям казахский пролетариат, не имевший политической организации и ориентации, также не мог возглавить национально-освободительную борьбу. В этих условиях руководство освободительным движением взяла на себя духовно-интеллектуальная элита, наиболее последовательно выражавшая идею национальной независимости.
Руководителями национально-освободительного движения стали А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Тынышпаев, М. Дулатов, М. Чокаев, Х. и Ж. Досмухамедовы, Ж. Акбаев, Х. Габбасов, Р. Марсеков, А. Турлыбаев и многие другие, в большинстве своем выпускники высших учебных заведений Санкт-Петербурга, Москвы, Казани, Томска, Киева, Варшавы, учительских семинарий и других учебных заведений Оренбурга, Омска, Уфы, Троицка и других городов. Так, например, начиная с 20-х гг. XIX в. до 1917 г. только в Казанском университете обучалось около 30 молодых казахов, из них 17 человек получили юридическое образование, остальные - медицинское. В указанный период времени в Санкт-Петербургском университете получили высшее образование около 20 казахских студентов, среди которых ставшие впоследствии видными общественными и политическими деятелями Б. Каратаев, М. Чокаев, Ж. Акбаев, Ж. Досмухамедов, А. Турлыбаев, Б. Сыртанов, Б. Кулманов, С. Жанайдаров и другие. Х. Досмухамедов был выпускником Санкт-Петербургской Военно-медицинской Академии, А. Ермеков окончил Томский технологический институт, М. Тынышпаев - Санкт-Петербургский институт железнодорожного транспорта, Ж. Султанбаев учился и окончил варшавский ветеринарный институт./6/
Казахская молодежь обучалась и за границей, так до 1917 г. получили образование в Стамбульском университете А. Гайсин, С. Шанов, Д. Келбаев, М. Турганбаев, А. Машаев. По неполным данным до революции около 120 казахов имели высшее образование, около 700 - среднее./7/
Революция 1905-1907 гг. в России, младотурецкая и иранская революции способствовали оживлению политической жизни в казахском обществе. В формировании мировоззрения представителей алашского движения и накоплениями политического опыта и закалки важной вехой явилась организация петиционных акций, в ходе которых отрабатывались основные политические и социально-экономические требования казахского народа, а также борьба за представительство в Государственной Думе. Наиболее известной была петиция 1905 г., подписанная на Кояндинской ярмарке 14,5 тыс. жителей Каркаралинского уезда Семипалатинской области. Ее составили А. Букейханов, А. Байтурсынов, Ж. Акбаев, М. Дулатов, М. Бекметов. Основные требования сводились к разрешению проблем культурно-национального характера: признания за казахами права собственности на землю, где они проживали, обязательного введения в школах, наряду с русским, обучения на казахском языке, исполнение религиозных обрядов согласно мусульманской вере, введение судопроизводства на казахском языке и др./8/
В Каркаралинской петиции наглядно отразились особенности социально-политической жизни казахского общества, пути возможного разрешения назревших в нем проблем. Она по существу явилась первым программным документом, продемонстрировавшим основные идеи и направления политической деятельности национальной интеллигенции. Впервые перед царским колониальным режимом открыто были выдвинуты требования на признание прав одного из угнетенных народов Российской империи. Безусловно, это встревожило местный колониальный аппарат и центральные власти, увидевшие в них проявление национального сепаратизма и антиправительственные настроения. Вместе с другими представителями революционной общественности России авторы петиции были подвергнуты гонениям и тюремным заключениям./9/
В 1905 г. А. Букейханов выступил на съезде земских и городских деятелей в Москве, категорически требуя равных прав для 5 млн. казахов. Наряду с неотложными вопросами социального порядка, он в своей речи поднимал и проблемы языка, свободы выбора: "... ближайшей нуждой казахов является свобода в употреблении родного языка, особенно необходимая ввиду предстоящей выборной агитации, и я присоединяюсь к предложению тех товарищей, которые просили съезд высказаться за немедленную отмену всех ограничений в правах местных языков". Не случайно 15 июня 1906 г. его единогласно избрали депутатом от семипалатинских казахов в первую российскую Государственную думу. К сожалению, он не смог участвовать в ее работе, так как был задержан на три месяца в Павлодаре Омским генерал-губернатором./10/
В Петербург А. Букейханов прибыл накануне роспуска Государственной думы, вслед за чем и уехал в Финляндию, в Выборг, где вместе со 180 депутатами подписал известное "выборгское обращение" против насильственного роспуска Государственной Думы. За это он подвергся наказанию и решением Петербургского окружного суда был заключен в тюрьму и позже выслан в Самару.
Активизация политической жизни в казахской степи в рассматриваемый период выявила в ней три главных направления: одна - религиозная, проводимая татарскими или туркестанскими муллами, другая - западная, возглавляемая коренной интеллигенцией, и, наконец, третья - самая слабая, пытавшаяся направить молодых в русло движения русских социалистов./11/
Последовавшая за революцией столыпинская реакция полностью задушила все группировки, действовавшие в духе социал-демократов, и только две тенденции четко определились и породили первые политические образования. Об этом писал А. Букейханов в 1910 г.: "В ближайшем будущем в степи, вероятно, организуются две политические партии соответственно двум политическим направлениям, складывающимся в киргизской среде. Одно из них может быть названо национально-религиозным, и идеалом его является религиозное единение казахов с прочими мусульманами. Другое западное направление... Первое вероятно возьмет за образец мусульманские татарские партии, второе - оппозиционные русские, в частности партию народной свободы"./12/
Как показали дальнейшие события, предположения Букейханова А. о возникновении в ближайшем будущем, наряду с "прозападной" демократической партией Алаш, национально-религиозной - мусульманской партии не подтвердилось. В тот период наиболее крупным политическим образованием была группа либерального направления, близкая российским конституционным демократам во главе с А. Букейхановым.
