Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

155418

Психологические особенности следственной работы

Профессиограмма следователя представляет собой сложную и иерархическую структуру, в которой все стороны профессиональной деятельности, а также личностные качества, навыки и умения представлены во взаимной связи или зависимости.
Каждая из сторон профессиограммы отражает, во–первых, определенный цикл профессиональной деятельности, а вовторых, в ней реализуются личностные качества, навыки, умения, а также знания, которые обеспечивают профессиональный успех на этом уровне деятельности
В основе профессиограммы лежит поисковая сторона деятельности, которая реализует стремление к раскрытию преступления и заключается в собирании исходной информации для решения профессиональных задач.
Особое значение поисковая сторона деятельности следователя имеет на первом этапе расследования. Сущность ее заключается в вычлении из окружающей среды криминалистически значимой информации (следы преступников, потерпевшего, оружия, орудий преступления и т.д.), которая дает возможность с достоверностью реконструировать событие преступление с такой степени точности, как этого требует закон.
Осматривая место происшествия, следователь ищет ответы на вопросы: что здесь произошло, какие следы оставило это событие. В правильном решении этих задач, велика роль личностных факторов: вопервых, это задатки и способности следопытов, далее имеет значение криминалистические знания (учение о следах, способах совершения преступлений), профессиональный опыт (навыки вычленения опорных точек и построения контура события), жизненный опыт. Эффективность процесса сбора доказательств в значительной степени зависит от знаний следователя информационных свойств различных материальных объектов, от его индивидуального информационного запаса.
Следующий уровень – это коммуникативная сторона деятельности, в процессе которой следователь должен получить необходимую для раскрытия преступления информацию от людей путем общения с ними.
На допросе нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Идет борьба умов. Победить в этой борьбе следователю помогают специально полученные знания в области психологии и тактики допросов, мастерство, проявляющееся в профессиональных умениях и навыках ведения допроса.
Следователь должен уметь организовать свое психическое состояние. Хороший следователь обладает навыками управления своей волевой и эмоциональной сферой и – в рамках закона – эмоциями допрашиваемого.
Вся полученая в результате поисковая и коммуникативная информация следователя или дознавателя в процессе удостоверительной деятельности преобразуется в специально предусмотренные законом формы: протоколы, постановления и т.д. Для этого следователь должен хорошо владеть письменной речью, иметь навыки быстрого перевода устной речи в письменную.
На следующем уровне следователь выступает как организатор расследования. Принимая ответственные решения, он добивается их реализации и при этом выступает в качестве организатора деятельности многих людей. Практическая работа ставит его ежедневно в положение сдающего экзамен, требует особой собранности, точности и организованности.
На следующем уровне находится реконструктивная сторона деятельности следователя. Говоря языком кибернетики, это блок переработки информации и принятия решения. Важное значение на этом уровне имеет общий и специальный интеллект следователя. Современный следователь должен очень много знать: уголовное право, уголовный процесс, криминалистику и педагогику, бухгалтерский учет и судебную баллистику. Это далеко не полный поручень научных дисциплин, на которые опирается специальный интеллект следователя при переработке исходной информации, выдвижению гипотез, версий и разработке планов расследования.
Завершает структуры профессиограммы социальная сторона, в которой следователь предстает как организатор борьбы с преступлениями в своем районе или на участке. Центр тяжести в борьбе с преступностью переносится им на выяснение ее причин и условий и принятия мер к их ликвидации.
1.2 Психологические особенности личности следователя.
Следственная работа относится к тем видам деятельности, успех и даже выдающиеся достижения, в которых более связаны с общим высоким развитием личности, чем со специальными способностями.
Для того, что бы быть следователем, не требуются какието специальные природные задатки. Все же способности, которые необходимы для данной работы, являются благоприобретенными. Неспособность же к ней обусловлена не отсутствием задатков, а особенностями воспитания, в ходе которого не были сформированы необходимые качества.
В связи со сказанным представляется необоснованной постановка вопроса о наиболее предпочтительном для следственной работы типа высшей нервной деятельности или темперамента. Так, Т. Богдан полагает, что холерический и меланхолический темпераменты принципиально противоположны для судебноследственной работы.
Следует отметить, что на следствии успешно работают следователи с различными темпераментами.
Свойства темперамента служат основой для выработки индивидуальных стилей работы следователя, который с одной стороны приспосабливает свою психику к условиям работы, а с другой стороны приспосабливает условия работы к своей психике.
Отличия в характере способностей появляются при производстве различных следственных действий, применении тактических приемов. Один следователь лучше допрашивает, но хуже работает с документами. Другой возмещает ограниченность своих способностей отличной работой с вещественными доказательствами, острой наблюдательностью при осмотре и обыске. Обладая посредственными способностями в поисках, первый следователь предпочтет добиться от самого обвиняемого показаний о месте сокрытия нужных предметов и т.д.
Склонность следователя к выполнению определенного вида работы, расследованию определенной категории дел, в которых полнее всего проявляются его способности, нельзя игнорировать.
Психологической наукой сформулированы основные принципы профессионального отбора. Вкратце они сводятся к следующему. Должно быть установлено, какие качества являются профессионально необходимыми для успешного выполнения той или иной работы. Затем устанавливаются методы, при помощи которых определяются, обладает ли человек требуемыми качествами. Избранный метод применяется к специалистам, пригодность которых уже доказана их работой (пробные испытания). После этого опробованный на практике метод применяется к остальным проверяемым (отборные испытания). Результаты определения профессиональной пригодности контролируются дальнейшими наблюдениями за работой молодого специалиста. Поскольку правильность прогноза не может быть сразу же проверена на первых порах, целесообразно выявлять и фиксировать такие психологические качества, которые лишь с небольшой вероятностью могут рассматриваться как благоприятствующие овладению данной профессией.
Правильная оценка профессиональных способностей тех, кто уже работает следователями, важна для дальнейшего развития этих способностей и повышения деловой квалификации следственных работников.
К сожалению, современная наука не располагает пока что достаточно надежными методами определения и измерения способностей, умений и навыков следственных работников, которыми можно было бы воспользоваться для решения вопроса о пригодности кандидата на должность следователя.
За рубежом широко используются различные варианты выявления способностей, умений и навыков следственных работников при помощи тестов.
На практике для этого обычно используются чисто эмпирические критерии, учитывая главным образом те свойства личности, которые противопоказаны для следственной работы (моральная неустойчивость, дефекты органов чувств и пр.). Что же касается методики положительных прогнозов о пригодности человека к следственной деятельности, то она еще очень далека от совершенства. Не случайно Ф. ЛарошФуне писал: "Мы вступаем в различные возрасты нашей жизни, точно новорожденные, не имея за плечами ни какого опыта, сколько бы нам не было лет". Что применимо и к нашему сравнению о следствии.
Между тем, раскрытие процесса становления следователя, изучения и популяризация приемов овладения профессией имеет большое значение для улучшения подготовки кадров следственных работников и повышения их квалификации.
Первым шагом на пути к решению рассматриваемой проблемы должно быть изучение тех качеств работника, в которых заключены способности к данному делу, определение психологических компонентов мастерства и указание путей их приобретения и совершенствования.
Моральноволевые качества следователя
От систематичности, цельности, последовательности идейных взглядов следователя зависят, в конечном счете, результаты его деятельности.
Моральнополитические принципы, которыми руководствуется следователь, влияет не только на исполнение им служебных обязанностей и поведения в быту. Через личность следователя они становятся достоянием и всех тех, с кем он сталкивается и общается, оказывая на них воспитательное воздействие.
