Защита социально-экономических прав человека
Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

155136

Защита социально-экономических прав человека

Наряду со сложившейся системой универсального сотрудничества государств в области прав человека такая деятельность осуществляется и на основе региональных соглашений. Региональное сотрудничество дополняет фрмы универсального сотрудничества, а в некоторых отношениях и более эффективно обеспечивает основные права и свободы человека.
Согласно ст. 52 и 53 Устава ООН, региональные организации должны были создаваться для мирного разрешения «местных споров», а также для применения принудительных мер под руководством Совета Безопасности. Однако вскоре после принятия Устава ООН стали создаваться и организации, цель которых – защита прав и свобод человека на региональном уровне. Такие организации учреждены на всех континентах за исключением Азии.
Старейшей региональной организацией является Совет Европы. 4 ноября 1950 года Комитет министров Совета Европы в Риме приням Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которая вступила в силу для первых 10-ти шосударств в 1953 году. Конвенция открыта только для государств-членов Совета Европы. В настоящее время все 23 его члена ачавствуют в Конвенции (последней 4 мая 1990 года Конвенцию ратифицировала Финляндия). 8 протоколов, последний из которых вступил в силу 1 января 1990 года, дополняют Конвенцию.
По своему содержанию права, предусмотренные в Колнвенции и Пакте о гражданских и политических правах, во многом совпадают. Уже это свидетельствует, что Конвенция защищает только гражданские и политические, а не социально-экономические права.
Как подчёркивается в преамбуле Конвенции, её участники поставили перед собой цель предпринять «первые шаги» для осуществления «некоторых прав», перечисленных во Всеобщей декларации прав человека. И действительно, в Конвенции содержится лишь часть прав и свобот, закреплённых во Всеобщей декларации и Пактах о правах человека. Однако достоинство системы состоит в том, что оан постоянно развивается и дополняется новыми документами. Дополнительные протоколы и Конвенции включили в систему европейской защиты практически весь перечень гражданских и политических прав, как уже подчёркивалось.
Что же касается социально-экономических прав, то в рамках Совета Европы в 1960 году в Турине была принята Европейская социальная хартия, вступившая в силу в 1965 году. В отличие от Конвенции, о которой речь бутет идти подробнее, Хартия предусматривает для своей имплементации только систему докладов государств-участников, рассматриваемых специально созданным для этого Комитетом экспертов.
Сравнение как формулировок статей Хартии и Конвенции, так и контрольных механизмов, созданных на их основе, жаёт весьма наглядное представление о различиях между гражданскими и политическими правами, с одной стороны, и социально-экономическими, - с другой.
Положения Конвенции сформулированы в форме строгих обязательств государств и безусловных прав индивидов, в то время как статьи Хартии носят условный характер. Можно сказать, что в отношении гражданских и политических прав речь идёт действительно об их международной защите, а в случае социально-экономических прав можно говорить о международном сотрудничестве в деле поощрения и развития уважения к этим правам.
Так, ст. 20 Хартии определяет, что государства-участники обязуются: а) рассматривать часть I настоящей Хартии как декларацию целей; б) считать имеющими для себя обязательную силу по крайней мере 5 следующих статей части II настоящей Хартии: статьи 1, 5, 12, 13, 16 и 19.
Если же мы возьмём ст. 1 части II Хартии, озаглавленную “Право на труд”, которая по смыслу ст. 20 является обязательной, то мы видим, что и она сформулирована не в виде правил, которые могут применяться судебными органами для защиты прав конкретного индивида, а как декларация целей, стоящих перед государствами. Здесь государства обязуются, например, признавать в качестве одной из основных целей и обязанностей достижение и поддержание как можно более высокого и стабильного уровня занятости, с тем, чтобы обеспечить полную занятость, а также организовывать или расширять соответствующую прфессиональную ориентацию, обучение и трудовую переподготовку.