Первая попытка создать филиал партии "Народная свобода" была предпринята в 1905 г. в г. Уральске на съезде представителей пяти областей Степного края. Его организаторами были А. Букейханов, Б. Каратаев, Т. Бердиев, М. Бахытгиреев, Х. Досмухамедов, Н. Айтмухамедов и другие./13/ В июле 1906 г. такое же совешание состоялось в Семипалатинске, на котором выступил А. Букейханов. Он познакомил участников с программой партии "Народная свобода". Об этой партии на совещании выступили Ш. Кудайбердиев и другие. Однако, по признанию А. Букейханова, даже в 1910 г. в массе киргизского населения политические партии находились "еще в зачаточном состоянии", а политические взгляды избирателей были еще "аморфны и не успели вылиться в определенную программу"./14/
Не имевшая социальной опоры Казахская конституционно-демократическая партия тогда была обречена на неудачу, но публикация ее программы в газете "Фикер", с изложением общенациональных, общедемократических требований имела важное значение для развития национально-освободительного движения и выявила существенные отличия взглядов национальных кадетов от официальной программы всероссийской партии.
Несмотря на то, что кадетская партия России отстаивала фундаментальные демократические свободы, принципы частной собственности, добивалась установления в стране правового строя, парламентской системы, ядром ее политической доктрины была идея государственности, единства Российской империи. Партия выступала за "свободное культурное самоопределение наций". Это было большим шагом вперед по сравнению с позицией правых шовинистических организаций, но о самоопределении малых народов в политическом плане в программе кадетов не было ни слова. При этом отрицалось даже право Финляндии и Польши на отделение от России, не говоря уже о других колониальных народах империи.
Национальная политика кадетской верхушки вызывала недовольство членов той же партии - представителей народов России. Требование заложить в программе признание их независимости встречало в ЦК кадетской партии, по воспоминаниям одного из его членов - князя В.А. Оболенского - "единодушное негодование"./15/
Будучи одним из сторонников организации филиала кадетской партии в Казахстане, являясь членом ЦК партии, А. Букейханов, по всей вероятности, осознавал ее политическую сущность, что и сказалось в его последующих действиях. Видимо не случайным было его членство в масонской ложе, главная цель которой заключалась в свержении царизма. "Некоторые ее члены рассматривали будущее Российской империи, особенно накануне Февральской революции, в ее федеративном устройстве, по образу Северной Америки, субъектом которой служили штаты, соединенные между собой единой конституцией, но сохранявшие при этом все признаки автономии"./16/ Данная позиция в большей степени отвечала политическим интересам казахской интеллигенции.
Однако, приняв во внимание историю возникновения масонства и политических пристрастий его руководящего ядра, детали и действующие лица которых тщательно скрываются, можно предположить, что ЦК партии кадетов, который сплошь входил в масонскую ложу, старался вовлечь в орбиту своих интересов и лидеров малых народов, обещая им политическую и финансовую поддержку в их борьбе и тем самым старался держать их в русле своей деятельности.
Об этом свидетельствует членство в масонской ложе ряда лидеров кавказских и волжских народов. Этим можно объяснить и вступление А. Букейханова в масонскую ложу с одновременным вхождением его в партию кадетов. Окончательный же разрыв А. Букейханова с кадетами произошел в декабре 1917 г., причины которого были им обоснованы в статье "Почему я вышел из кадетской партии?"./17/
Эволюция политических взглядов А. Букейханова отражала характерные черты общественно-политической деятельности казахской интеллигенции - его последователей - основными среди которых были постоянные поиски компромиссов, конформизм. Подобная поведенческая линия была обусловлена национальной идеей, направленной на отстаивание интересов казахского этноса./18/
На основе пробуждения национального самосознания происходила консолидация тюркских народов. В 1905-1907 гг. были созваны I-III съезды мусульман России, образовано "Общество мусульманской партии", в составе Государственной думы - мусульманская парламентская фракция. В советской историографии развитие национального движения в восточных окраинах России рассматривалось только через призму влияние первой русской революции, в то время как тюркские народы, несмотря на изоляционистскую политику метрополии, всегда ощущали себя единым целым.
