Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Добавляйте или присылайте работы на сайт и получайте призы!           >> Узнaть подробности...

Банк рефератов KZ

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ


15430

Взаимоотношения казахской степи с сибирским Ханом Кучумом

Введение

Актуальность темы. История государств, народов, социальных объе-динений развивается зачастую как бы по спирали: старые проблемы, каза-лось бы давно известные, вновь и вновь обретают свою злободневность. Ка-ждое новое поколение по-своему их переосмысливает, пытается дать им соб-ственную оценку, понять взаимосвязь явлений далекого прошлого в контек-сте событий современности. В данном случае уместным будет привести ци-тату нашего Президента Н. А. Назарбаева: «Современная территория Казах-стана – единственное на планете пространство, в границах которого казах-ский народ имеет исторически и политически  оправданный шанс реализо-вать многовековую мечту о собственной государственности» . Обретение Ка-захстаном государственной независимости вынесло на повестку дня многие актуальные проблемы истории казахского народа, формирования его этниче-ской территории, вековой борьбы за самоутверждение на своей древней, ис-конной земле. И решение этих проблем зависит от развития собственной ка-захстанской исторической традиции, независимой, самостоятельной, свобод-ной от теоретико-идеологических догм и стереотипов имперского прошлого.
«Главное содержание многосложной и многотрудной истории казахской нации до сегодняшнего дня определяется ее борьбой за свободу. Эта борьба во имя сохранения народа и жизненного пространства нашла отражение в длинной летописи от далеких наших предков – скифов, гуннов, саков, усуней до скорбных событий в декабре 1986 г» .
История Казахстана богата блестящими подъемами и трагическими спадами; богата она и фигурами крупных государственных деятелей, ханов, султанов, биев, батыров, оставивших в ней свой неизгладимый след. К числу таких известных и в то же время малоизвестных деятелей прошлого относит-ся и хан Кучум.
Более 400 лет имя сибирского хана Кучума известно в истории. Многие ошибочно считают, что о Кучуме впервые заговорили благодаря походу ка-зачьего атамана Ермака, когда тот разгромил Сибирское ханство и занял его столицу Искер. На самом деле имя Кучума, правителя обширного сибирского государства, занимавшего территорию современной Западной Сибири, За-уралья и Северного Казахстана в бассейне рек Иртыш, Есиль и Тобол, хоро-шо знали на Руси, в Казахском ханстве, Ногайской орде и Средней Азии за-долго до русского завоевания Сибири. Основу его ханства составляли земли казахских племен аргын, жалаир, карлык, канлы, керей, кыпшак, найман, та-бын и других.
Причина нынешнего особого интереса к личности Кучума кроется не только в его собственной трагической судьбе, драматической истории его по-томков, но прежде всего в том, что именно он, его дети и внуки были первы-ми, кто противостоял агрессивной политике русского самодержавия на вос-токе, встали на пути проникновения Русского государства в Сибирь и Север-ный Казахстан. Хан Кучум стал первой жертвой формировавшейся Россий-ской колониальной империи - за ним последовали хан Кенесары, имам Ша-миль и другие вожди национально-освободительных движений.
На протяжении 400 лет оценка исторической роли хана Кучума страда-ет односторонностью, необъективностью, поверхностным подходом. В рос-сийской дореволюционной и особенно в советской исторической литературе утвердились крайне негативные и стереотипные отзывы о его личности: ха-рактеристики типа "жестокий", "коварный", "злобный", "деспотический" и т.п.
И наоборот, образ его противника Ермака прошлая и современная рос-сийская историография рисуют исключительно в положительном свете - как "национального героя", "сказочного удальца", "талантливого землепроход-ца", "великодушного человека", "народного предводителя", "гордости рус-ского народа".
В дореволюционной русской и ранней советской историографии гос-подствующие позиции занимал тезис о "завоевании", "покорении", "захвате", "военной оккупации", "невольной колонизации" Сибири. С конца 30-х и осо-бенно с середины 50-х годов нашего века этот тезис постепенно отвергается и происходит замена его новыми терминами: "присоединение", "освоение", "вхождение", "приобретение".
Покорению Сибири и "подвигам" Ермака посвятили свои труды доре-волюционные российские историки Н.М. Карамзин, В.О. Ключевский, Н.И. Костомаров, П.И. Небольсин, Г.Ф. Миллер, С.М. Соловьев, И.Г. Фишер, В.Н. Татищев, Д.И. Завалишин, В.В. Радлов, С.У. Ремезов, П.А. Словцов, А.В. Ок-сенов, Н.М. Ядринцев, Г.Н. Потанин, Ф.Н. Усов, государственный деятель М.М. Сперанский и многие другие. Приведем "объективное" свидетельство только одного ученого, П. И. Небольсина, писавшего: "Действительно, в сво-ем роде, Ермак был великий человек. Велик он как воин, велик как админи-стратор, велик как политик и дипломат... Ермак был бесстрашный боец, муд-рый хозяин, ловкий хитрец... Ермак все-таки останется велик для нашей ис-тории"3. Как говорится, комментарии излишни.
Степень разработанности проблемы.
Много внимания этой исторической теме уделили  современные рос-сийские ученые С. В. Бахрушин, А. П. Окладников, Р. Г. Скрынников, Д. И. Копылов и другие, оценки и выводы которых, к сожалению, не всегда отли-чались особой оригинальностью. Так, известный исследователь истории Си-бири академик А. П. Окладников писал, что Ермак —"казачий храбрый ата-ман", а Кучум, разумеется,-один из "хищных степных феодалов", "коварный татарский царь", не забыв добавить при этом, что "освоение Сибири непра-вильно называли завоеванием»4.
А что же о грозном сибирском хане сообщали казахские историки и писатели? К великому сожалению, почти ничего, кроме коротких статей в различных энциклопедиях, бесстрастного упоминания в многотомной "Исто-рии Казахской ССР" (т. 2). В книге "История Казахстана: белые пятна" ис-следование малоизученных проблем отечественной истории начинается с XVIII века5, как будто до этого все уже досконально исследовано и нет ника-ких "белых пятен". В выпущенном не так давно учебном пособии по истории Казахстана6 о Сибирском ханстве и Кучуме вообще нет даже упоминания. Прискорбный факт, но о Сибири и Кучуме куда больше, чем казахские, на-писали узбекские историки7.
Скудный материал, созданный отечественными учеными по исследуе-мому вопросу повторяет в основном оценки и выводы российских исследова-телей. Литераторы же тщательно избегали этой темы.
При написании работы были использованы работы следующих авто-ров: Абдиров М ., Назаралиев В.Д ., Сафаргалиев М.Г , книгу  Кайназаро-вых  и других.
Наше повествование о сибирском хане Кучуме основано на историче-ских документах, исследованиях ученых, художественных произведениях, как дореволюционных, так и современных.
Хан Кучум принадлежит истории не только и даже не столько России или Узбекистана, а в первую очередь Казахстана. Он должен возвратиться в казахскую историографию в новом качестве — на этот раз в роли положи-тельного героя, а не в насаждавшемся веками образе отрицательной лично-сти, "ангела тьмы". Восстановление исторической справедливости в оценке прошлого казахского народа требует развенчания легенд и мифов о Ермаке и Кучуме, воздаяния каждому по истинным историческим заслугам.
Первым такую попытку предпринял в своей обстоятельной статье "Правда и мифы о Ермаке" академик М. К. Козыбаев, положив начало ново-му мышлению в казахстанской историографии, в частности, в оценке дея-тельности казачьего атамана Ермака8.
Цель работы.  Рассмотрение особенностей отношений между Сиби-рью и казахами.
Задачи работы.
1.Увидеть стратегию внешней политики казахских ханов.
2.Изучить личность хана Кучума.
3.Найти основные проблемы возникшие между Кучумом и Казахской степью.
Новизна работы. Наступило время переосмыслить место и роль Ку-чума в истории Сибири и Казахстана, дать объективную оценку его деятель-ности с позиций исторической правды и конкретных знаний, не подстраива-ясь под чужие политические взгляды. Свое прошлое мы должны оценивать сами, опираясь на суверенитет и самостоятельность в области исторических знаний, собственную историческую концепцию.
Методологическая основа работы.
Работа над темой проводилась в хронологическом порядке на основе принципа единства исторического и логического. В работе применялись сле-дующие методы исследования: системный подход, метод исследования, принцип исторической конкретики, сравнительный метод.
Методологическим ориентиром явились труды Президента РК Н. А. Назарбаева: «На пороге ХХ I века», «Европейский Союз: идеи, практика,  перспектива», «Казахстан-2030: Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев. Послание Президента страны народу Ка-захстана», «Пять лет независимости».
Структура работы. Курсовая работа состоит из введения, в которой изложены актуальность, цели и задачи темы, а также новизна, историография и степень разработанности, двух глав, заключения и списка использованной литературы.
Итак, перенесемся на 400 лет назад, в эпоху сибирских ханов и русских царей, в эпоху правления династий Тай-буги и Шейбани, Рюриковичей и Ро-мановых, в таинственную страну Ибирь-Сибирь, привлекавшую жадные взгляды Московской Руси, европейских государств, Средней Азии и Китая своими сказочными богатствами и неисчислимыми сокровищами.
 