Если международные стандарты по гражданским и политическим правам могут охраняться посредством системы индивидуальных жалоб в международные органы, выступающие в качестве квазисудебных, то социально-экономические права по своему характерц не подлежат такой защите. Они больше чем гражданские и политические зависят от характера и уровня социально-экономического развития страны. Они также значительно более позднего происхождения по сравнению с гражданскими и политическими правами и можно сказать, что для многих государств они ещё не стали такими же естественными, кок последние. Хотя, нужно сказать, право на пенсионное обеспечение стало уже вполне естественным правом для гражданина любого развитого общества.
От характера самих прав зависит и характер международных контрольных механизмов и процедур. Однако ценность Европейской Конвенции состоит не в зафиксированных правах и свободах, а в создании механизма их имплементации.
«Ценность Конвенции, - пишет французский учёный К. Васак, - определяется фактически её механизмом, а не правами, которые она защищает». Впервые в истории человечества, подчёркивает он, существует международный механизм, который функционирует вне государства и «выражает общие ценности всего человечества» . Этот механизм, по определению других учёных, «является уникальным, жизненным и развивающимся» .
На основе Конвенции были образованы и действуют два органа: Европейская Комиссия по правам человека (Комиссия) и Европейский суд по правам человека (Суд), которые наделены полномочиями по рассмотрению жалоб как государств, так и отдельных лиц.
В отличие от Рактов по правам человека, а также Хартии, Конвенция не предусматривает такого метода контроля как доклады государств о выполнении принятых обязательств. Любое государство-участник может направлять в комиссию жалобу о том, что другая сторога нарушает положения Конвенции (ст. 24). Участники Конвенции обязуются подчиняться системе межгосударственных жалоб (сообщений0, а также в случае специального заявления, они соглашаются на систему индивидуальных сообщений (петиций) отдельных лиц, неправительственных организаций и групп лиц о нарушении их прав государствами-участниками Конвенции. Жалобы рассматриваются только в том случае, если государство, против которого они поданы, признало подобную компетенцию Комиссии (ст. 25) . И, хотя в отличие от Пакта о гражданских и политических правах, система межгосударственных жалоб здесь действует (до сих пор было зерегистрировано 11 таких дел), наиболее важной является именно система индивидуальных петиций. Если в 1955 году их было зарегистрировано всего 138, то в 1989 году уже 1445.
Двухярусная система Конвенции – Комиссиия и Суд действуют следующим образом. Прежде чем принять жалобу к рассмотрению по существу, Комиссия должна удостовериться, что исчерпаны все доступные внутренние средства правовой защиты и не истёк 6-месячный срок после принятия решения на национальном уровне (ст. 26). Не принимаются к производству анонимные жалобы, а также те, которые уже расследовались Комиссией или рассматриваются в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования (ст. 27). Комиссия не рассматривает жалоб, содержащих требования о признании прав не перечисленных в Конвенции или же не признаваемых государствами-участниками. Ряд критериев приемлимости жалоб сформулирован широко и недостаточно определённо, что даёт Комиссии возможность отвергать многие из них. В п.2 ст. 27 Конвенции среди таких критериев упоминаются «недостаточная обоснованность» жалобы, «злоупотребление» правом на подачу жалобы и т.п. Но даже приняв жалобу к рассмотрению, Комиссия может впоследствии отвергнуть её, если в ходе расследования обнаружатся основания, перечисленные в ст. 27 Конвенции. Такие громоздкие и недостаточно чёткие критерии приемлимости жалоб дают возможность пресечь поток индивидуальных петиций с которыми не справится ни один орган.