Идея мусульманского единства всех народов, лежавшая в основе панисламистского движения, способствовала объединению тюрко-мусульманского населения российских колоний и способствовала росту антирусских настроений. На рубеже веков рост национального сознания во многом был обусловлен влиянием двух идей - просветительства и религии, получившие свое окончательное оформление в джадидизме. Единство целей и методов ее достижения способствовали объединению настроенных "по-западному" казахских националов и мусульманского движения в рассматриваемый период времени. В 1914 г. семипалатинские казахи избрали А. Букейханова своим представителем на "мусульманский съезд", проходивший в том же году в Москве и собравший 35 депутатов от мусульманских народов России./19/
Свержение самодержавия казахская интеллигенция встретила восторженно. 17 марта 1917 г. в "Бюллетене" Семипалатинского Исполкома объединенных организаций и армии был опубликован полный текст телеграммы, полученной из Минска: "Взошло солнце Свободы, Равенства и Братства для всех народов России. Необходимо киргизам организоваться для поддержания нового строя и нового правительства. Нужно работать в контакте со всеми национальностями, поддерживающими новый строй. Киргизы должны подготовиться к Учредительному собранию и наметить достойных кандидатов. Призываем вас бросить старые киргизские споры и домашние дрязги. Лозунг народа - единение и справедливость. Спешно обсудите аграрный вопрос. Наш лозунг - "демократическая республика" и земля тому, кто извлекает доход из нее скотоводством и земледелием. Окажите помощь уполномоченному министерству по продовольственному делу и нашим рабочим на фронте. Сообщите мнение народа. Подписали: Алихан, Мирякуб, Муса, Мурзагази, Шаймардан, Хусаин, Шафкат, Султанбек, Иса, Мухамедказы, Хайретдин, Раимбек, Назир, Тамимдар, Тель"./20/ Это были представители казахской интеллигенции, находившиеся в Минске по заданию отдела по работе с инородцами, привлеченными на окопные работы в 1916 г. А. Букейханов, М. Дулатов, Ш. Альжанов, Х. Болганбаев, И. Тохтабаев, Р. Марсеков, Н. Тюрякулов, Т. Жаманмурунов и другие.
Февральская революция, по мнению А. Байтурсынова, была правильно понята и с радостью встречена "киргизами потому, что во-первых, освободила их от гнета и насилия царской администрации, и, во-вторых, подкрепила у них надежду осуществить свою заветную мечту - управляться самостоятельно"./21/ Однако, здесь следует обратить внимание на то, что в последнее время стали заметны тенденции отхода от традиционной трактовки места и роли Февральской революции1917 г. в истории нашего Отечества. Причем следует отметить, что в отличие от российских историков, которые уже в конце 1980-х гг. сместили акценты в исследовании событий 1917 г. на Февральскую революцию как альтернативу Октябрьской, в позициях казахстанских исследователей все еще сохраняется некоторая осторожность.
Причина здесь видится в следующем: значение Октябрьской революции рассматривалось в плоскости формирования государственности казахского народа. Несмотря на все трагические последствия социалистической модернизации края, о чем подробно освещалось в трудах казахстанских историков, этот исторический факт довлел в оценках значения октябрьской революции. И только теоретико-методологический пересмотр истории национально-освободительной революции 1916 г. повлиял и на определение места и роли октябрьского переворота.
В связи с этим академиком М.К. Козыбаевым было предложено "рассматривать события 1916 г. в связи с мировой империалистической войной, но и вместе с тем как революцию, равноправную с февральской, национальная революция 1916 г. ускорила февральское явление 1917 г., а не наоборот"./22/ Данное положение требует дальнейшего углубления анализа всей проблемы истории 1916 г., но при этом важной остается оценка революционных событий февраля 1917 г., как закономерных и поддержанных основной массой населения как в центре, так и в колониальных окраинах, в том числе и в Казахстане. Вместе с тем вряд ли допустима в их оценках идеализация, заметно появившаяся в некоторых публикациях и исследованиях последних лет, так как введенные в научный оборот источники по истории буржуазных партий России, сформировавших в основном Временное правительство, свидетельствуют о их негативном отношении к политике местных националов самостоятельно определить свою будущую судьбу.
Полностью поддержав Временное правительство, национальная интеллигенция приняла активное участие в деятельности его органов на местах и созданных в это время казахских комитетов как органов национального самоуправления. 7 апреля 1917 г. было опубликовано постановление Временного правительства об организации Туркестанского комитета "в составе члена Государственной думы Н.П. Щепкина, члена Государственной думы первого созыва А. Букейханова, члена Государственной думы второго созыва М. Тынышпаева, члена Государственной думы третьего созыва С.Н. Максутова, В.С. Ельпатьевского, А.Л. Липовского, П.В. Преображенского, О.А. Шкапского, генерал-майора А.А. Давлетшина"./23/ Кроме этого руководители алашской интеллигенции получили от Временного правительства следующие должности: А.Н. Букейханов был назначен комиссаром Тургайской области, Х.А. Габбасов - членом Семипалатинской земской управы, М. Дулатов - членом Тургайской областной земской управы и помощником Тургайского областного комиссара, М. Тынышпаев - комиссаром Семипалатинской области./24/
Надежду на реализацию главной цели - политического самоопределения в рамках Российской федерации - они связывали с провозглашенной Временным правительством программой, с идеей Учредительного собрания. Этим, прежде всего определялась их деятельность до октябрьского переворота, направленная на использование открывшихся возможностей, в частности, в организации помощи пострадавшим в результате национально-освободительного восстания 1916 г. и призванным на тыловые работы в прифронтовые районы казахам и киргизам.