Но воспитатель, прежде всего, должен быть сам хорошо воспитан. Идейнополитическая закалка тесно связана с воспитанием других форм сознания, и в первую очередь, с формированием нравственных основ личности.
Значительный вклад в разработку нравственных основ уголовного судопроизводства и судебной этики как науки сделал В.Ф. Кони, который в одной из своих работ на эту тему указал на обязательность усвоения каждым юристом руководящих нравственных начал своей профессии. "С ними, как с прочным вооружением, как с верным компасом надо войти в жизнь!" 7
В моральную характеристику личности следователя входит правосознание одна из форм общественного сознания, которая играет решающую роль в практическом применении правовых норм. Как правовая идеология это система правовых знаний, взглядов и идей, как правовая психология это совокупность сознательных чувств, переживаний, привычек, связанных с действием права.
Говоря о правовой психологии, мы имеем в виду все виды отражения правовых явлений в психике человека, его отношение к этим явлениям.
Следовательно, следователю постоянно приходится испытывать на себе массу посторонних влияний, противостоять различным, в том числе и неправомерным воздействиям, преодолевать противодействие заинтересованных лиц, действовать под угрозой многих нежелательных последствий, иногда в неблагоприятной обстановке, в условиях перегрузки и крайнего напряжения нервных и физических сил. Поэтому в общем, психическом складе личности следователя волевые качества играют важнейшую роль.
Повышенные требования к волевой сфере следователя делают обязательным наличие ряда свойств, образующих силу воли. Как говорил Платон: "Воля целеустремленность соединенная с правильным рассуждением". Наиболее ярко проявляются волевые качества в сложных ситуациях, при решении трудных задач следственной работы. Следовательская работа формирует и укрепляет многие волевые качества, но вместе с тем длительное занятие этой профессией, накладывая на личность своеобразный отпечаток, порой приводит к профессиональной деформации. И здесь справедливы слова Абая Кунанбаева, который писал: "Воспитай волю это броня, сохраняющая разум".
Одной из наиболее существенных черт в моральноволевом облике следователя является такое качество, как принципиальность наличие твердых убеждений и активного стремления к их реализации, проведению в жизнь, невзирая на препятствия и угрозы личному благополучию. Небезынтересно высказывание Л.Н. Толстого: "Человек может служить улучшению общественной жизни только в той мере, в какой он в своей жизни исполняет требования своей совести" . Это качество помогает противостоять нежелательным влияниям извне и собственным слабостям, успешно разрешать свойственные каждому внутренние конфликты, различные споры между должным и желаемым, общественным и личным.
1 См.: Толстой Л.Н. «Война и мир»
В сложных конфликтных ситуациях следователь обязан оставаться хозяином своих чувств и стремлений, сохранять верность нравственным принципам.
Расследование преступлений неизбежно сталкивается с ложными заявлениями и доводами, ошибочными утверждениями и выводами, неправильными оценками и суждениями. Сложность состоит в том, что распознать, где правда, а где ложь, где истина, а где заблуждение. Поэтому жизненной необходимостью для следователя является приличность постоянная готовность строго и объективно оценивать факты, события, действия и высказывания людей, не доверяясь внешнему впечатлению, привычное стремление увидеть и раскрыть в каждом явлении его подлинную сущность.
В основе критичности лежит сложный психический акт сомнения. В совокупности с предусмотрительностью и осторожностью в поступках и суждениях критичность образует весьма необходимое для следователя качество воли и ума бдительность.
Одностороннее влияние опыта порой приводит к тому, что следователь вообще утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого.
Подозрительность один из наиболее опасных видов профессиональной деформации. Предубежденность, тенденциозноcть, обвинительный уклон противоречат самой идее правосудия. Даже при рассмотрении отрицательных действий и поступков нужно искать и уметь находить в людях положительные стороны.
Наличие властных полномочий, самостоятельность и независимость следователя, ограниченная гласность расследования, отсутствие публичной критики таит возможность следственных ошибок. Поэтому строгое соблюдение законности в следственной работе во многом зависит от самокритичности следователя. Формирование этой черты задача моральнополитического воспитателя и профессионального обучения, в ходе которого следователь должен быть приучен к систематическому разбору и объективной оценке своего решения и действия, промахов и упущений. Следователь не имеет права на ошибку.
Готовность быстро принять решение и привести его в исполнение абсолютно необходима следователю, который нередко бывает, обязан срочно реагировать на возникшую ситуацию, принять неотложные меры, чтобы пресечь преступление, сохранить его следы, оказать помощь пострадавшим, восстановить нарушенный порядок, задержать преступника и т.д.
Следственная деятельность требует трудолюбия, усидчивости, высокой работоспособности, напряжения воли.
Есть следователи, которые оперативно отлично справляются с первоначальной стадией расследования. Они способны по несколько суток подряд, почти без отдыха выполнять неотложные следственные действия, проявлять неутомимость и высокую мобильность. Но вот в расследовании наступает более спокойная полоса, когда требуется длительная методическая работа по делу. И тут следователь "оперативник" зачастую теряет интерес к делу и с трудом дотягивает его до конца.
Настойчивость стержневое качество воли выражается в постоянной готовности преодолевать препятствия, способности длительное время удерживать в сознании определенную цель, мобилизуя все силы для ее достижения. Она тесно связана с моральным обликом следователя и такими свойствами характера, как организованность и стойкость.
Невозможно заранее предусмотреть все детали предстоящей работы, частое возникновение таких ситуаций, когда следователь вынужден отложить текущие дела для выполнения неотложных мероприятий, связанные с этим перегрузки, делают особенно острой проблему рациональной организации труда следователя. При этом одним из решающих факторов становится его организованность.
Основа организационной деятельности способность точно ориентироваться в действительности, в частности, в начальной стадии, качествах людей и их возможностях. В. Л. Васильев пишет: "Организационная деятельность следователя заключается в волевых действиях по проверке реализации гипотез и планов, а также привлечению других людей для осуществления целей следствия." 2
2 См.: Васильев В.Л. Юридическая психология. М., 1991 г.
В. Н. Васильев включает в содержание организаторской деятельности мобилизацию или самоорганизацию следователя, расстановку и использование сил, взаимодействие следователя с работниками органов дознания.
Думается, что для следственной работы необходимы прежде всего такие организационные качества:
1) Настойчивость, энергичность, самоорганизованность, заключающаяся в быстром ориентировании в создавшейся обстановке и людях, формирование задачи, расчленение ее на этапы и планирование своей деятельности.
2) Находчивость, ответственность, требовательность, умение хранить тайну, организационные способности, обеспечивающие руководство различными группами людей в ходе расследования уголовного дела.
3) Выдержка, дисциплинированность, самокритичность, чувство собственного достоинства в отношениях с коллегами и руководством.
Наличие у следователя периодических перегрузок зачастую приводит к тому, что они приучаются работать рывками, с особым напряжением в конце месяца или при истечении срока ведения дела. Нормативный характер следственной работы при неблагоприятном сочетании некоторых свойств личности вырабатывают формализм, стойкую привычку действовать по шаблону, прикрываясь соответствующим пунктом инструкции или распоряжением начальника.
Умение и способность проявить творчество и самостоятельность в труде связаны с высоким развитием воли и мышления. Инициативность как закрепившееся волевое качество профессионально необходимо следователю, труд которого чаще всего индивидуален, связан с большой служебной самостоятельностью и процессуальной независимостью. "Решай и делай сам", на этой основе формируется инициативность и ответственное отношение к порученному делу.