После принятия жалобы Комиссия переходит к рассмотрению её по существу, а в необходимых случаях проводит расследование. Она может достичь мирного урегулирования вопроса на основе уважения прав человека между сторонами. Если мирное урегулирование не достигнуто, Комиссия составляет доклад с изложением фактов и своего мнения относительно того, свидетельствуют ли установленные факты о нарушении государством его обязательств по конвенции, и такие рекомендации, которые она признаёт необходимым сделать (ст.31). Получив доклад Комиссии, Комитет прежде всего сам решает вопрос о том, была ли нарушена Конвенция (п.1 ст.32). В случае утвердительного ответа он обязывает соответствующие государства принять в течение определённого времени предписанные ему решением Комитета мерв. По истечении этого периода в случае невыполнения государством вынесенных предписаний Комитет решает вопрос о том, какие дополнительные меры должны быть предприняты для выполнения его первоначального решения. Это решение Комитета принимается большинством в дре трети голосов его членов (п.3 ст.32). Комитет министров рассматривает жалобы лишь в том случае, если они не были переданы в Европейский Суд по правам человека. Дела в Суд передаются только Комиссией или государством-участником Конвенции; отдельные лица такого права не имеют. Решения Суда являются окончательными и обязательными для государств-участников. Их невыполнение может повлечь за собой приостановление членства в Совете Европы и даже исключение из организации.
Созданный в соответствии с Европейской Конвенцией механизм контроля является, по существу, наднациональной властью. Его учреждение потребовало от государств-членов Совета Европы отказаться от сложившихся стереотипов и абсолютизации государственного суверенитета. Решения Суда, имеющие значение прецедента, оказывают значительное влияние на формирование и развитие доктрины европейского права. Ими в повседневной практике руководствуются судебные органы государств-участников. Члены Совета Европы постоянно корректируют своё законодательство и административную практику под влиянием решений Суда. Отвергая законность национальных судебных решений, Европейский Суд побуждает законодателя пересматривать действующее законодательство и практику его применения.
Любое государство, вступающее отныне в Совет Европы, должно не только присоединяться к Европейской Конвенции, но и внести в своё законодательство необходимые изменения, вытекающие из прецедентного права, зоздаваемого решениями Суда по правам человека.
Созданный на базе Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод контрольный механизм далёк от совершенства. Он носит в значительной степени компромиссный характер. Вгоды его создания члены Совета Европы не были готовы к отказу от значительной части своих суверенных прав и переводу наднациональной защиты прав человека на более высокий уровень. Сейчас имеются все предпосыоки для того, чтобы предоставить индивиду прямой доступ в Суд, одной из функций которого мог бы быть конституционный контроль.
Контрольные органы, созданные в рамках Совета Европы, обладают знасительно большими полномочиями, чем различные комитеты ООН, учреждённые на основании универсальных конвенций. Так, принятая в 1987 году Европейская Конвенция о предотвращении пыток и бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания предусматривает периодическое посещение государств-участников Комитетом независимых экспертов в целях осмотра мест заключения, включая тюрьмы, казармы и психиатрические заведения. Для посещения любых мест заключения предварительного согласия государств-участников Конвенции не требуется.
Деятельность контрольного механизма, созданного в рамках Совета Европы на основании многочисленных европейских конвенций, способствует унификации юридических систем всех стран Европы в области защиты основных прав и свобол человека.
В 1996 году Россия вступила в Совет Европы и решается вопрос о ратификации нашей страной европейских соглашени, принятых в рамках этой организации.
И снова, со всей остротой встаёт вопрос, должна ли Россия лишь формально ратифицировать эти международные соглашения, а затем в течение ряда лет приводить в соответствие с ними законодательство страны или, учитывая негативный исторический опыт, необходимо в ближайшее время привести в соответствие с европейскими стандартами не только Конституцию России, но и её отраслевое законодательство, многие положения которого не соответствуют общепризнанным международным нормам.
И, наконец, я считаю чтобы избежать наплыва частных жадоб в Европейскую Комиссию и Европейский Суд, необходимо разработать и принять эффективный механизм и гарантии реализации принимаемых законов.


2. УНИВЕРСАЛЬНЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ НОРМЫ И СТАНДАРТЫ ПО ЗАЩИТЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И КУЛЬТУРНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА.



2.1. Право на трудт в справедливых и благоприятных условиях.