Глава 1. Казахская степь в XVI в.
1.1. Объединение казахских племен
Впервые после монгольского завоевания Казахстана были объединены в одном государстве почти все казахские роды и племена.
Это было время правления сына Джанибека хана Касыма (годы прав-ления – 1512-1521). Касым-хан утвердил свое господство над обширными степными пространствами казахской территории. На западе под его власть откочевали группы из родов и племен переживавшей кризис Ногайской Ор-ды. Границы ханства расширились до бассейна реки Яик. На юге владения Касым-хана доходили до Сырдарьи, на севере и северо-востоке простирались далеко за Улутау и озеро Балхаш.
Число подданных хана Касыма определялось современниками в мил-лион человек. При нем узнали о Казахском государстве в западных странах, начались посольские контакты с Московским государством.
Хакк-Назар-хан. В 20-х годах XVI в. после смерти Касыма междоусо-бицы Джучидов на время ослабили Казахское ханство. Против казахов сло-жился союз узбекских и могульских правителей. Были потеряны присыр-дарьинские города. Туркестанский вилайет оказался в подчинении Шайбани-да Убайдаллах-султана.
Казахский хан Тахир (1523—1533) потерпел неудачу в борьбе с Ногай-ской Ордой, безуспешно пытался отвоевать сырдарьинские города. Распри заставили Тахира бежать в Семиречье, где он вступил в союз с кыргызами против могульского хана Султан Сайда.
До конца XVI в. присырдарьинские города Сыгнак, Отрар, Туркестан (так стал называться с XVI в. город Яссы) и другие входили в состав госу-дарства Шайбанидов Мавераннахра.