Ответственность выполняемой работы, риск нежелательных последствий, вид человеческих страданий, многочисленные
трудности и препятствия делают обычным для следователя состояние напряжения. При этом в первую очередь страдает тормозной процесс, чаще возникает неупорядоченная активность, эмоциональные вспышки, срывы, поспешность, неосмотрительность, узость.
Умение владеть собой в сложной обстановке, рассудочноволевая направленность помогают следователю снимать напряжение, стойко переносить трудности.
Большое значение в следственной деятельности имеют выдержка, сознательный контроль над собой, своей речью, настроением и поведением. При этом многие криминалисты справедливо подчеркивают необходимость для следователя терпения, умения владеть своими чувствами, сдержанности во многих проявлениях.
Зная особенности собственной психики, ее сильные и слабые стороны, помня об опасностях, которыми чреваты те или иные свойства его личности, следователь должен постоянно корректировать свои оценки, решения и действия с учетом собственных возможностей, подобно тому, как водитель, управляя автомашиной, строит свои расчеты, помня о скорости собственной реакции, глазомере и т.п.
Случайный наблюдатель замечает лишь то, что бросается в глаза, следователь же должен видеть все. В психологии были приняты попытки подсчитать количество впечатлений, получаемых человеком от внешнего мира за короткое время одним какимлибо органом чувств. Подсчеты показали, что даже в течение одного дня человек переживает десятки тысяч различных впечатлений. Ясно, что следователь может и должен видеть именно то, что ему нужно. Это достигается в результате внимания, то есть направленности нашего сознания на восприятие, понимание, запоминание или воспроизведение определенных явлений действительности.
Применительно к следователю чрезвычайно трудно выделить такие стороны "службы внимания", которые имели бы преимущественное значение в его работе. Внимание как психический процесс, будучи фиксированным, переходит в психическое состояние человека, а закрепляясь в определенных чертах, становится свойством личности внимательностью . Для следователя очень важно воспитать в себе целенаправленное, произвольное внимание.
Интеллектуальные качества следователя
"Живое созерцание", как первоисточник всякого знания, играет очень большую роль в деятельности следователя. Но это созерцание не пассивное, не бессмысленное. Следователь организует свои восприятия, чтобы выделить необходимое, понять существенное, учесть все, что может иметь значение для решения стоящей перед ним задачи. Планомерное, целенаправленное восприятие именуется наблюдением. Оно предполагает активную работу всех органов чувств. Поэтому важной психологической предпосылкой плодотворного наблюдения является острота органов чувств следователя.
Особое значение приобретает это качество при производстве тех следственных действий, в которых элементы чувственного познания выступают на первый план (осмотр, обыск).Известно, что полнота и точность наблюдений зависят от опыта и знаний наблюдателя. Люди, обладающие разным жизненным опытом, разной суммой знаний о наблюдаемом предмете или явлении, видят их по разному.
Чем обстоятельнее знакомство с предметом, чем разностороннее знания, тем плодотворнее наблюдение, ибо человек не только подмечает и фиксирует признаки и свойства предметов или явлений, но одновременно оценивает, осмысливает и истолковывает их. Один человек, рассматривая гильзу, обнаруженную на месте убийства, вовсе не сможет сказать, что это такое, другой укажет, что это гильза, третий, кроме того, определит, что это гильза от пистолета "Макарова", а четвертый сможет указать и место положения стрелявшего.
Определенность, точность и быстрота понимания зависят от теоретической и практической подготовки следователя. Длительное занятие этой профессией порождает автоматизмы, которые облегчают наблюдение и понимание происходящего, но вместе с тем иногда приводит к ошибкам. Большую опасность представляют так называемые "косные стереотипы" привычные, укоренившееся суждения и оценки, которые сплошь и рядом искажают восприятие, делают наблюдение неточным и неполным.
Привыкание к тем или иным объектам нередко глушит остроту наблюдения, человек постепенно перестает замечать происходящее перемены. Поэтому целесообразно, чтобы в таких действиях, как осмотр места происшествия или проверка показаний на месте, участвовали наряду с лицами, хорошо знающие данное место, также и незнакомые с ним.
Избирательность наблюдения, как и всякого восприятия, обусловлена потребностями, интересами и, что особенно важно, целями и задачами, которыми руководствуется воспринимающий.
Экспериментально установлено, что высшая эффективность наблюдения обеспечивается наличием определенной цели, ясно сформулированной задачи. Наличие определенного задания намного облегчает в поиски. В этом состоит роль инструкции или программы наблюдения, конкретных вопросах, подлежащих выяснению, роль рабочих версий следователя.
Предопределяет успех наблюдателя в конечном счете интеллект, который организует этот процесс по определенному плану, устанавливает нужную очередность отдельных этапов наблюдений и использует его результаты.
В попытках определить интеллект можно выделить следующие основные подходы:
1) Интеллект это обобщенная способность к обучению;
2) Интеллект это способность к отвлеченному, абстрактному мышлению;
3) Интеллект это то, что обеспечивает эффективность адаптации, поведения в сложной среде;
4) Интеллект это то, что измеряется тестами интеллекта.
Сущность интеллекта понимается как структурирование отношений между средой и организмом, а его развитие проявляется в более адекватной адаптации.
Такое понимание интеллекта позволяет рассматривать его как процесс, а не результат, выступающий в виде способности к обучению, к абстрактному мышлению.
Отношения между интеллектом и личностью отношения взаимозависимости: "глубокие связи между ними, особенно проявляющиеся в мотивации умственной деятельности, зависящей от установок, потребностей, интересов и идеалов личности, уровня ее притязаний и т.д., во многом определяют адекватность интеллекта".
Следователю надо помнить ряд общих правил организации наблюдения:
• до наблюдения получить наиболее полное представление об изучаемом человеке, предмете или явлении;
• определить цель, сформулировать задачу, составить хотя бы мысленно план или схему наблюдения;
• искать в наблюдаемом не только то, что предполагалось найти, но и обратное тому;
• расчленить предмет наблюдения и в каждый момент наблюдения наблюдать одну из частей, не забывая и о наблюдении целого;
• следить за каждой деталью, стараясь подметить наибольшее их число, установить максимальное количество свойств предмета или особенностей наблюдаемого;
• не доверять однократному наблюдению, исследовать предмет или явление с различных точек зрения, в разные моменты и в разных ситуациях, изменяя условия наблюдения;
• подвергать сомнению наблюдаемые признаки, которые могут быть ложной демонстрацией, симуляцией или инсценировкой;
• ставить вопросы "почему" и "что это значит" относительно каждого элемента наблюдения, продумывая, предполагая, подвергая критике и проверке дальнейшим наблюдением свои мысли и выводы;
• сравнивать объекты наблюдения, противопоставлять их, искать сходство, различия и связи;
• сопоставлять результаты наблюдения с тем, что было ранее известно об этом предмете, с данными науки и практики;
• ясно формулировать результаты наблюдения и фиксировать их в соответствующей форме это помогает их пониманию и запоминанию;
• привлекать к наблюдению различных специалистов, сравнивать и обсуждать результаты наблюдения со своими коллегами;
• помнить, что наблюдатель тоже может быть объектом наблюдения.
Характер наблюдения определяется предметом исследования.
Наблюдательность следователя направлена на отыскание доказательств. Она имеет воссоздающий характер, реконструирует на основе подмеченных признаков обстоятельства расследуемого события.