Право на труд и его гарантии занимают одно из ведущих мест в каталоге социально-экономических свобод личности. Осуществление этого права необходимо прежде всего для человеческого существования, а также для обеспечения условий всестороннего развития линости.
В статье 23 Всеобщей декларации прав человека говорится: «Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы. Каждый человек, без какой-либо дискриминаци, имеет право на равную оплату за равный труд» .
Согласно Пакту об экономических, социальных и культурных правах, право на труд «включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается…»(п.1 ст.6). Право на свободный выбор труда предполагает запрещение рабства и принудительного труда, которое предусмотрено Пактом о гражданских и политических правах (ст.8).
Практической целью осуществления на государственном уровне этого индивидуального права является обеспечение работой всех желающих и предполагает эффективную защиту от безработицы. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации специально предписывает государствам-участникам «обеспечить равноправие каждого человека в отношении осуществления права на труд, включая защиту от безработицы» .
Полная занятость является необходимым условием реализации апрва на труд. В Уставе ООН указывается, что «Организация Объединённых наций содействует повышению уровня жизни и полной занятости населения» (п.а ст.55). В Конвенции МОТ №122 о политике в области занятости, принятой в 1964 году, отмечается, что в целях «ликвидации безработицы и неполной занятости каждый член Организации провозглашает и осуществляет в качестве главной цели активную политику, направленную на содействие полной продуктивной и свободно избранной занятости» (ст.1). Эта политика согласно конвенции должна быть направлена на обеспечение работой всех тех, кто ищет работу и готов приступить к ней. Этот принцип получил закрепление и дальнейшее развитие в Конвенции МОТ №168 о содействии занятости и защите от безработицы, вступившей в силу в 1991 году. Каждоый гражданин имеет право свободного выбора места работы. Отказ в приёме на работу может быть оправдан только в случае отсутствия свободных мест или недостаточной квалификации претендующего на работу. Необоснованные увольнения являются незаконными. Трудящийся может восстановиться в своей прежней должности в необходимых случаях и через суд. Одним из важных аспектов свободы выбора места оаботы является право менять место работы после соответствующего уведомления администрации предприятия или уччреждения. При достижении пенсионного возраста трудящийся может по своему желанию продолжать работу, получая при этом как пенсию, так и зарплату, общий размер которых не должен превышать установленного максимума.
В Пакте об экономических, социальных и культурных правах особо подчёркивается необходимость принятия государствами надлежащих мер, включая развитие профессионально-технического обучения, достижение экономического роста и обеспечение полной производительной занятости служащих целям полного осуществления права на труд (ст.6). Также и Конвенции МОТ №168 о содействии занятости и защите от безработицы содержатся аналогичные положения (ст.7). Вопросы развития профессионально-технического обучения регулируются в Конвенции МОТ о профессиональной ориентации и профессиональной подготовке в области развития людских ресурсов. Этим подчёркивается важное самостоятельное значение этого аспекта трудовых прав, поскольку ищущие работу часто не имеют требуемой профессиональной квалификации для получения рабочего места. Рост экономического потенциала сам по себе далеко не всегда влечёт повышение производительной занятости населения и не приводит автоматически к более полной реализации его экономического потенциала. Сопровождаемый технологизацией производства, высвобождающей рабочую силу и сокращающей число занятых на производстве, он нередко приводит к противоположным результатам и ущемляет интересы экономически активного населения.
Одним из наиболее сложных вопросов, служащих серьёзным препядствием на пути к практическому осуществлению права на труд, является сокращение занятости и увеличение числа безработных. Особенно высокий процент безработных регистрируется среди неквалифицированных рабочих, женщин, молодёжи и групп населения, принадлежащих к рассовым и нацмональным меньшинствам. В одном из исследований ООН по вопросу об осуществлении экономических, социальных и культурных прав, указывалось, что для большей части населения мира, в том числе в государствах с системой рыночной экономики, практическая реализация права зарабатывать на жизнь трудовой деятельностью, которую любой человек свободно выбирает или на которую свободно соглашается, не является реальностью.