1.2.. Политика казахских ханов.
Основными направлениями политической активности казахских ханов второй трети XVI в. были: юго-восток, где в союзе с кыргызами они воевали против могулов и ойратов, а также запад и север, где у казахов были сложные взаимоотношения с ногайцами, башкирами, татарами.
Успешно вначале действовал в этих направлениях видный казахский хан Хакк-Назар (1538—1580). Он боролся против ойратов и могульского ха-на Абд ар-Рашида, отстояв на время казахские земли на востоке и юге Семи-речья. Для противостояния сибирскому хану Кучуму Хакк-Назар вступил в союз с узбекским ханом Абдаллахом.
Хакк-Назар-хан пытался восстановить право казахов на земли, состав-лявшие огромную территорию Казахского ханства при его отце Касыме. Но в условиях тяжелой внешнеполитической обстановки задача эта в целом стала невыполнимой. К границам казахских степей приблизилось Русское государ-ство, завоевав Казанское, Астраханское, затем Сибирское ханства. В казах-ские степи хлынули ногайцы, башкиры, сибирские татары, на Сырдарье поя-вились каракалпаки. В Семиречье теснили казахов ойраты. В какой-то пери-од казахские власти контролировали лишь территории к югу от Улутау, на Сарысу, в Северном Приаралье, Каратау, в Западном Семиречье. Границы ханства менялись не только в зависимости от военных и дипломатических способностей, побед или поражений ханов, но, в основном, от внешнеполи-тических обстоятельств. В то же время часть казахов оставалась на местах своего обитания и попадала в подчинение к правителям соседних государств. Особенно часто переходило под власть других правителей кочевое скотовод-ческое население степных пространств. Перемешались кочевья казахов и джунгар на землях Восточного Казахстана и Джунгарии. Под власть Хакк-Назара перешла часть ногайцев, растворившихся затем в казахском Младшем жузе. На западных и северных границах Казахского ханства препятствием для их расширения стало Русское государство.
На юге Хакк-Назар попытался раздвинуть свои владения в поисках вы-хода к торгово-ремесленным и земледельческим центрам. Вскоре Хакк-Назар-хан погиб.
В конце XVI—XVII вв. ханом казахов стал Шигай, потомок хана Джа-ныбека. Но он правил всего два года. Шигай участвовал в знаменитом походе узбекского хана Абдаллаха через Туркестан. Сырдарьинские города сдались Абдаллах-хану, и он поставил там своих наместников. Казахским же прави-телям в награду достались земли в Средней Азии. Нужны были другие пути для закрепления в регионе сырдарьинских городов и усиления ханства таким путем.
В 1586 г. Таваккул (Тевеккел, сын Шигая) захватил ряд городов в Тур-кестане, пытался взять Ташкент. В период с 1586 до 1594 годы ему пришлось утверждать свое право на ханствование в длительной борьбе с другими ка-захскими султанами, сыновьями Хакк-Назара. Наладив отношения с Моск-вой, в которых он видел возможность военного союза для борьбы с узбек-ским ханом, Таваккул-хан в 1598 г. предпринял новый поход в Среднюю Азию. Затем он успешно завершает длительную борьбу за сырдарьинские го-рода. В одной из битв он был тяжело ранен и умер в том же году в Ташкенте.
При новом казахском хане Есиме (1598—1628), сыне Шигая, в состав Казахского Ханства вошел Туркестан с его городами, а также Ташкент и на некоторое время Фергана.
Так окончилась длительная борьба казахских ханов за оседло- земле-дельческие районы Южного Казахстана и города на Средней Сырдарье. С этого времени в состав Казахского государства окончательно вошел этот ре-гион и на двести лет Ташкент.
Длительные войны на территории присырдарьинских городов вели к разорению местного населения, упадку городского хозяйства, разрушению ирригационной системы, сокращению земледелия. Военные действия, граби-тельские набеги противников нарушали торговлю и отрицательно сказыва-лись на экономическом положении и степных скотоводческих районов. По-сле вхождения Южного Казахстана в состав единого государства эти нега-тивные явления стали преодолимы.
В XVII в. внутриполитическая жизнь в Казахстане не отличалась ста-бильностью. Казахское ханство все более распадалось на части, усиливались феодальные распри. Различные группы кочевой знати соперничали между собой. Постепенно в каждом из трех жузов появились самостоятельные ханы. Осложнилось внешнее положение Казахского ханства.