7 марта 1917 г. Временное правительство издало указ об амнистии участникам восстания 1916 г. Одновременно 10 марта 1917 г. Временное правительство в телеграмме Туркестанскому генерал - губернатору разъясняло, что те русские, которые совершили в Туркестане во время восстания 1916 г. насилия над казахами, подлежат амнистии на равных с инородцами, поручив Туркестанскому комитету изыскать меры к "возвращению киргизов в пределы областей, выдворенных с мест, а также примирению с ними русского населения, пострадавшего от мятежа"./25/
Члены Туркестанского комитета О.А. Шкапский и М. Тынышпаев были направлены в Верный для обследования дел на месте и проведения мероприятий к скорейшему и наиболее благоприятному возвращению и размещению беженцев из Китая. Тщательное изучение сложившейся ситуации показало их крайне бедственное положение. Беженцев притесняли как с китайской стороны, где они оказались отнюдь не по своей воле, так и со стороны русских переселенцев, противившихся возвращению казахов на родину./26/ Китайские власти, не считаясь с просьбами российского правительства о временной отсрочке выселения беженцев из своих территорий, продолжали насильно выдворять их, отбирая при этом скот, имущество; были случаи замены племенного скота на беспородный, больной.
Для предотвращения межнациональных столкновений, переданных русской стороне беженцев размещали в отдаленных от крестьянских и казачьих поселений районах, ни пуская их ни к себе, ни в Китай, запретив им общаться с кем бы то ни было, покупать продукты, хлеб. В результате среди казахских беженцев начался голод, резко увеличилась смертность, что еще в большей степени усилило антирусские настроения, выражавшиеся в постоянных стычках, грабежах, конокрадстве, убийствах./27/
Решение такой сложной проблемы органы Временного правительства видели в оказании помощи со стороны государства казахскому и русскому населению путем предоставления им безвозмездного денежного кредита для восполнения убытков, понесенных в результате вооруженных столкновений и карательных экспедиций царского правительства. В сентябре 1917 г. Временное правительство приняло постановление об отпуске из казны 11 млн. 150 тыс. рублей для оказания помощи русскому и туземному населению Семиреченской области.
Из этой суммы 5 млн. предназначалась для казахов, остальная сумма - русскому населению. При этом на каждую кибитку приходилось по 100 рублей; русскому населению предоставлялось право на получение из казны безвозвратно пособие по 500 рублей, на каждый разрушенный двор для восстановления хозяйства, и сверх того по 500 рублей каждому двору, потерявшему от пожаров жилье и хозяйственные постройки. Несмотря на столь неравное распределение финансовой помощи среди казахского и русского населения, Собрание Междуведомственного совещания при Военном министерстве вновь призвало их к примирению./28/ Еще одним шагом в этом направлении было решение правительства от 24 апреля 1917 г. о возвращении рабочих-казахов, мобилизованных на тыловые работы.
Попытка Временного правительства осуществить политику межнационального примирения, безусловно, способствовала прекращению массового истребления казахского населения, что в немалой степени обусловило и его поддержку среди казахского народа.
Ведущая роль в разрешении межнациональных конфликтов принадлежала лидерам Алаш, которые, как и прежде, руководствовались принципами миротворческой политики, выраженными ими в 1916 г. Так, А. Букейханов, исходя из реальных условий, выступил против самовольных захватов земли казахами, призвал их не "ссориться с русскими, жить с ними в ладу".
Однако достижение гражданского мира было невозможным без проведения коренных реформ в вышеуказанных вопросах. Замедленность и непоследовательность в политике Временного правительства объективно способствовали усилению социальной напряженности, росту революционной нетерпимости и экстремизма. Нарастающее противоречие между центральной властью и местными казахскими комитетами стало особенно заметным в вопросе о форме отношений между ними./29/
Временное правительство считало самоуправление в рамках культурно-национального развития основой буржуазной государственности. Лидеры же национальной интеллигенции отстаивали идею национально-территориальной автономии в составе Российской демократической республики. Свидетельством тому могут служить решения областных и всеказахских съездов в 1917 г. Они отразили объективный характер перемен, происходящих в казахском обществе и выработали программу неотложных национально-демократических преобразований государственного устройства, землепользования, судебного дела, просвещения и религии.
Так, в резолюции вышеупомянутого I-го Семиреченского Областного киргизского съезда, состоявшегося 12-23 апреля 1917 г. было подчеркнуто, что "будущая форма высшего правления России - демократическая республика". Обратившись к проблемам духовно-религиозного состояния в крае, участники съезда пришли к выводу о необходимости учредить в Петрограде высшее мусульманское Духовное Управление, а в областных центрах организовать Особое Духовное Собрание и эти области "наименовать "Казахстан" (выделено в документе - Н.Р.). /30/
По решению съезда, образование в Степном крае должно быть "всеобщим, бесплатным и обязательным". Для этого предлагалось открыть за счет государственной казны в городах, крупных поселениях, волостях мужские и женские медресе и аульные школы. Преподавание в этих учебных заведениях должно было вестись на родном языке и на русском. Депутаты съезда считали необходимым в целях развития народного образования расширить сеть профессиональных школ: ремесленных, медицинских, ветеринарных и других. При этом обращалось внимание на то, что обучение на них должно вестись на казахском языке./31/ Поскольку в крае наиболее острым оставался земельный вопрос, в резолюции категорически предлагалось закрыть "область для переселения извне, а также прекратить дальнейшие прирезки существующим крестьянским, казачьим и другим поселениям". В отношении же коренного населения делегаты требовали вернуть "киргизам все еще незаселенные, запасные участки, оброчные статьи и другие земли". Указав на тот факт, что в результате захвата русскими переселенцами и казаками водных источников, киргизские земли оказались обезвоженными, в резолюции было также предложено справедливо отрегулировать этот вопрос./32/ Обратив внимание на катастрофическое состояние скотоводческого хозяйства, в результате чего произошло резкое сокращение поголовья скота и ухудшение его породы. Учитывая все это, участники форума обратились к Временному правительству с предложением вернуть в пользование киргиз на прежних основаниях лесные, горные и степные пространства, изъятые в государственный фонд. Считая политику оседания киргиз, проведенной царскими властями насильственно, в резолюции была подчеркнута необходимость придерживаться принципа постепенности, "исходя из естественных потребностей, а не по приказу властей".