Следственная наблюдательность вырабатывается на базе знания способов совершения и сокрытия преступлений, а также следов (доказательств), оставленных при том или ином образе действий преступника, мест и способов их обнаружения.
Значит, основной путь развития следственной наблюдательности это постоянное расширение знания способов совершения и сокрытия преступлений, уловок преступника, методов обнаружения следов (доказательств), которое рождает практика и разрабатывает криминалистика.
Характер наблюдательности зависит от типов восприятия. Следователю в процессе наблюдения необходимо гармонически сочетать аналитический (детализирующий) и синтетический (целостный) тип восприятия подмечая отдельные признаки, свойства и особенности наблюдаемых предметов и явлений, одновременно охватывая и весь предмет (явление) в целом, во всей сложности и взаимосвязи отдельных его частей.
Применительно к интерпретации результатов наблюдения, наблюдательность следователя имеет по преимуществу объяснительный характер. Именно это обеспечивает проникновение в сущность наблюдательного явления, познание его всех юридически значимых свойств. Такую наблюдательность можно назвать принципиальностью качеством, которое очень важно для следователя.
Постоянным объектом наблюдения в следственной работе является человек, его духовная жизнь. Наблюдательность следователя в этой специфической сфере можно назвать психологической. Она выражается в умении подмечать и улавливать внешние проявления внутреннего мира людей, в способности понимать их чувства, переживания, побуждения, мотивы и цели, распознать психические свойства личности, угадывать" психологический подтекст" каждого действия и поступка.
Психологическая наблюдательность необходимая предпосылка предвидения человеческого поведения и управления им в нужных для следователя целях.
Такую психологическую проницательность иногда называют способностью "вчувствования", "вживания", то есть мысленного перенесения своего сознания в условия другого человека, для получения наиболее отчетливого представления о его внутреннем мире, чувствах, мыслях, побуждениях и поступках.
Психология уделяет большое внимание изучению скорости и точности восприятия человеком показаний различных приборов и сигналов современных средств связи. При анализе наблюдательных качеств следователя, при исследовании процесса формирования показаний свидетелей, потерпевших в быстротечных событиях, судебная психология может использовать положение инженерной психологии.
Есть еще один аспект психологической наблюдательности, очень важный для следственного работника. Нужно уметь наблюдать за самим собой, обеспечивая самоконтроль, управление собственным поведением и своевременное исправление допущенных ошибок.
Наблюдательность не природный дар, она формируется жизненной практикой, совершенствуется в профессиональной деятельности и нуждается в повседневной тренировке.
Как уже указывалось, следователь, чтобы успешно выполнять свои обязанности, должен обладать разнообразными и широкими познаниями. От следователя требуется разносторонняя образованность, но прежде всего ему необходима общая культура. Он должен иметь основательные представления о главных отраслях человеческого знания, глубоко разбираться в общественных науках и особенно в вопросах права. Кроме того, следователю нужны специальные знания, необходимые для профессиональной деятельности.
Образование, даже высшее, это еще не гарантия образованности, а скорее формальное требование, предъявляемое к претенденту на должность.
Наличный запас знаний ничтожный умственный капитал по сравнению с тем, что может потребоваться следователю в будущем. Этот запас постоянно должен пополняться.
Формула "чтобы уметь надо знать" точно передает соотношение знаний и умений следователя. Умения это знания в их практическом применении. Под умением понимается приобретенная человеком способность целеустремленно и творчески пользоваться своими специальными знаниями в процессе практической деятельности. Доведение до известной степени совершенства, умение становиться свойством человека умелостью.
Умелость включает в себя и навыки, то есть автоматизированные способы выполнения тех или иных действий. В ходе овладения профессией у следователя формируются навыки различной психологической структуры.
В психологии следователя наибольший интерес представляет роль памяти в накоплении опыта и сохранении знаний. Характер требований, предъявляемых к следователю, делает главной в его профессии произвольную, смысловую память и такие ее качества, как большой объем, высокая точность и готовность.
Следователь должен очень многое знать, то, что знает, хорошо помнить. Огромный объем информации, используемой и получаемой в процессе расследования, можно разделить на две части.
Первая это весь комплекс его профессиональных знаний и опыта, которые служат предпосылкой успешной деятельности следователя. Они являются как бы средством решения стоящих перед ним задач и сохраняются в его долгосрочной памяти.
Вторая часть информации относится к самому расследуемому событию. Это знание конкретных обстоятельств дела, фактических данных, установление которых является целью проводимого расследования. В полном объеме они сохраняются оперативной памятью.
По длительности сохранения воспринятого, память бывает двух видов кратковременной и долговременной. Информация в любом явлении вначале поступает в блоки кратковременной памяти, оттуда может перейти в блоки долговременной памяти и сохраняется неопределенный срок. Переход информации из долговременной памяти в кратковременную есть процесс воспроизведения информации. Считают, что кратковременная память связана с циркуляцией импульсов по замкнутым нервным путям, то есть реверберирующим (от лат. отражать) кругам возбуждения.
Продолжение реверберации в течение длительного времени (3050 мин.) вызывали стойкие круги структурных изменений в нервных клетках мозга, которые являются механизмом долговременной памяти. Таким образом, реверберация это переход информации с кратковременной памяти в долговременную. Процесс перехода информации из кратковременной памяти в долговременную называется процессом консолидации, то есть закрепления.
Сведения о кратковременной и долговременной памяти весьма значительны для следственной работы. Знание закономерности их функционирования облегчает следователю правильный выбор тактических воздействий и правильное воспроизведение забытого.
В зависимости от целей деятельности запоминание может носить непроизвольный или произвольный характер. При произвольном запоминании происходит осмысливание образа, отбор и обобщение главного в нем, а, если нужно, информация заучивается. При непроизвольном же запоминании закрепляются впечатления, это происходит как бы само собой, без усилия со стороны запоминающего.
С результатами последнего вида запоминания следователю нередко приходится иметь дело. Практика показала, что непроизвольное запоминание, как и произвольное, в большинстве случаев обеспечивает правильное воспроизведение нужной информации на допросе.
Существенен особый случай зрительнообразной памяти, называемый эйдетизмом (от греческого слова "эйдос" образ). Эйдетики чрезвычайно отчетливо сохраняют представление о виденном, как будто продолжают видеть его со всеми деталями, даже после исчезновения объекта из поля зрения.
Преимущественное развитие одного из видов памяти (зрительного, слухового, эмоционального, двигательного и т.п.) связано также с особенностями личности, условиями жизни, деятельности людей. Так, у юристов высоко развита словеснологическая память.
Следователь должен стремиться к выработке профессиональной памяти, продуктивность которой очень высока. Объясняется это направленностью интересов следователя. Профессиональная память связана с длительной тренировкой. Она зависит также от качества внимания, состояния человека в моменты восприятия и т.д.
В своей профессиональной деятельности следователю часто приходится обращаться к речи как источнику информации.
Язык и речь главные инструменты в следственной работе, которая представляет собой систему сложных взаимоотношений и взаимодействий следователя с участвующими в деле людьми. Как познавательная, так и удостоверительная стороны расследования неразрывно связаны с использованием речи в основных её формах: устной и письменной. Устность уголовного процесса сочетается с фиксацией в письменном виде полученных данных, с обязательным документированием хода и результатов расследования. Отсюда возникает необходимость для следователя безупречного знания языка, на котором ведется судопроизводство и высокое совершенство владения речью.