Хакк-Назар-хан пытался восстановить право казахов на земли, состав-лявшие огромную территорию Казахского ханства при его отце Касыме. Но в условиях тяжелой внешнеполитической обстановки задача эта в целом стала невыполнимой. В его время к границам казахских степей приблизилось Рус-ское государство после завоевания Казанского, Астраханского, затем Сибир-ского ханства. В казахские степи хлынули ногайцы, башкиры, сибирские тигры, на Сыр-дарье появились каракалпаки. В Семиречье, тем временем, земли занимали, тесня казахов Старшего жуза, ойраты (джунгары). В какой-то период казахские власти контролировали лишь территории к югу от Улу-тау, на Сарысу. в Северном Приаралье, Каратау. в Западном Семиречье, при-мерно в пределах, показанных в «Книге Большому Чертежу». Границы хан-ства менялись, таким образом, не только в зависимости от военных и дипло-матических способностей побед или поражений ханов, но, в основном, от внешнеполитических обстоятельств, В то же время часть казахов оставалась в местах своего обитания и попадала в подчинение соседних государств и правителей. Казахи, проживавшие на территории Туркестана, подчинялись узбекскому хану Бараку, его сыну Баба-султану. Особенно часто переходило под власть других правителей кочевое скотоводческое население степных пространств, например, казахские роды кочевали на территории 0ибирского ханства, выходили в Барабинские степи, населенные в то время чатскими та-тарами. Перемежались кочевья казахов и ойратов на землях Восточного Ка-захстана и Джунгарии в зависимости от военных успехов предводителей тех или других народов. А под власть Хакк-Назара на Эмбу, к Аральскому морю, на Сырдарью переходила часть ногайцев, растворившихся затем в казахском Младшем жузе.
Процесс включения в состав Казахского государства западных земель, входивших после распада Золотой Орды в состав Ногайской Орды, был сложным и длительным. В середине XVI в. на Эмбе освободилась от Ногай-ской Орды, находившейся в состоянии упадка и разброда, и фактически была самостоятельной до начала XVII в. Алтаульская Орда14. Хакк-Назар-хану удалось взять под свой контроль земли от Сырдарьи, Приаралья до Эмбы и по левобережью Яика, приняв под свою власть часть ногайских улусов. В намерениях его было продвинуться и далее на запад. Однако на западных, как и северных границах Казахского ханства препятствие м для их расшире-ния стало Русское государство.
В Южном Казахстане Хакк-Назар-хан попытался раздвинуть замкну-тый круг своих владений, не имевших выхода к торгово-ремесленным и зем-ледельческим центрам. Оказав поддержку Шайбаниду Абдаллаху в его борь-бе с мятежным Баба-султаном, он получил от шайбанидского хана обещание на право владения несколькими городами в Туркестанском вилайете. Баба-султан тоже искал помощи у казахского хана и тоже обещал отдать в суюр-гал «вилайеты Ясы и Сауран», но сам же убил прибывших к нему на перего-воры казахских султанов, в том числе двух сыновей Хакк-Назара. Вскоре по-гиб и сам Хакк-Назар.
Ханом казахов стал Шигай (1580—1582), потомок хана Джаныбека. Он со своими сыновьями также оказал поддержку узбекскому хану в борьбе с Баба-султаном, в частности участвовал в знаменитом походе Абдаллаха 1582 г. через Туркестан, где последний осаждал крепости Сайрам, Сауран, Турке-стан. На обратном пути Баба-султан был убит казахским султаном Тавакку-лом (Тевеккелем), сыном Шигая. Сырдарьинские города сдались Абдаллах-хану, где он поставил своих наместников. Казахским же правителям в награ-ду за помощь достались пожалования не здесь, а в Средней Азии. Нужны были другие пути для закрепления в регионе сырдарьинских городов, а зна-чит, усиления ханства.
В 1586 г. Таваккул захватил ряд городов в Туркестане, пытался взять Ташкент. В период с 1586 до 1594 г. ему пришлось утверждать свое право на ханствование в длительной борьбе с другими казахскими султанами, сыновь-ями Хакк-Назара. Наладив отношения с Москвой, в которых он видел воз-можность военного союза для борьбы с узбекским ханом, Таваккул-хан в 1598 г. предпринял новый поход в Среднюю Азию, в одном из сражений раз-бил войско Абдаллаха вернулся в Туркестан. В этом же году, используя мир-ную обстановку на северо-западных границах своего государства и междо-усобицу Шайбанидов в Средней Азии, замену этой династии новой династи-ей Аштарханидов, он успешно завершает длительную борьбу за сыр-дарьинские города. Предприняв новый поход в Среднюю Азию, Таваккул-хан занял города Ахси, Андижан, Ташкент, но в одной из битв был тяжело ранен и умер в том же году в Ташкенте. По договору нового казахского хана Есима (1598—1628), сына Шигай-хана, с представителем Аштарханидов в состав Казахского ханства вошли Туркестан с его городами, а также Ташкент с вилайетом, и на некоторое время Фергана. Но на Ташкент распространялся суверенитет Аштарханидов (упоминание имени хана этой династии в хутбе и на монетах, чеканенных в Ташкенте, отправка ему части собранных в вилай-ете налогов и др.). Казахские правители нарушали эти условия договора, что вызвало длительную борьбу в начале XVII в. между казахскими и узбекски-ми ханами.
 