Наряду с общими проблемами, стоявшими перед казахским обществом в этот переходный период времени на съездах все настойчивее звучала мысль о необходимости создания самостоятельной национальной партии. 24 июня 1917 г. передовица газеты "Казах", указав, что программа ни одной общероссийской партии не соответствует целям казахского общества, сделала вывод о необходимости создания самостоятельной партии, "которая выражала бы более полно наши интересы"./33/
Проходивший 21-28 июня 1917 г. в Оренбурге I-й Всеказахский съезд, высказался за автономию Казахстана в составе Российской федеративной демократической парламентской республики, а так же признал необходимость создания отдельной политической партии. Составление проекта платформы партии было поручено делегатам Всероссийского съезда Шуро-и-Ислами: от Акмолинской области - А. Турлыбаеву, от Семипалатинской - А. Сатбаеву, от Тургайской - А. Байгарину, от Уральской - Ж. Досмухамедову, от Букеевской Орды - У. Танашеву, от Семиреченской области - Б. Маметову, от Сырдарьинской - М. Чокаеву, от Ферганской - Г. Оразаеву./34/ Название партии "Алаш" было предложено делегатом этого съезда от Уральской области юристом Жаханшой Досмухамедовым, которое было всеми поддержано./35/
Газета "Казах" стала печатным органом партии. Как отмечалось выше, на съезде А. Букейханов объявил о своем решении выйти из партии кадетов, оказавшейся неспособной выразить и защитить интересы "инородцев". В открытом письме "Почему я вышел из партии кадетов?" он писал: "Партия кадетов считает правильным передачу земли в частную собственность. Наш казах, если получит землю в собственность, поступит как башкир, продаст ее соседнему мужику и через несколько лет обнищает, останется совершенно гол. Партия кадетов против национальной автономии. Мы же, собравшись под знаменем Алаш, решили создать национальную автономию. Как свидетельствует история французов, русских и других народов, если мулла будет брать жалование от правительства, то он непременно продастся. Духовные дела будут принижены... поэтому его надо отделить от государственных дел. По-русски это означает "отделение церкви от государства". Кадетская партия не согласна с моей позицией. В этом году стало ясно расхождение по этим трем пунктам. Я после этого... постарался создать партию Алаш"./36/
Вскоре во главе 30 представителей от казахов А.Н. Букейханов участвовал в работе съезда сибирских автономистов в Томске. На съезде было принято решение о создании казахской автономии в составе будущей Сибирской республики./37/ По возвращению из Томска в Оренбург, он, как было сказано выше, включился в организацию первой в истории казахов политической партии Алаш. Разразившийся в июле 1917 г. общероссийский политический кризис требовал скорейшего определения места и роли движения "Алаш" в сложившихся условиях. 21 ноября 1917 г. газета "Казах" напечатала проект программы партии, составленной А. Букейхановым, А. Байтурсыновым, М. Дулатовым, И. Гумаровым, А. Жундебаевым, А. Беремжановым, Е. Турмухамедовым.
Документ состоит из 10 разделов, каждый их которых озаглавлен. Например, в первой главе "Государственной устройство" указывалось, что Россия должна стать демократической федеративной республикой, "что означает народное управление государством, а федерация - союз равноправных государств, каждое из которых автономно и управляется самостоятельно на одинаковых правах и интересах"./38/ Проект программы представляет собой попытку, исходя из социально-политических и экономических реалий казахского общества определить оптимальный вариант его эволюции в сложившихся обстоятельствах. В проекте нашли свое выражение вековые чаяния казахского народа, то, что обеспечило достаточно широкую социальную базу движения на данном этапе.
Поскольку новая партия руководствовалась общенациональными интересами, поставив во главу угла своей общественно-политической деятельности подъем и развитие экономической и культурной жизни казахского народа, в тот период она стала влиятельной политической силой. Свидетельством тому служат итоги выборов в Учредительное собрание, проходившие в конце 1917 г. Так, например, в Семипалатинске наибольшее количество голосов набрала партия Алаш - 3 тыс. 304, в то время, как за партию "Уш жуз" подан всего один голос./39/ Из свыше 700 рабочих казахов Экибастузского завода партия Алаш собрала 705 голосов, в то время как за социалистическую партию не было подано ни одного голоса. В Омске число голосов распределилось следующим образом: по всему уезду за партию Алаш проголосовали 16 тыс.600 чел., за партию "Уш жуз" - 300, в самом городе за первых отдали свои голоса 80, за вторых 60 человек/ 40/
Таким образом, в конце 1917 г. политическое руководство национально-освободительным движением в крае большей частью принадлежало единственно организованной партии Алаш, социально-политический статус которой можно определить как национально-демократический./41/. Естественно, что процесс формирования и становления партии со всеми присущими ему признаками был сжат во времени, а затем вообще прерван стремительным развитием революционных событий , приведших к октябрьскому перевороту. Поэтому в отношении партии Алаш применительно такое определение, как "движение" поскольку алашское движение и до появления партии "Уш жуз" и других групп являлось главной руководящей силой всей национально-освободительной борьбы казахского народа начала ХХ века./42/
Деятельность Временного правительства и течение общественно-политической жизни России и ее национальных окраин в русле демократических перемен была прервана октябрьским переворотом, сломавшим все традиционные социальные связи, появившиеся политические институты, движения. Не успев до конца оформиться в партию, движение Алаш было вынуждено сконструироваться как общенациональный орган государственной власти.