Ясность языка ясность мышления.
В процессе речевого оформления мысль приобретает наибольшую четкость.
Необходимость быть правильно понятым требует от следователя говорить тем языком, который понятен собеседнику. Следователь всегда должен думать над тем, как будет воспринят его вопрос или заявление, проверять это в ходе допроса, беседы, выступления, добиваясь полного взаимопонимания.
В противном случае свидетель или обвиняемый может не понять вопроса и дать неправильный ответ.
Необходимость ускоренной реакции в ходе допроса, умения понимать людей с полуслова вырабатывают у следователя "опережающее внимание". Восприняв минимальный объем языкового материала, следователь начинает действовать, пока ещё мысленно, с вероятностной информацией, зачастую не уяснив доподлинность сказанного.
Однако ясность и понятность не исчерпывает требований, предъявляемых к речи следователя. Очень большое значение в следовательской работе имеет, кроме всего, действенность речи, которой следователь должен уделять большое внимание. Это выражается в правильной интерпретации речи и адекватной по смыслу записи показаний.
Вопервых, целесообразно сделать речь свидетеля и вообще допрашиваемого менее эмоциональной, создать ему максимально спокойную и комфортную психологическую обстановку. Это важно потому, что чем более эмоциональна речь допрашиваемого, тем больше шансов у следователя ошибиться при переводе её смысла в общепринятый "язык" протокола.
Вовторых, когда в речи допрашиваемого имеются интонационные выделения, правильное понимание которых существенно для смысла, следует переспросить его и добиться, чтобы он выразил ту же мысль словесными средствами.
Втретьих, следователь не может полагаться на то, что он адекватно воспринял жест допрашиваемого. Помимо крайней неопределенности значения жеста, он бывает часто и просто двусмысленным или даже многозначным. Поэтому переспрос особенно необходим.
Уже из сказанного видно, какую огромную роль играет речь в деятельности следователя. В сущности, следователь обязан профессионально владеть навыками речи. К сожалению, в юридическом образовании этой стороне вопроса до сих пор уделяется недостаточно внимания.
Остановимся более подробно на специфике речи в особенно характерном случае: в условиях беседы следователя с подследственным или свидетелем.
Безупречное владение языком и развитие навыков речи необходимы следователю по разным причинам.
Вопервых, они обеспечивают объективность и достоверность расследования, а в дальнейшем и судопроизводства. Если следователь чтото недопонял или понял неправильно, или понял, но не успел адекватно отразить в протоколе, это так и останется в деле, и лишь с очень большим трудом может быть исправлено.
Вовторых, они обеспечивают доступность речи следователя. Этот фактор не менее важен. Ведь если даже следователь правильно понимает слова допрашиваемого, иногда достаточно одного неточного или неумело поставленного вопроса, чтобы допрос пошел по неправильному пути.
Втретьих, развитие речевых навыков и умений позволяет следователю установить с допрашиваемым живой психологический контакт, возбудить у него доверие: для этой цели следователь может и должен выбирать для собеседников разного пола, возраста, образования, социальной принадлежности разные слова, разное построение речи, уметь (в идеале) говорить с каждым на его языке.
Следователь, работающий в иноязычной среде, должен овладеть хотя бы в ограниченной степени языком местного населения: уровень доверия к человеку резко повышается, если население видит, что он если не овладел, то хотя бы старался овладеть языком, и, таким образом, человек не "посторонний", не "случайный". Лучше всего начинать допрос на местном языке и, при появлении трудностей, продолжать его через переводчика, чем работать с переводчиком с самого начала и тем самым невольно противопоставлять себя окружающим.
Вчетвертых, развитые речевые навыки существенны и для профессиональной деятельности самого следователя. Они способствуют четкости и ясности мышления, помогают преодолевать сковывающее влияние профессионального языка, нередко отражающиеся в некоторой шаблонности криминалистической мысли.
Какие же именно особенности речи следователю полезно развивать?
Вопервых, это богатство словаря, умение в каждый момент, в любой ситуации выбрать как раз то слово, которое уместно и необходимо.
Вовторых, это дифференцированность употребляемых средств языка, не просто умение выбрать нужную форму выражения, а богатство стилистических и иных языковых пластов, из которых эти выражения можно черпать. Так, следователь может правильно и уместно употреблять слова, но эффект от его беседы будет совсем иной, если он в разговоре с крестьянином будет свободно пользоваться его словарём, в разговоре с бухгалтером его профессиональной лексикой, а разговоре с профессиональным уголовником покажет знание "блата". Вместе с А.Р. Ратиковым мы считаем, что следователь обязан понимать "блат", но не должен, кроме как в самых исключительных случаях сам его употреблять.
Втретьих, это умение адекватно понять речь свидетеля или подследственного, то есть умение поставить себя на его место и "услышать" в этой речи то, что хотел вложить в неё говорящий, а не следователь сам имел бы в виду, говоря те же слова и употребляя те же выражения. Чем выше квалификация следователя, тем объективнее его понимание речи свидетеля или подследственного, тем меньше он "вкладывает" в это понимание от своего личного речевого опыта, от своих собственных речевых особенностей.
Общее требование к речи следователя можно сформулировать так: она должна быть максимально краткой, ясной и простой по выбору слов и синтаксическому строю.
Иной характер носит письменная речь, используемая в деловых бумагах и профессиональных актов следователя. Она ограничивается фактической информацией, обращена к рассудку и не рассчитана на пробуждение эмоций.
Язык документов отличается сжатостью и лаконичностью, он более экономичен, чем многословная устная речь. Вместе с тем, структурно он более развернут, ибо всё, что в устной речи заменяется и возмещается общей ситуацией и взаимным восприятием собеседников, должно быть выражено и зафиксировано в документе.
В связи с этим следует особо остановиться на технике протоколирования, которой зачастую не уделяется должного внимания. Протокол служит источником доказательств, и от его качества зависит возможность использования установленных данных в ходе дальнейшего расследования и судебного разбирательства.
При составлении протоколов допросов, в которых фиксируются показания, то есть живая речь свидетелей, потерпевших, подозреваемых и обвиняемого, перед следователем возникает нелегкая задача: запечатлеть полученные сообщения по возможности дословно. На практике же постоянно приходится встречать "стилизированные" протоколы, в которых все говорят одинаково. Это происходит оттого, что следователь неправильно вкладывает в их уста свою собственную, несвойственную им речь. В результате на суде порой это дискредитирует материалы расследования, стирает их доказательную ценность. Помня о такой опасности, надлежит по возможности придерживаться формулировок, оборотов речи и стиля допрашиваемых.
Что же касается процессуальных актов, не связанных с фиксацией чьихлибо показаний (протоколы осмотра, обыска и пр.), то их язык должен быть строго документальным, как и язык иных деловых бумаг следователя.
Следователю необходимо постоянно упражняться в точности передачи чужой речи, в полном, ясном, правильном и последовательном описании событий и предметов с использованием минимального количества слов, регулярно критически разбирать составленные документы.
Сколько бы ни говорилось о необходимости критической оценки материалов следствия и дознания, мы не можем избежать такого психического явления, как "гипнотическое действие" документа. Написанное или напечатанное слово зачастую воспринимается как наиболее авторитетное, заслуживающее полного доверия.
В обеспечении полноты и точности протоколирования большое значение имеет использование стенографии и звукозаписи, являющиеся средствами контроля и самоконтроля, технически упрощающее труд следователя (человек может написать 2030 слов в минуту, продиктовать же в 23 раза больше).