Глава 2. Взаимоотношения казахской степи с сибирским ханом Кучумом.

2.1.  Хан Кучум.

Где он мог появиться на свет? Принимая версию Абул-гази о происхо-ждении Кучума из династии тюменских шейбанидов, которые остались в ка-захской степи и не ушли вместе с Мухаммед Шейбани-ханом на завоевание Средней Азии, можно с большой вероятностью утверждать, что Кучум ро-дился не в Бухаре, а скорее всего в Ногайской Орде, то есть на территории Западного или Северо-Западного Казахстана. На это указывают и его тесные родственные связи с ногайскими мурзами Алтыульской Орды, кочевавшей к востоку от реки Эмбы до Аральского моря и находившейся под политиче-ским и военным влиянием Бухарского ханства.
Некоторые русские источники (например, Есиповская летопись) ут-верждали, что Кучум пришел в Сибирь из "Казачьей Орды", то есть из Казах-ской степи,— утверждение в пользу того, что Кучум был родом все-таки ка-зах, управлявший казахскими племенами, жившими в степной зоне юга Си-бири. Он принадлежал к династии чингизидов, потомков Шейбани, и как представитель этой степной аристократии мог занять ханский трон где угод-но: в Астрахани или Казани, Бухаре или Хиве, в Сибири или в Крыму — вез-де, где сохранились осколки Золотой Орды. Таковыми утвердились порядки того времени. Были бы только приглашения на престол, а претенденты хан-ского происхождения всегда находились в достаточном количестве.
Мы уже говорили, что у пятого сына Джучи-хана Шейбани было две-надцать сыновей и семнадцать внуков, а у тринадцатого сына Джучи-хана Тука-Тимура, родоначальника казахских ханов, насчитывалось четыре сына и десять внуков. Они и их потомки позже схватились в смертельной борьбе за власть в Великой Степи. Победили тука-тимуриды, основавшие в середине XV века Казахское ханство.
Видный историк Туркестана В. В. Бартольд писал: "Кучум-хан — та-тарский хан Сибири, при котором эта страна была завоевана русскими". Да-лее он упоминает, что достоверные сведения о его происхождении сообщает Абулгази, по словам которого тот правил якобы 40 лет. Кучум не получил свое царство в наследство от отца, пишет Бартольд, а изгнал оттуда своего предшественника Ядигера: в 1563 году владетелем Сибири был Ядигер, а в 1569 году — уже Кучум. Последнее поражение в войне с русскими Кучум потерпел 20 августа 1598 года, а ногайцы, у которых он искал убежища, уби-ли его в отместку за набеги отца9.
Нам не известны его молодые годы, где он их провел, чем занимался. По некоторым сведениям можно предположить, что в это время Кучум нахо-дился в Ногайской Орде, поскольку позже установил тесные родственные связи с известными ногайскими мурзами. У Кучума было два брата Жан-Керей и Ахмет-Керей, сыном одного из них и племянником Кучума являлся известный его военачальник Мухаммед-кул, воевавший с Ермаком, попав-ший к тому в плен и отправленный затем в Москву, где впоследствии служил русским царям (об этом мы расскажем отдельно). Кучум был средним сыном Муртазы, но, видимо, выделялся среди своих братьев, если именно на него пал выбор Бухары и Ногаев при подборе кандидатуры на должность сибир-ского хана.
Примерно в 1555 году Кучум вместе с отцом Муртазой и отрядами бу-харцев и ногайцев появился на территории Сибирского улуса. Видимо, это также явилось одной из причин принятия Жадигером и Бекбулатом зависи-мости от Москвы. Начинается длительная борьба за власть в Сибири. Не-прочное внутреннее положение самого ханства, недовольство простого наро-да своим положением, постоянные междоусобицы, выступления угорских и башкирских племен подрывали единство ханства. Да и сами его владетели-тайбугинцы не обладали, видимо, необходимыми качествами и способностя-ми, чтобы удержать народы в покорности. Всеми этими обстоятельствами и воспользовался Кучум. В 1563 году он разгромил войско Жадигера и захва-тил его столицу Искер. Жадигер и Бекбулат были убиты, уничтожены также все их родственники.
Лишь к 1570—1571 гг. Кучуму удалось объединить под своей властью всю территорию бывшего улуса Шейбани, включая Тюменское ханство шей-банидов на Тоболе, Сибирский юрт тайбугинцев на Иртыше, небольшое хан-ство легендарного Сары-Каска-хана на Есиле при впадении в Иртыш с цен-тром в Кызыл-Туре, и создать более или менее единое государство со столи-цей в Искере (Кашлыке). Ханство занимало теперь огромный регион в При-уралье, Западной Сибири и Северном Казахстане, по площади равный терри-тории Франции. Уральские горы были естественной границей между Сибир-ским ханством и Московской Русью. Государство Кучума располагалось в виде большого треугольника, один угол которого находился на Тоболе, дру-гой — на Иртыше, а вершина упиралась в низовья Оби.
На западе Сибирское ханство соседствовало с Ногайской Ордой в рай-оне Уфы, граница между ними проходила по реке Орь при впадении в Яик, на Урале — с Казанским ханством, на северо-западе по реке Чусовой грани-чило с Пермью. На севере земли нового государства простирались до самого Обского залива, а на юге, в верховьях Тобола и Есиля, соприкасались с Ка-захским ханством. Фактически власть Кучума распространялась еще дальше: на юго-востоке между Иртышом и Обью до барабинской степи, а на западе — до владений Строгановых. Таким образом. Сибирское ханство Кучума за-нимало огромную территорию от восточных склонов Уральских гор до Оби и Иртыша10.
Сибирский юрт Кучума представлял из себя государство, объединив-шее кочевое и полукочевое тюркское и оседлое местное угорское население, в его состав вошли владения полунезависимых князей, мурз, беков, биев, тарханов и огланов, подчинившихся новой верховной власти. Все население ханства разделялось на две части: на массу зависимых, так называемых "чер-ных людей" ("кара халык" или "кыстым"), плативших ясак хану и своим князьям, и на довольно многочисленную группу господствующей феодаль-ной верхушки "тарханов", состоящую из всевозможных мурз, беков, огланов и пр. Опорой Кучума стала аристократия тюркоязычной кочевой массы, а также пришедшие с ним ногайцы и бухарцы. К ним примкнула также пле-менная знать остяков (ханты) и вогулов (манси), принявшая ислам.
Центрами этих небольших улусов являлись городки и крепости, где на-ходились ставки князей и мурз, через которых Кучум осуществлял свою власть над подчиненным ему ханством. Эти мелкие феодальные владения возглавляли, как правило, потомки местных тюркских племенных и родовых вождей, получивших власть по наследству от своих предков. Однако и сам хан Кучум за верную службу мог также пожаловать своим есаулам и при-ближенным отдельные улусы, городки, крепости и юрты (т. е. небольшие по-селения). Так вокруг Кучума сложилась значительная группа местной знати, тесно связанная с ним служебными, родственными и другими связями.
В документах и источниках упоминаются, например, имя Бабасан-мурзы, владения которого расположились на западе ханства по Тоболу, улус князя Жапанши на реке Тура; на этой же реке находился городок, которым управлял брат самого Кучума, отдельное владение было и у племянника хана Мухаммед-кула. Есаулу Алышаю принадлежали города по рекам Тобол, Ту-ра и Есет на западе ханства, на месте современного Кургана находилось древнее тюркское городище Шубар-кала, а также городки Явлу-Тура, Кыныр и др. Выше Искера располагались земли Аттик-мурзы, а рядом со столицей находился улус приближенного хана — Карачи; в устье Вагая стоял городок Касым-тура, выше — поселение мурзы Бегиша. Потомкам Сары-Каска-хана принадлежало небольшое владение при впадении Есиля в Иртыш, дальше по Есилю располагались улусы мурзы Шангула, Шын-мурзы Жусупова, а также юрты Орыс, Тогыз и Сыпра с городком Куллары.