Это произошло на II-ом Всеказахком съезде, проходившем с 5 по 12 декабря 1917 г. в Оренбурге. Съезд объединил представителей различных слоев казахского общества. На съезд прибыли делегаты из всех областей Казахстана. В его работе участвовали так же представители казахов Алтайской губернии, Самарканда, Киргизии. На повестке дня стояли следующие вопросы:"1. О Сибирской, Туркестанской автономиях и о юго-восточном союзе.2. Казах-киргизская автономия. 3. Милиция. 4. Народный Совет. 5. Образование. 6. Народная казна. 7. Проблемы муфтиатства. 8. Народный суд. 9. Аульное управления. 10. Продовольственный вопрос". /43/
Центральной проблемой, обсуждаемой на съезде был вопрос о национальной автономии. С докладом по этому вопросу выступил А. Букейханов. Выслушав и обсудив его, делегаты избрали комиссию из 5 человек для окончательной разработки вопросов об автономии, милиции и Народном Совете. От лица комиссии выступил Х. Габбасов, исходя из этого доклада съезд вынес следующую резолюцию: "В связи с падением Временного правительства, съезд в целях предотвращения распространения анархии и гражданской войны, единственным выходом из создавшегося положения считает: 1. Образовать территориально-национальную автономию областей Букеевской Орды, Уральской, Тургайской, Семипалатинской, Акмолинской, Семиреченской, Сырдарьинской областей, киргизских уездов Ферганы, Самарканда, Амударьинского отдела, Закаспийской области, смежных киргизских волостей Алтайской губернии, представляющих сплошную территорию с господствующим населением единого казах-киргизского происхождения, единой культуры, истории, единого языка. 2. Назвать казах-киргизскую автономию - Алаш."/44/
При обсуждении вопроса о времени объявления автономии мнения разделились: одни участники предлагали немедленно ее провозгласит (33 депутата), другие считали необходимым повременить и официально объявить более удобное время. Большинством голосов (42 против 33) прошло второе предложение. Придерживаясь демократических принципов в государственном строительстве съезд провозгласил равенство всех национальных меньшинств, проживающих в пределах "Алашской автономии", "во всех учреждениях автономии представители всех наций должны быть представлены пропорционально. Представляется также экстерриториальная и культурная автономия тем, кто оказался без территории в пределах автономии "Алаш"./45/
На съезде был организован временный народный совет Алаш-Орда, состоявший из 25 представителей Алаш, при этом 10 мест предоставлялось представителям народов, проживающих среди казахов. Новому правительству предлагалось немедленно взять в свои руки всю исполнительную власть "в целях спасения областей Алаш общего развала, анархии".
В состав правительства вошли 15 членов: 7 человек от каждой области и 8 - независимо от области, среди которых: А. Букейханов, Ж. Досмухамедов, А. Ермеков, М. Тынышпаев, Б. Кулманов, Ж. Акбаев, Б. Мамытов, О. Альжанов. В председатели Народного Совета Алаш-Орды баллотировалось три человека: А. Букейханов, Б. Кулманов, А. Турлыбаев. По итогам тайного голосования большинством (в 40 голосов) председателем Совета был избран А. Букейханов.
Перед правительством стояли задачи формирования народной милиции и народной казны. С докладом об организации народной милиции выступил член правительства от Семипалатинской области Халел Габбасов. Главная причина создания милиции заключалась в защите территории Алаш от надвигающейся угрозы в виде анархии и беззакония, происходивших по всей России. Формирование собственных вооруженных сил в лице народной милиции являлось важнейшим элементом в образовании национального государства.
Дискриминационное отношение к казахам со стороны колониальных властей в период самодержавия проявлялось и в отказе им служить в армии, обучать их военному делу, что особенно наглядно проявилось в событиях 1916 г. Именно тогда лидеры Алаш пытались использовать призыв на тыловые работы для участия казахов в воинской службе. Причем, исходя из национальных традиций, как свидетельствуют материалы "Казах" они предлагали властям призвать казахов на службу в конном строю./46/
Народная милиция необходима была также для обеспечения порядка внутри Алашской автономии, однако она была малочисленной и слабо вооруженной. Поэтому и само военная политика нового государства носила оборонительный характер и преследовала главную цель - защиту от внешних посягательств. Как показали дальнейшие события, милиция оказалась не способной выполнить свою задачу и правительству Алаш-Орды пришлось спешно организовывать военные полки, обратившись для этого к российским офицерами - инструкторам.