Воображение следователя.
Воображение, то есть создание новых образов, представлений или идей, ранее не воспринимавшихся человеком, имеет огромное значение в следственной работе. Бесконечное разнообразие жизненных явлений, с которыми приходится иметь дело следователю, придает его фантазии универсальный характер, формирует у него создание любых образов, отражающих и повседневные житейские ситуации, и различные формы человеческого поведения, и явления, относящиеся ко многим специальным областям человеческой практики.
Основным условием развития воображения следователя является накопление и обобщение его опыта и знаний.
Расследование как познавательный процесс, в первую очередь, опирается на воссоздающее воображение, то есть представления чеголибо (ранее не воспринимавшегося человеком, на основе словесного описания и условного изображения чертежи, схемы, карты). Воссоздающее воображение связано с перекодировкой информации со слов, условных знаков или графических изображений в наглядные представления, живые образы действительности.
Большую часть информации следователь черпает из устных и письменных заявлений, сообщений и описаний, из актов, протоколов и других документов. Этот материал отражается в сознании следователя не только в форме понятий и суждений, но и в форме образов, более или менее адекватных описанию. Отсутствие же нагляднообразных представлений крайне отрицательно сказывается на расследовании.
Значительно облегчает работу следственного воображения введение наглядной демонстрации, использование разного рода наглядных опор: рисунков, фотоснимков, чертежей, графических схем и иных изображений, а также слепков, макетов, моделей.
Поэтому очень важно иметь в следственных органах все необходимое для макетирования, проекционную аппаратуру, различные муляжи, наглядные пособия.
Точность отражения еще больше возрастает, когда мы имеем возможность воспринять хотя бы часть подлинной ситуации путем ознакомления с обстановкой места происшедшего и отдельными вещественными доказательствами. В таких случаях, полученные представления включаются в общую систему образов и обогащает воображение.
До сих пор речь, в основном, шла о воссоздании воображения следователя, которое является предпосылкой более сложного творческого воображения. Это последнее воссоздает новые образы и представления без опоры на их описание или условное обозначение, путем творческой переработки имеющихся знаний и материала прежних восприятий.
Обращаясь в прошлое, воображение следователя на основе отрывочных сведений, почерпнутых из различных источников, создает цельное представление о расследуемом событии во всех его существенных чертах. Отражая явление настоящего времени, воображение следователя рождает предположения об имеющихся следах, остатках, отпечатках и иных отображениях расследуемого события, при помощи которых оно может быть установлено и доказано. Наконец, регулируя и направляя свои действия, планируя расследование, следователь смотрит в будущее, предвидит результаты своего труда. Предвидеть значит вообразить.
Качества ума следователя
Психологическая сторона умственной деятельности следователя одна из наиболее интересных и наименее исследованных проблем.
Следственное мышление имеет свою специфику. В нем своеобразно реализуются общие закономерности. Мышление не только логический, но и психический процесс. Анализ содержания самих умственных процессов относится к компетенции психологической науки, и, в частности, того ее раздела, который именуется психологией мышления.
Практическое мышление в процессе трудовой деятельности именуют оперативным. Термин "оперативное" допускает различные толкования: оперативной можно назвать деятельность, состоящую из ряда операций либо протекающую особенно быстро, а если иметь в виду, что по латыни "опера" означает труд, то оперативным можно назвать мышление, непосредственно вплетенное в трудовой процесс. Все эти оттенки применимы к мышлению следователя.
Различая нагляднодейственное, образное и абстрактное мышление, в психологии иногда неправомерно связывали практический интеллект с нагляднодейственным мышлением как с генетически более ранней и более элементарной формой умственной работы. При этом предполагалось, что наиболее высокие требования к уму предъявляет теоретическая деятельность, которая связывалась только с абстрактным мышлением, практический же ум, даже на самых высоких его ступенях, расценивался как менее квалифицированный. Ныне уже бесспорно доказано, что высшие проявления человеческого разума в одинаковой мере присущи и теоретически и практически.
Вряд ли можно говорить о преобладании в деятельности следователя нагляднодейственного, образного или абстрактного мышления. Все эти виды здесь взаимосвязаны и непрерывно переходят друг в друга. В самом нагляднодейственном мышлении существуют разные уровни от простейших манипуляций до сложнейших умственных действий с конкретными образами и обобщенными представлениями, которые свойственны интеллектуальной работе следователя.
Да и абстрактное мышление обозначает две разновидности умственной работы:
вопервых, оперирование готовыми абстрактными категориями;
вовторых, самостоятельное абстрагирование, необходимое для перехода к действию с отвлеченными понятиями.
Вторая разновидность, тесно связанная с нагляднодейственным и образным мышлением, значительно сложней.
Следователь, который имеет дело с конкретными предметами и явлениями, оторваться от чувственных данных бывает труднее, чем оперировать готовыми идеями.
Различая ум конкретный и ум абстрактный, обычно считают, что конкретный видит детали, проявляя внимание к мелочам, от которых абстрактный ум отличается отвлечением от несущественного.
Искусство расследования это в значительной степени умение видеть и понимать мелочи. Полная очевидность события дело довольно редкое, чаще следователю достаются скрытые и незаметные следы, при помощи которых достигается опосредованное познание расследуемого события. Однако, ведение этих отдельных деталей ничего не дает без обобщения и скачкообразного перехода к событию в целом, а это требует конкретного равновесия и абстрактного в следственном мышлении, которое должно и охватить картину в целом, и видеть штрихи её образующие.
С этим связана и такая черта следственного мышления, как равнодействие анализа и синтеза. Почти в каждой работе по тактике и методике говорится об аналитической деятельности следователя: анализе исходных данных, анализе доказательств и тому подобное, но в редких случаях о синтетической работе ума. Это создает впечатление, что ведущей умственной операцией для следователя является анализ.
Однако понимание материала, подготавливаемое анализом достигается в результате синтеза. Версии, план расследования, оценка доказательств всё это синтетические образования. Без синтеза остаются лишь частности, механический набор знаний, не организованных в единую систему.
Следственное мышление требует гармоничного сочетания анализа и синтеза.
Мышление, вскрывающее причины какихлибо явлений, иногда называется причинноследственным. Именно такой характер носит мышление следователя. Можно сказать, что основным содержанием его умственной работы является выведение следствий. Эта операция применяется в двух планах.
Вопервых, установление причин какихлибо явлений по наличным данным, которые рассматриваются как последствия или результаты действия этих причин.
Вовторых, установление последствий по наличным данным, которые рассматриваются как причины, приводящие к определенному результату.
В первом случае мы имеем дело с объяснением, во втором с предвидением.
Отличительной чертой умственной работы следователя является то, что ему зачастую приходится действовать при крайней неполноте исходных данных, как бы в потемках, при самом приблизительном знании того, что нужно установить и конкретно какими средствами это может быть достигнуто. Его ум постоянно работает с ненадежной, недостаточной, вероятностной информацией. Следователь должен учитывать степень её вероятности и меру надежности, опираясь на опыт и знания, отражающие "несчитанную статистику" реальной жизни.
В каждом случае следователю необходимо продумывать свои действия и действия своих партнеров "на много ходов вперед", а поскольку имеющиеся данные допускают различные варианты и каждом из них возможны различные отклонения, то приходится учитывать огромное количество возможностей, рассчитывая промежуточные операции и действия. Умение видеть перспективу дела вплоть до судебного разбирательства одна из существенных особенностей следственного мышления.