Вниз по Иртышу, к северу, находились владения местных князей остя-ков и вогулов. Среди них известны имена Лабуты, правившего на реке Тавда, Кашука, Демьяна, Бояра, Самара. Некоторые из них властвовали так далеко от столицы ханства, что скорее были не вассалами, а союзниками Кучума, как например, князь Воня - глава Пегой Орды на Оби. Они поставляли хану ясак и по его требованию спешили со своими воинами в ставку для участия в войнах и набегах Кучума.
К Кучуму в момент его наивысшего могущества поступали на службу князья и мурзы из Казани, Астрахани, Ногайской Орды, Казахского ханства, Бухары и Ургенча, Туркестана и Ташкента, Саурана и других мест. Многие из них приходили со своими улусами и людьми, получали от хана новые тер-ритории, пополняя его служилую знать.11 Так постепенно вокруг Кучума сложился разнообразный по составу слой феодальной знати - беки, мурзы, тарханы, князья, огланы, есаулы, бывшие его социальной опорой в управле-нии государством.
Основным населением ханства являлись сибирские казахи — местное кочевое тюркоязычное население, проживавшее здесь с давних пор. Тюрки-кыпчаки смешались с потомками древних угров-сыпыров, с пришедшими сюда завоевателями-монголами, ассимилировали их. В этногенезе сибирских казахов приняли участие и бежавшие в Сибирь казанские татары, а также башкиры и ногайцы, местные угорские племена. Жители ханства разговари-вали на языке кыпчакской группы тюркских языков. Князья остяков и вогу-лов приняли ислам и мусульманские имена: Аблай-Керей, Жусуп, Аксеит и т. п. Основное население называло себя по-разному: жившие по р. Тобол -"тоболик", по р. Тара -"тарлик", в степи между Иртышом и Обью -"бараба", пришедшие с юга -"бухарлык", проживавшие на р. Есиль - "есильские"12, а также "чаты", "эуштинцы", "теренинцы" и др.
Основу общественной организации заложили родовые отношения, на-селение проживало в аулах и "юртах"- т. е. большими семьями. Эти семьи объединялись в улусы во главе со своими князьями или назначенными есау-лами.
Опорой суверенитету Сибири, ее независимости должны были стать собственные мощные и боеспособные вооруженные силы. И это хорошо по-нимал Кучум. После войны с тайбугинцами в 1563 году и взятия власти в Сибири сам Кучум в походы больше не ходил, оставив военное поприще. Го-сударственными делами занимался главный ханский визирь Карача, духов-ными - бухарские шейхи и сеиды во главе с Дин-Аул-ходжой, а военные дела хан поручил своему сыну Али и любимому племяннику Мухаммед-кулу. Тем не менее Кучум уделял особое внимание укреплению своего государства.
Как уже говорилось, столица Искер со всех сторон прикрывалась целой системой городков и крепостей улусных мурз и беков. Но поскольку за всю историю Сибирского ханства до похода Ермака не было вторжений врага на его территорию, крепости эти были слабы в военном отношении, могли вы-держать осаду кочевников, однако вряд ли могли противостоять сильному противнику. Что и показало позднейшее: почти все городки и укрепления ханства пали под натиском казаков.
Армия Кучума состояла как бы из двух частей. В ядро ее вошли собст-венно ханское войско, конница ногайской гвардии, бухарцы, огланы во главе с Мухаммед-кулом, есаулы, ханские слуги - все хорошо вооруженные и обу-ченные, дисциплинированные, стойкие в бою. Но оно было сравнительно немногочисленным. Большую часть армии составляло феодальное ополчение улусных князей, мурз и беков. Сюда входили легковооруженные воины-кочевники во главе со своими племенными и родовыми вождями и батырами, отряды остяков и вогулов под началом князей с низкой воинской подготов-кой и дисциплиной. Ненадежность этого войска проявилась позже при отра-жении нашествия Ермака.13
Общая численность воинов Кучума при полной мобилизации всего на-селения достигала 10—15 тыс. человек. Эта армия могла успешно воевать с отрядами кочевников в степных условиях, нападать на мирных жителей, но, слабо организованная, пренебрегающая дисциплиной, она не могла противо-стоять немногочисленному, однако более сплоченному и лучше вооружен-ному противнику.
Основными тактическими приемами армии Кучума, как и у всех ко-чевников, являлись стремительная атака на открытом пространстве и в рас-сыпном строю, массовое поражение врага стрелами, охват с флангов, при-творное отступление14. Но ханские воины плохо сражались на ограниченном пространстве, в пешем строю и в рукопашном бою, где конница теряла свои преимущества, а численное превосходство не имело большого значения. Ко-чевники были храбрыми и мужественными на поле брани, об этом говорит, например, тот факт, что в сибирских боях погибла большая часть отряда Ер-мака (из 600 казаков уцелело примерно около 100 человек), были убиты сам Ермак и пять главных его атаманов.
Воины Кучума, особенно ханское войско, были хорошо вооружены всеми видами холодного оружия, традиционного для кочевников: саблями, мечами, луками со стрелами, копьями, кинжалами, шокпарами, боевыми то-порами-айбалта и пр. Неплохо у Кучума было налажено производство такого вооружения. Хорошо поставленная металлообработка позволяла самим изго-тавливать необходимое, включая также и кольчуги, панцири, щиты, шлемы. Оружие производилось в мастерских в самом Искере, в городке Карачи и в местности Абалак; там же находились и ханские арсеналы.
Самым серьезным недостатком армии Кучума было отсутствие у воин-ского состава огнестрельного оружия. В 1577 году Кучум обращался к крым-скому хану с просьбой прислать пушки и другое вооружение для борьбы с русскими отрядами, однако неизвестно, получил ли он его. Впрочем, у Ку-чума были две железные пушки, как они к нему попали - неясно. Но то ли пушки были неисправны, то ли с ними не умели обращаться, только в борьбе с казаками Ермака они не помогли и их просто сбросили за ненадобностью в Иртыш, когда Ермак предпринял штурм.
Конечно, сибирские воины были уже знакомы с огнестрельным оружи-ем, но не знали, как от него защититься. Захваченный Ермаком в плен и за-тем отпущенный воин Кутугай рассказывал Кучуму: "Когда из луков своих стреляют, тогда пышет огонь и дым бывает великий и так стучит, как гром на небе, и ничем защититься нельзя: ни панцыри, ни кольчуги, ни щиты наши не выдерживают". Преимуществом Ермака поэтому в первую очередь было на-личие огнестрельного оружия и его массовое применение в боях, что давало огромный перевес над конным и пешим ополчением Кучума.
В целом, нужно признать относительную военную слабость Сибирско-го ханства. Наступательные возможности армии Кучума преобладали над оборонительными; привыкшие сами нападать на врага полководцы и воины хана не сумели должным образом организовать оборону городков и крепо-стей. На равных с казаками Ермака могли сражаться только воины-тюрки, но и они не в силах были решить исход войны в свою пользу. Наступавшие тол-пой, без должного порядка и организованности вогулы и остяки бросались в паническое бегство при первых же залпах пушек и пищалей. Военную мощь Кучума подрывали и межродовые распри, взаимная борьба улусных князей и беков, случаи измены и предательства близких.
Хан Кучум был энергичным и честолюбивым человеком, воинствен-ным и властным правителем, стремившимся в Сибири создать централизо-ванное и сильное ханство, сплоченное единой верой, армией, волей одного хана. И это ему в значительной мере удалось. При нем Сибирское ханство достигло кратковременного могущества и подъема, расцвета экономики, культуры и торговли, международного признания. Но удержать обширную Сибирь с разноэтническим населением только с помощью военной силы бы-ло, конечно, невозможно. Все кочевые и полукочевые государства Дешт-и-Кыпчака существовали относительно недолго и распадались после первых же неудачных войн и внутренних междоусобиц. Более стабильным оказалось только Казахское ханство, сумевшее удержать в рамках единого государства этнически близкие племенные и родовые группы на естественной территории Великой Степи, в зоне ее центра - Сарыарки.