Создание Казахской автономии и, таким образом, возникновение казахского демократического государства в рамках России было действительно крупным историческим событием в жизни казахского народа, попыткой восстановления государственности, утраченной вследствие колониальной зависимости. Однако недолгой была жизнь этой автономии, не признавшей легитимности власти большевиков. Интеллигенция России, в том числе и казахская, в большинстве своем враждебно встретила революционный переворот в октябре 1917 г. Для основной массы народа вторая революция была непонятной, так как "у киргиз нет капитализма, ни классовой дифференциации"./47/ Тем более, что большевистское движение, отмечал А. Байтурсынов, "сопровождалось повсюду насилием, грабежами, злоупотреблениями и своеобразной диктаторской властью..., движение на окраинах часто представляло собой не революцию (как она обычно понимается), а полнейшую анархию"./48/
Придя к власти, партия большевиков провозгласила принцип равноправия и самоопределения наций. На практике же она отказывала бывшим колониальным народам империи в праве самим определять свою судьбу, объясняя это отсутствием в крае национального пролетариата. Красноречивым свидетельством этой политики служит отношение большевиков к Кокандской республике, а также правительству Алаш-Орды.
27 ноября 1917 г. на IV чрезвычайном Всемусульманском съезде, проходившем в Коканде, было объявлено о создании Туркестанской автономии (Туркестанский Мухтариат) во главе с Туркестанским Временным Советом, который возглавил М. Тынышпаев, занимавший и пост министра внутренних дел. Его заместителем стал юрист по образованию Абдрахман Оразаев. Министерство иностранных дел возглавил известный политический деятель, юрист Мустафа Чокай (1890-1941 гг.)/49/
Создание Туркестанской автономии во многом было связано с практической реализацией идей национального самоуправления, тем более, что в образованном в Ташкенте правительстве Туркестанской советской республики из 14 его членов не было ни одного человека из представителей коренных народов. За день до начала первого заседания председатель Совнаркома Туркреспублики Ф.И. Колесов заявил: "Невозможно допустить мусульман в верховные органы власти, поскольку позиция местного населения по отношению к нам не определена и, кроме того, они не имеют никакой пролетарской организации".
Несмотря на образование Туркестанской автономии, ее лидеры не считали себя обособленными от Алашской автономии. Они участвовали во II-ом Всеказахском съезде и от Сырдарьинской и Семиреченской областей вошли в состав правительства Алаш-Орды. М. Чокай считал необходимым обязательное вхождение Туркестана в Алашскую автономию. Иного мнения на этот счет придерживался А. Букейханов, отмечавший, что в Средней Азии слишком сильны консервативные, религиозные традиции, переходящие в религиозный фанатизм, существуют различия в хозяйственной и культурной жизни./50/
Кроме того, в тот период времени существовала еще одна серьезная причина, тормозившая процесс объединения юго-восточных и южных районов к Алашской автономии, которая сводилась к противодействию политике национального самоуправления со стороны русских крестьян-переселенцев, воинственно настроенных и вооруженных в свое время царским режимом. Проживая компактно и в довольно большом количестве среди казахского населения, они представляли значительную силу, с которой необходимо было считаться.
Поэтому до открытия Учредительного собрания и его решений относительно казахской автономии, лидеры Алаш считали туркестанскую автономию наиболее приемлемой формой временного национального устройства казахского населения. Однако 8 января 1918 г. большевики разогнали Учредительное собрание, в то же самое время Ташкентский совет направил в Коканд карательную экспедицию, в составе которой были красногвардейские части, пробольшевистски настроенные солдаты городского гарнизона.
В карательных операциях приняли участие и отряды армянских националистов "Дашнакцутюн", отличавшиеся особой жестокостью в отношении мусульманского населения. Сопротивление небольшого отряда националистов, защищавших Коканд, было легко сломлено и после трех дней резни и грабежей город был сожжен./51/
Установление Советской власти в Казахстане растянулось на несколько месяцев - с конца октября 1917 г. до марта 1918 г. Причем она устанавливалась в городах и населенных пунктах с преобладанием европейского населения, как правило, насильственным путем. Подобная ситуация сложилась и в центре Алашской автономии - Семипалатинске, а именно в одном из его районов - Заречной слободе. Основную массу здесь составляли казахи и татары, занимавшиеся в основном торговлей и поставками кожевенного сырья. Так, например, служащий Торгового дома "С. Эрман вдова и К" в Казани Х. Хамидуллин закупал отсюда козьи шкуры и овчину для германской фирмы Дунган Гут в Филадельфии./52/
В результате свержения самодержавия и развития местного самоуправления жители Заречной слободы 15 марта 1917 г. устранили помощника управляющего Заречной слободы Грязева и на его избрали учителя Заречного двухклассного училища К. Муздыбаева. А во время мусульманских праздников - Рамазан в июне 1917 г. казахи на собраниях и митингах постановили открыть самостоятельную городскую Думу, объявив, таким образом, об отделении Заречной слободы в самостоятельную единицу г. Семипалатинска./53/ В это же время слобода была переименована в город Алаш. 19 ноября того же года прошли выборы гласных в городскую Думу, в них приняли участие 3476 человек. 21-22 ноября были избраны председателем Думы - Бийахмед Сарсенов, его заместителем М. Молдабаев, городской головой стал П.И. Шевченко.