Отмеченные особенности следственного мышления предполагают наличие у следователя следующих качеств ума:
• глубины способности проникнуть за поверхность видимого в сущность фактов, понять смысл происходящего, предвидеть ближайшие и отдаленные, прямые и побочные результаты явлений и поступков;
• широты умения охватить мыслью большой круг вопросов и фактов, привлекая знания из различных областей науки и практики;
• мобильности способности продуктивного мышления, мобилизации и использования знаний в сложных условиях, в критической обстановке;
• быстроты умения решать задачи в минимальное время, производя ускоренную оценку обстановки и принимая неотложные меры;
• целеустремленности волевой направленности мышления на решение определенной задачи, способности длительно время удерживать её в сознании и организованно, последовательно, планомерно думать над её разрешением;
• самостоятельности способности постановки целей и задач, умения находить их решения и пути к их достижению без посторонней помощи;
• критичности умения взвешивать сообщения, факты, предположения, отыскивая ошибки и искажения, раскрывая причины их возникновения;
• гибкости умения подойти к явлению с различных точек зрения, устанавливать зависимости и связи в порядке, обратном тому, который был уже усвоен, варьировать способы действия, перестраивать свою деятельность и изменять принятые решения в соответствии с новой обстановкой.
Для развития этих качеств ума при подготовке следователей целесообразно практиковать решение специальных задач упражнений, основанных на психологических принципах.
Мышление следователя
Любой предмет обладает бесконечным множеством свойств, признаков, сторон и отношений, исчерпывающее познание которых за короткий срок невозможно. Отражение их органами чувств и человеческой мыслью всегда избирательно, оно беднее действительности, но тем не менее несет в себе достоверное знание, необходимое для достижение той или иной цели.
В зависимости от цели исследования, мы абстрагируемся от многих несущественных в данной ситуации сторон и взаимосвязей, что позволяет глубже, вернее и полнее установить все то, что имеет значение для дела. Говоря о полном, объективном и всестороннем исследовании в уголовном процессе, имеют ввиду именно такие существенные и юридически значимые обстоятельства.
Но как достигается знание этих обстоятельств, как осуществляется движение человеческой мысли от незнания к неполному знанию, а от него к знанию достоверному? Этот общий методологический вопрос имеет огромное значение в деятельности следователя.
При ответе на поставленный выше вопрос в юридической литературе обычно ограничиваются рассматриванием логической стороны мыслительных процессов, не касаясь их конкретного содержания. В таком освещении расследование выглядит как процесс выдвижения и проверки различных версий.
Но ведь версия это только логическая форма мысли, сама же мысль намного богаче и содержательнее. Между логическими операциями и отражаемой действительностью в сознании следователя находятся важные посредствующие звенья, протекают сложные познавательные процессы. Поэтому было бы слишком упрощенным представлять себе мыслительную деятельность следователя только как систему логически развернутых рассуждений, именуемых в психологической науке дискурсивным мышлением.
Мышление возникает тогда, когда окружающая действительность и в первую очередь окружающие люди требуют от человека решить какуюлибо задачу, ответить на какойлибо вопрос и т.д.
Мышление, как и воображение, нужно на всем протяжении расследования. Мышление человека, в отличие от чувственного познания, начинается в связи с возникновением у него у него задачи, вопроса и даже удивления. Следователю постоянно приходится разрешать те или иные задачи, которые ставит перед ним расследование уголовного дела. Однако мышление это не просто процесс решения задачи, хотя мышление возникает обычно из проблемной ситуации и направлено на ее разрешение.
Эти задачи стоят перед следователем с того момента, когда он получил первую информацию о совершении преступления, и до окончания расследования уголовного дела, которое тождественно решению проблемных ситуаций. Чем острее проблемность ситуации, тем активнее бывает процесс мышления. Таким образом, приходится мысленно восстановить картину действительности в ее конкретности.
А это по самому существу задача анализа и синтеза, которые являются составными частями процесса мышления. Анализ и синтез это две стороны, или два аспекта, единого мыслительного процесса. Они взаимосвязаны и взаимообусловлены. Анализ по большей части совершается через синтез. Правильный анализ любого дела всегда является анализом не только частей, элементов, свойств, но и их связей или отношений. Он поэтому ведет не к распаду целого, а к его преобразованию. Это же преобразование целого, новое соотношение выделенных анализом компонентов целого и есть синтез.
Синтез непрерывно переходит в анализ и наоборот. Анализ помогает следователю выделить из показаний самое существенное, самое необходимое.
Через сравнение конкретную форму взаимосвязи синтеза и анализа следователь приходит к обобщению, что фактически является решением данной конкретной задачи. Сравнение это анализ, который осуществляется посредством синтеза и, в свою очередь, ведет к обобщению, к новому синтезу. Сравнение это способ проявления взаимодействия анализа и синтеза. Именно через сравнение следователь приходит к обобщению становлению определенных версий.
Мыслительные действия связывают прошлый опыт и знания с вновь полученной информацией, помогая анализировать ее. Анализируя новую информацию, отбирая из нее самое необходимое, следователь тем самым дополняет свои знания, которые сыграют свою роль при решении очередной мыслительной задачи.
Следует также остановиться на качествах творческого мышления:
1. Проблемный характер подхода к изучаемым явлениям
это качество творческого мышления проявляется в умении найти вопросы, подлежащие выяснению, исследованию, найти проблемную ситуацию там, где многим кажется, что все в расследуемом деле просто.
К проблемному характеру мышления примыкает такое его свойство, как "определенность мышления". Проблемный характер мышления следователь использует при реконструктивной деятельности и поисковой, вернее на их стыке.
2. Оперативность мышления приурочение умственных операций (наблюдательность, воображение), которые в исследовании вещественных доказательств и других юридических фактов наиболее значимы. В оперативность мышления входит также гибкость в применении различных методов и приемов, при помощи которых данное дело может быть расследовано в более короткие сроки и более качественно. Оперативность мышления обеспечивает оптимальное сочетание наблюдательности, воображения и интуиции.
3. Динамичность мышления умение быстро, творчески ориентироваться в расследуемом деле, установить, на что именно нужно обратить внимание и от чего следует отвлечься, быстрота охватывания расследуемой ситуации и взвешивание оснований, которыми нужно разумно руководствоваться в последующем развитии дела (версии).
4. Широта мышления проявляется в продуктивности творческой работы при решении многих проблем. Это качество особенно необходимо следователям, расследующим хозяйственные преступления, где нужна большая разносторонность, рациональное применение знаний и умений, прошлого опыта в процессе познавательной деятельности.
5. Глубина мышления выражается в выявлении существенных свойств, связей и отношениями между предметами и явлениями. Следователь не оставляет без внимания каждую, даже еле заметную связь, особенно при первых шагах расследования, и старается выяснить причины, их породившие; благодаря этому он приобретает новые знания. В процессе выяснения причин, породивших эти связи, процесс мышления имеет ценный характер, звеньями которого являются мысленные пробы.
Каждая мысленная проба это аналитикосинтетический процесс.
Следователь, изучая доказательства, ставит различные мысленные пробы по отношению к конкретному этюду, вещественному доказательству. В частности, пробу сможет ли эту дверь, находящуюся на запоре открыть один человек? Ответив на этот вопрос отрицательно, следователь идет дальше: можно ли открыть эту дверь, не нарушив сигнализацию, идущую на пульт в отдел охраны и т.д. Мысленные пробы касаются признаков одного явления, предмета или вещественного доказательства, а версия в целом состоит из множества этих проб, которые, переплетаясь между собой, создают её.