2.2. Взаимопонимания между Кучумом и Казахскими ханами.

Государственное устройство Сибирского ханства напоминало структу-ру государства кочевых узбеков Абул-Хайр-хана или Ногайской Орды, но с заметным влиянием тогдашнего Бухарского ханства, возглавляемого покро-вителем Кучума из династии шейбанидов Абдуллой-ханом II (1557—1598 гг.).
Опорой хана на местах были племенные и родовые улусные князья, мурзы, беки и "тарханы, которые управляли отдельными владениями в раз-ных концах ханства. Свои улусы они получили либо в качестве наследства, либо от Кучума за верную службу. Хан мало вмешивался в их внутренние дела, поручив им главным образом сбор ясака и мобилизацию воинов для на-бегов и защиты границ ханства от внешних врагов. Известны такие имена князей сибирских, как Токаш, Тоян, Кожбахтый, Абага, Ашкеней, Басандай и другие.
Значительную роль при дворе играла родовая и местная знать. При го-сударе действовал своего рода "диван"— высший орган, где обсуждались и решались все важнейшие задачи государственной жизни. Вторым человеком в ханстве являлся его главный визирь — Карача, на которого были возложе-ны вопросы государственного управления. Благодаря своему высокому по-ложению карача обладал и большим богатством, и наиболее крупным и сильным улусом вблизи столицы с укрепленным городком. Измена карачи в период борьбы с Ермаком сильно подорвала позиции хана и привела к паде-нию его власти. Кроме карачи, в окружение Кучума входили и советники —"аталыки", знатные люди бухарского или ногайского происхождения, без ко-торых Кучум не принимал важных решений. На аталыков возлагались более обширные функции, чем просто воспитание многочисленных детей хана. Та-ких советников имели и улусные мурзы и беки.
Для реализации решений, принятых на ханском совете —"диване" у Кучума существовали специальные люди — даруги или есаулы (от монголь-ского "йасавул"). Они были как бы домашними слугами хана, их главными задачами являлись сбор ясака, подсчет военной добычи, исполнение разного рода поручений административного характера. Известны есаулы Кучума, та-кие как Алышай, Кирпик, Токтамыс, Есенгельды, Жанбулат, Сейткул, Ма-мык, Кызылбай, Кайдаул Байсеитов и другие. Некоторые из них позже пере-шли на службу к царским воеводам и поэтому сохранили под собственным управлением свои земли.
В административный аппарат хана входили также "кази"— судьи, "жаршы"— глашатаи ханских указов и "бии"— управители родов.
На вершине этой пирамиды власти находился сам хан Кучум - предста-витель династии шейбанидов на сибирском троне. После переворота 1563 го-да, когда Кучум захватил власть в ханстве, никто не осмеливался оспаривать его положение верховного правителя Сибирского юрта; потомок самого Чин-гиз-хана имел на это право. Однако улусные мурзы и беки служили ему, пока он был удачлив; когда же Кучум лишился власти, с таким трудом созданное им государство тут же распалось; многие князья не только покинули его, но даже перешли на сторону врага ради сохранения своих территорий и власти. Такова судьба всех кочевых и полукочевых феодальных государственных образований, не имеющих прочных связей и державшихся лишь на авторите-те сильного государя. Феодально-родовая аристократия после первых же во-енных неудач Кучума переметнулась на сторону его врагов - Ермака и цар-ских воевод.
Важное внимание Кучум уделял укреплению дружественных связей с южным соседом — набирающим грозную силу молодым Казахским ханст-вом. О красавице Сузге мы уже говорили. Старший брат Кучума Ахмет-Керей был также женат на дочери одного из самых влиятельных казахских султанов, а затем и хана — Шыгая (1580— 1582 гг.). Таким образом, Кучум обеспечил себе более или менее мирные взаимоотношения и с Казахским ханством.
С далеким расчетом Кучум женил и своих сыновей, выдавал замуж до-черей. Старший сын Али-султан был женат на красавице Ханзаде — дочери ногайского князя Дин-Ахмета; другой наследник, Канай-султан, взял в жены Данай — дочь ногайского князя Уруса. Все они были потомками знаменито-го бия Едыге, повелителя и основателя Ногайской Орды. Старшую дочь Ку-чум также выдал за ногайского князя Ак-Мырзу.
Сибирские казахи, т. е. местное тюркоязычное население (племена ар-гын, кыпчак, найман, жалаир и др.), вели полукочевой образ жизни, занима-лись в основном скотоводством, разводя овец, коров, лошадей и верблюдов. Но скота содержали не много. Главным поставщиком издавна были Ногай-ская Орда и Казахское ханство, располагавшие громадными стадами и табу-нами. Самых породистых лошадей для хана, его приближенных и нукеров пригоняли из Бухары и Хивы.
В поймах рек .Тобол, Есиль и Иртыш практиковалось и земледелие. В городках занимались гончарным производством, ткачеством, плавили и об-рабатывали металл, изготавливали из него оружие, необходимые орудия тру-да, котлы, таганы. Главным занятием остяков и вогулов оставались охота и рыболовство, собирательство и примитивное земледелие.
Население ханства обязано было платить дань — "ясак"— своим князьям и верховному правителю. С наступлением весны из Искера во все концы ханства разъезжались ханские есаулы и даруги для сбора ясака. По-мощь им оказывали местные мурзы и беки. Для бесперебойного поступления дани брали в заложники кого-нибудь из представителей местных племен и народов, т. е. в "аманаты". От ясака освобождались только те мурзы и князья, кто имел звание "тархан", такое право распространялось и на их потомков. Ясак состоял из определенного количества пушнины, разных мехов, шкур зверей, кожи, скота, рыбы, оружия, коней, драгоценных камней, золота и се-ребра в слитках, ткани, меда и т. п.
Купцы и торговцы играли теперь немаловажную роль в государстве Кучума, выводя Сибирское ханство на международную арену. Караванные пути из Сибири в Среднюю Азию шли через казахскую степь. Идти прихо-дилось долго, нередко дорога занимала месяц-полтора. Один путь шел из Ис-кера через реку Вагай на юг, до местности Атбас, далее до урочища Шамши-Карагай на реке Есиль, через горы Улытау по реке Сары-су; затем, перевалив через горы Каратау, караваны выходили к Саурану, от него двигались к Тур-кестану, потом к Сыр-Дарье, оттуда, переправившись через бурную реку, на-правлялись к местности Торт-кудук и далее через пески выходили к Бухаре15. Из Бухары дорога вела в Хиву и Ургенч.
Другой путь из Сибири на юг шел вдоль Иртыша, его правого берега, до современного Омска, затем переправа на левый берег и путь через верхо-вья Есиля. Еще одна дорога в Бухару вела из Чимги-Тура через небольшой городок Явлу-Тура, потом к Шубар-кале, где русские позже построили кре-пость Царево городище (ныне г. Курган), далее караван шел степью до Еси-ля, после переправы — знакомой Туркестанской дорогой. Таким образом, Сибирь имела давние караванные пути сообщения со Средней Азией, и все они проходили через казахскую степь.
Из Средней Азии в Сибирь везли в основном предметы восточной рос-коши: различные шелковые и бумажные ткани, типа бархата и атласа, одеж-ду (халаты, кушаки), обувь и т. п., различные украшения, бухарские, хорасан-ские ковры, оружие (в частности, знаменитые бухарские луки), гончарную посуду, а также лекарства и многое другое. Среднеазиатские купцы служили и торговыми посредниками между Сибирью и кочевниками казахской степи и ногайских улусов, пригоняя в Искер табуны степных коней, стада овец, верблюдов; привозили из Кашгара предметы китайского производства: на-пример, фарфоровую посуду; при археологических раскопках Искера нахо-дили позже и арабские монеты, что говорило и о связях с Ближним Восто-ком.