Представители новой власти г. Алаш столкнулись, в первую очередь, с проблемой продовольственного снабжения жителей. Несмотря на нормированный отпуск, продуктов питания, керосина, мануфактуры и других товаров явно не хватало. Чтобы разрешить как-то эту проблему городская продовольственная Управа отправляет своего представителя И.Н. Романовича в командировку в разные города России для закупки мануфактуры, машин, железа, гвоздей. Серьезным было положение с деньгами, о чем свидетельствует текст телеграммы Алашской городской Думы в Государственный банк г. Петрограда. В телеграмме сообщается, что запасы мелких денежных знаков истощились, товарообмен, вообще экономическая жизнь края угрожающая и в связи с этим Дума просит принять меры. Ухудшающая экономическая обстановка не только в Алаш, но и в области в целом, обострила и политическую ситуацию в крае./54/ Этим и попытались воспользоваться и большевики г. Семипалатинска, предпринявшие попытку захвата.
О том, что большевики собирались захватить власть в городе сообщила газета "Свободная речь" от 3 января 1918 г., опубликовавшая итоги по выборам, указав число - 5 января. О незаконности этого акта свидетельствует Обращение Временного Областного Совета в Алашскую городскую Управу, в котором говорится, что большевики отказались от вступления в этот орган власти и приступили к захвату власти силой.
В г. Алаш 2 февраля прошел митинг, на котором поляризовались мнения жителей относительно статуса отдельной единицы Алаш. Русское население требовало ликвидировать Алашскую городскую Управу, разогнать казахскую милицию, а казахи настаивали на обратном. Положение в городе усугублялось тем, что городские власти не имели четкого представления как вести себя в создавшейся ситуации. Еще в январе 1918 г. они посылали телеграмму в Оренбург на имя А. Букейханова, занимавшего в то время пост председателя Киргизского (Казахского) национального совета. Ответа на эти телеграммы не было получено, что "вносило тревогу в среду местных киргизских деятелей". В создавшейся обстановке как никогда остро встал вопрос о Казахской автономии.
31 января 1918 г. в г. Семипалатинске областное Земское собрание обратилось к жителям области с предложением поддержать решение о самоуправлении всего Киргизского края, куда входила и Семипалатинская область. Причины в объявлении автономного края собрание объясняло существующими различиями в хозяйственно-экономических, бытовых условиях края от остальной России. Как говорилось в обращении "огромную часть населения области составляют кочевники-киргизы с родовым укладом жизни. хозяйство крестьян-переселенцев еще не имеет сложившихся форм. В области нет не только развитой фабрично-заводской промышленности, но и кустарное производство находится в зачаточном состоянии"./55/
Участники собрания отмечали, что Общекиргизский съезд в Оренбурге высказался за автономию края, " теперь очередь за русской частью населения." Областное Земское собрание считало невозможным проведение декретов Советской власти в Семипалатинской области, так как они негативно отразились бы на интересах жителей и их благосостоянии. Декреты новой власти могли бы быть проведены в жизнь только в том случае, если местная власть будет состоять из людей, близко стоящих к населению Семипалатинской области. Поэтому возложение этой задачи на местный Совет рабочих и солдатских депутатов, который состоял из "людей пришлых, чуждых интересам степи и деревни, связанных, в лучшем случае, только с г. Семипалатинской, собрание считало непоправимой ошибкой"./56/
В связи с началом военных действий против Советской власти в г. Алаш началось формирование казахской военной организации. 5 июня 1918 г. сюда прибыл организованный в степи отряд казахской конницы в 500 человек с офицерами-инструкторами. С ними приехал и председатель Алаш-Орды А.Н. Букейханов. 6 июня отряд был представлен общественности Семипалатинска, где ему была устроена торжественная встреча возле Никольской церкви. На встрече присутствовали представители Военного штаба./57/ Этот отряд был вооружен и обучен военному искусству, имел свою форму одежды, напоминавшую национальный камзол с кожаными прошитыми воротниками. Отряду был учрежден белый флаг, в центре которого находилось изображение юрты, как и на титуле газеты "Казах"./58/
В первых числах декабря 1918 г. подполковник Х. Тохтамышев приступил к формированию второго алашского полка. После этого предполагалось пригласить из уездов молодых людей для прохождения службы в учебной команде с последующим поступлением в ново открывавшуюся школу прапорщиков./59/ Отказываясь признать советскую власть Алаш-Орда вынуждена была опираться на реальную военную силу в крае - казачью армию генерала А.Н. Дутова. Официальное объявление, сделанное 4 ноября 1918 г. "Сибирским правительством" о своей неспособности поддерживать казахскую автономию, полностью изменило ситуацию. Адмирал Колчак еще более ужесточил свое отношение к требованию националов, что заставило их обратиться к Советской власти. Несмотря на амнистию алашординцам в 1919 г., постепенно начались на них гонения: они изолировались от общественной, политической жизни, подвергались нападкам, репрессиям со стороны Советской власти.
Таким образом, анализ общественно-политической деятельности казахской интеллигенции накануне революции и в годы гражданской войны показал ее ярко выраженный антиколониальный характер, направленный на национальное освобождение и всестороннее развитие казахского народа в новых общественно-политических условиях.

СкачатьРазмер файла
Скачать этот файл (История Алаш и Алаш Орды.zip)История Алаш и Алаш Орды.zip29 Kb
 
26.04.2009 12:57