6. Смелость, оригинальность, а главное, обоснованность выдвижения версий по расследуемому делу в их решении.
Следователь обладая этими качествами, гораздо скорее составит вероятную версию. Эти качества в процессе творчества постоянно "накладываются" друг на друга. Например, какой бы смелой и оригинальной ни была версия по делу, она с самого начала должна быть обоснованна.
7. Логичность мышления развитие последовательности мыслительного процесса, строгость и "проницательность" доказательства, умение делать обобщающие выводы из обширных и разнообразных юридических фактов всё это присуще мышлению следователя.
Следственное мышление строится по такой модели: вначале определяются задачи о очередность их решения (выдвигаются версии и проверяются путем следственных и оперативных действий), затем определяются источники информации, методы решения задач (анализируется и создается система прямых и косвенных доказательств, учитываются все противоречия и возражения).
8. Критичность и непредвзятость (объективность) мышления это стержень мыслительного процесса следователя, без которой он не может установить истину.
Составной частью творческого мышления являются интуиция это стремительный переход от одних утверждений к другим, иногда с таким обширным проскакиванием отдельных звеньев рассуждения, что посылки и промежуточные процессы не заполняются, хотя при остановлении хода мыслей их можно было бы обнаружить.
Основное назначение интуиции в процессе расследования состоит в том, что она создает гипотезы. Она играет важную, вспомогательную роль в процессе доказывания, но совершенно безразлична с очки зрения конечных результатов этого процесса для принятия процессуальных решений.
Однако, для отыскания истины, собирания доказательств, выбора наиболее эффективных приемов расследования профессиональная интуиция необходима.
Вопрос о следственной интуиции тесно связан с проблемой внутреннего убеждения следователя при оценке доказательств.
Внутренне убеждение следователя это, вопервых, знание, вовторых, вера в правильность этого знания и, втретьих, волевой стимул, побуждающий к определенным практическим действиям.
Теорией и практикой выработаны требования, которые должны удовлетворять в смысле обоснованности внутренние убеждения.
Оно должно быть основано:
• на фактических данных, собранных в установленном законом порядке;
• на доказательствах, проверенных и основанных в установленном законом порядке;
• на всестороннем полном и объективном рассмотрении материалов дела;
• на рассмотрении каждого из доказательств отдельно и всех в совокупности;
на таких доказательствах, которые позволяли бы сделать единственно возможный вывод из материалов дела.
Для полного понимания мыслительного процесса при расследовании необходим механизм этого процесса, который основывается на теории мысленного моделирования.
Информация, которой пользуется следователь в процессе доказывания, можно рассматривать как модель исследуемого события.
В зависимости от формы отражения действительности различают материальные, или физические, и идеальные, или воображаемые модели.
Всякая материальная модель, прежде чем воплотиться в действительность, обязательно проходит идеальную стадию в качестве замысла, плана или схемы будущего действия и его результатов.
В процессе мышления следователь оперирует некоторым умственным материалом, который имеет двоякую психологическую природу. Это, вопервых, более или менее яркие образы, вовторых, смысловое значение образов, выраженное в понятиях и суждениях. Характеристика мыслительного процесса будет неполной, если не упомянуть об еще одной важной особенности информационных моделей: существование их зачастую не осознается следователем. Модель как бы независима от его воли и продолжает действовать тогда, когда человек сосредоточен на другом и не размышляет о предмете данного исследования.
Логические операции являются органической частью любой мыслительной деятельности. Одной из таких форм является гипотеза, как говорят криминалисты, версия, которая может рассматриваться как идеальная информационнологическая модель.
Особое значение в моделировании расследования имеет принятие тактических решений, под которыми мы понимаем нахождение следователем линии поведения в конкретной ситуации. Принятие тактического решения сложный волевой акт, в котором синтезируются знания и опыт, умение четко определить цель деятельности и оценить ситуацию. Главными условиями принятия и выработки тактического решения являются:
• наличие минимума информации;
• определение цели деятельности;
• наличие критериев оценки информации и всей ситуации.
Основываясь на положение науки управления, можно моделировать процесс принятия решения по уголовному делу, например, решения о задержке подозреваемого: см. таблицу "Модель принятия тактического решения".
Мыслительная работа следователя находит наиболее обобщенное выражение в версиях и планах.
Версия это предположение о прошлых событиях, план это предположение о событиях будущего. Первое есть мысленное отражение возможных действий преступника и других обстоятельств, по поводу которых ведется расследование, второе мысленное отражение собственных действий следователя, намеченные для выяснения этих обстоятельств и выполнения иных задач расследования.
Планирование это мысленный процесс, определяющий порядок, последовательность и ожидаемые результаты предстоящих действий.
Известно несколько видов планирования следователем своей работы:
• В зависимости от периода и сроков деятельности, охватываемой планом, различается перспективное и текущее планирование.
• По степени детализации и конкретности различаются схематические и детальные планы.
• По широте планирования различаются планирование отдельного следственного действия и планирование системы мероприятий.
В психологии труда сложный процесс планирования рекомендуется строить по этапам, которые полезно освоить и следователю.
Первый этап ориентировочное планирование. На этой стадии предварительно осознаются, взвешиваются и оцениваются возможности решения задачи, достижения поставленной цели. Если достижимость цели и выполнимость необходимости действий установлена, наступает следующий этап организационное планирование. Здесь уже обдумываются все условия и организационные формы предстоящей деятельности. После решения организационных вопросов переходят к планированию исполнения, то есть мысленному построению деятельности из составляющих ее компонентов: приемов, операций, действий. Эти компоненты согласуются с промежуточными действиями и целями, отбираются по возможным результатам, сопоставляются по признакам одновременности, последовательности, логической зависимости и иным характеристикам и, наконец, объединяются в единую систему будущего поведения.
В дальнейшем происходит допланирование постоянное дополнение и уточнение плана.
Одной из обязательных сторон психической деятельности следователя является планирование самоконтроля.
Под самоконтролем понимают сознательные процессы, которые состоят в том, что следователь, учитывая цель и намеченный план работы, следит за собственными действиями и их результатами, сопоставляет их с тем, что планировалось и предполагалось достигнуть, и на этой основе регулирует свою дальнейшую деятельность. Связь самоконтроля с регуляцией своих действий базируется на учете и самоучете выполняемой работы, устойчивом внимании и наблюдении за ее ходом, а также своевременной реакции на изменение ситуации, допущенные ошибки и нежелательные отклонения, систематической оценке результатов своих действий. При планировании самоконтроля необходимо предусматривать его непрерывность и вариативность.
Наукой и практикой выработаны требования, которым должен удовлетворять план работы:
1. Максимальная обоснованность плана, имеющегося в распоряжении следователя информацией относительно существенных компонентов будущего действия: условий предстоящей работы, участников, препятствий, способствующих факторов, ожидаемых событий.
2. Реальность, выполнимость плана. Он должен исходить не из благих пожеланий, а из точного расчета и учета реальных возможностей.
3. Индивидуальность плана, его пригодность для данной работы, для расследования определенного дела или группы дел.
4. Гибкость и подвижность плана.
5. Непрерывность плана.
6. Последовательность, согласованность и взаимосвязь отдельных его частей по месту, времени, исполнителям, ожидаемым результатам и иным показателям.
Эффективность, способность обеспечить решение тех задач, для которых он разрабатывается.
 
07.03.2010 16:37