Из Сибири вывозили главным образом пушнину — драгоценные меха соболей, лисиц и других зверей; ценились восточными правителями и сибир-ские охотничьи кречеты, соколы и ястребы. Так, Абдулла-хан неоднократно просил Кучума прислать ему хороших охотничьих птиц. Важную роль в тор-говле Сибири со Средней Азией играл город Сауран на Сырдарье, через ко-торый шли караванные дороги в Бухару, Хиву и Самарканд. Интересно отме-тить, что торговые связи Средней Азии и Сибири не прервались даже и после падения Кучума. Торговые караваны по-прежнему ходили в Сибирь, в коче-вья Кучума и его близких, а затем направлялись в русские крепости То-больск, Тару, Тюмень, шли дальше за Урал. Для среднеазиатских купцов бы-ло безразлично, кто у власти в Сибири,— главное заключалось в получении баснословной прибыли и доходов от продажи сибирских богатств. Поэтому бухарский двор был готов пожертвовать и самим Кучумом, если его торго-вым интересам что-нибудь угрожало. Так оно и вышло позже, когда Ермак захватил Искер: несмотря на просьбы Кучума о военной помощи, бухарский хан Абдулла отказал ему в этом. Среднеазиатское купечество помогло Кучу-му захватить сибирский трон, однако оно же и бросило его на произвол судь-бы, когда он лишился власти.
Неровно складывались взаимоотношения между Кучумом и казахски-ми ханами. Население Ногайской Орды, Сибирского и Казахского ханств было одно — кочевые родственные тюркоязычные племена, только входив-шие в состав разных государств. Им нечего было делить — широкой степи всем хватало: и аргынам, и кыпчакам, и найманам, и карлукам, и канлы, и жалаирам, и другим племенам и родам. Но власть никак не могли поделить их правители: ханы и султаны, мурзы и беки. После ухода шейбанидов в Среднюю Азию казахские ханы считали себя законными хозяевами степи от Иртыша до Яика и Едиля, от Южной Сибири до Сырдарьи. С этим не могли мириться сибирские ханы и ногайские князья, поэтому в степи не прекраща-лась междоусобная борьба.
Правление Кучума совпало с правлением ханов Хак-Назара (1538—1580 гг.), Шыгая (1580—1582 гг.) и Тауекеля (1586—1598 гг.), заложивших основы могучего Казахского ханства. Ему приходилось считаться со своими воинственными соседями. Вскоре после прихода к власти Кучум ввязался в войну с Хак-Назаром, но безуспешно. В 1570 году он сообщал царскому по-слу Ивашке Поздееву, что ведет борьбу с казахским ханом, причем Кучум не был уверен в благоприятном для него исходе: «Ныне деи дань сбираю Гос-подарю вашему царю и великому князю послов пошлю, а нынеча деи мне война с казацким царем, и одолеет деи меня царь казацкий и сядет на Сиби-ри, ино и тот Господарю дань учнет не давати»16.
К счастью для Кучума, в 1580 г. Хак-Назар был убит и угроза вторже-ния казахских войск миновала. На трон взошел престарелый хан Шыгай, ко-торый первоначально был вынужден пойти на услужение к бухарскому хану Абдулле. Кучум решил воспользоваться этим обстоятельством и укрепить связи с новым ханом. Видимо, по его подсказке старший брат Кучума Ахмет-Керей взял в жены одну из дочерей Шыгай-хана, тем самым сибирские и ка-захские ханы породнились, клятвенно пообещав больше не нападать друг на друга.
Однако мир длился недолго. Источники сообщают, что Ахмет-Керей плохо обращался со своей женой, издевался над ней и унижал, несмотря на ее ханское происхождение. Одним словом, совместной жизни у них не полу-чилось, как и в любом браке по расчету. Дочь постоянно жаловалась отцу на свою невыносимую жизнь, и разгневанный Шыгай-хан искал удобный слу-чай отомстить неблагодарному зятю. Он послал своих верных нукеров в Си-бирь с тайной целью убить Ахмет-Керея. Те прибыли к Иртышу в окрестно-стях Искера — на их счастье Ахмет-Керей в это самое время охотился на другой стороне реки. Увидев среди охотников Ахмет-Керея, нукеры закрича-ли ему, что прибыли от Шыгая с письмом и попросили быстрее переправить-ся в лодке на их берег. Ничего не подозревавший Ахмет-Керей перебрался через Иртыш без охраны, один, и был сразу же схвачен казахскими джигита-ми. Попавшего в ловушку брата Кучума на глазах его спутников, оставшихся на той стороне реки, привязали к хвосту лошади и пустили вскачь; сами же шыгаевские нукеры скрылись. Через несколько дней в степи люди хана на-шли только разодранное в клочья мертвое тело Ахмет-Керея. Кучум, конеч-но, не простил Шыгай-хану коварное убийство своего брата: вражда между ними еще более обострилась.
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Кучум принес современную цивилизацию в отсталую Сибирь, усилен-но распространял ислам - более передовое вероучение среди кочевников и местных народов, приглашал на жительство в Сибирь ученых и духовных лиц из Бухары и Ургенча, других городов Средней Азии, строил города и крепости, дороги и караван-сараи, развивал торговлю с Казанью, Бухарой, Хивой и Ташкентом, Китаем, присырдарьинскими городами Туркестаном, Сыг-наком и Саураном. При нем Сибирь вышла на международную арену, укреплялись связи с Бухарским и Хивинским ханствами, Ногайской Ордой, Восточным Туркестаном, Крымским ханством и даже Турцией. Кучум ак-тивно противостоял агрессивной политике России на Урале, прекратил пла-тить сам и освободил другие народы Урала и Сибири от уплаты дани Моск-ве, разговаривал как с равным с самим царем Иваном Грозным. Хан Кучум был достойным противником России, Ермака, царских воевод, не смирив-шимся с потерей своего государства и до самой смерти сопротивлявшимся завоеванию Сибири.
Придя в Сибирь, русские во многом заимствовали систему управления краем у Кучума, в том числе и формы обложения местных народов данью. Даже строили свои городки и крепости в тех местах, где стояли города Ку-чума, как, например, Тобольск, Тара, Тюмень и другие.
Кучум остановил продвижение русских на юг, в сторону казахской степи более чем на сто лет. Встретив упорное сопротивление самого Кучума и его потомков, местных казахских племен, русские пошли на восток, в сто-рону Тихого океана, где на их пути уже не было таких сильных государств, как Сибирское и. Казахское ханства. Лишь в начале XVIII века царские вое-воды стали постепенно продвигаться вверх по Иртышу, к озеру Зайсан, где начали строить свои укрепления, возводить военные линии.
Взаимоотношения между Кучумом и казахскими ханами складывались неровно. Можно выделить несколько линий:
1 Торговая. Через территорию Казахстана проходили торговые пути. Казахская степь служила посредниками и проводниками купцов.
2.Военная. Известно о войне между Кучумом и Хан-Назаром. За помо-щью казахский хан обратился к бухарскому Абдаллах-хану. Цель войны: за-хват территории от Яика до Иртыша.
3.Дипломатическая.
Старший брат Кучума Ахмет-Перей взял в жены дочь Шыгай-Хана.
А любимой женой Кучума была казахская красавица Сузи.
4.Родовая.
Общее происхождение Кучума и казахских ханов от потомков Чингиз-хана (смотри таблицу).
5.Личная.
В русских летописях упоминается о дружбе между племянником Ку-чума Куя-Мухаммедом и старшим сыном Назарханом.

 
23.04.2009 15:53


Брачо, есть почитать чё...