Проблемы получения квалифицированной работы, реализации свободы выбора места работы и принципа равной оплаты за равный труд характерны, в частности, для рабочих-мигрантов. Конвенция МОТ №97 от 1947 года о трудящихся-мигрантах специально предусматривает, что иностранные рабочие должны пользоваться не менее благоприятными условиями, чем собственные граждане, в отношении приёма на работу, профессионального обучения, участия в прфсоюзах и т.д.
Например, статья 6 конвенции МОТ №97 гласит: «Каждый член Организации, для которого настоящая конвенция находится в силе, обязуется предоставлять, без дискриминации по признаку национальности, религии, пола, иммигрантам, законно пребывающим на территории, условия не менее благоприятные, чем те, которыми пользуются его собственные граждане в отношении нижеследующих вопросов:
А/ поскольку такие вопросы регламентируются законодательством или подлежат контролю административных органов;
1. заработная плата, включая семейные пособия в тех случаях, когда эти пособия составляют часть заработной платы; рабочее время; сверхурочные работы; оплачиваемые отпуска; ограничение надомного труда; возраст принятия на работу; ученичество и профессиональное обучение; женский труд и труд подростков;
2. принадлежность к профессиональным союзам и пользование преимуществами, предоставляемыми коллективными договорами;
3. жилищный вопрос;
Б/ социальное обеспечение (под которым подразумевается постановления закона в отношении: несчастных случаев на производстве, охраны материнства, болезни, инвалидности, старости, смерти, безработицы и семейных обязанностей, а также всех прочих случаев, которые согласно законодательства страны охватываются системой социального обеспечения) при соблюдении следующих условий:
1. могут существовать особые соглашения для сохранения уже приобретённых прав или прав, находящихся в процессе приобретения;
2. законодательство страны иммиграции может предписывать особые положения относительно пособий, покрываемых полностью из общественных фондов, выплачиваемых лицам, не отвечающим условиям, необходимым для получения нормальной пенсии;
В/ налоги, сборы или взносы, уплачиваемые за трудящегося;
Г/ судопроизводство по вопросам, упомянутым в Конвенции.
Свобода труда охватывает и право каждого лица на справедливые и благоприятные условия работы. Это право, согласно ст.7 Пакта об экономических социальных и культурных правах, включает:
А. Вознаграждение, обеспечивающее, как минимум, всем работающим справедливую заработную плату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, причём, в частности, женщинам должны гарантироваться условия труда не хуже тех, которыми пользуются мужчины с равной оплатой за равный труд, а также удовлетворительное осуществление для них самих и их семей в соответствии с постановлениями настоящего Пакта;
Б. условия работы, отвечающие требованияи безопасности и гигиены;
В. одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации;
Г. отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни.
Наличие работы и гарантии занятости должны дополняться в соответствии с Социальным Пактом обеспечением справедливых и благоприятных условий труда.
Значительное число конвенций по конкретным аспектам права каждого на справедливые и благоприятные условия труда было принято МОТ. В Конвенции №26 и в рекомендации №30 1928 года о процедуре установления минимальной заработной платы обращается внимание на необходимость установления минимальной зарплаты в тех отраслях промышленности и торговли, где имелась наиболее явная необходимость в гарантированном минимуме, ниже которого не должны опускаться заработки. Эти же вопросы применительно к сельскому хозяйству и его сложным отраслям регулируются в Конвенции МОТ №99 о процедуре установления минимальной заработной платы в сельском хозяйстве и его смежных отраслях регулируются в Конвенции МОТ №99 1951 года о процедуре установления минимальной заработной платы в сельском хозяйстве и в соответствующей рекомендации №89.
В этих документах МОТ не предусматривается установление какой-либо определённой заработной платы. Рекомендации №30 и №89 устанавливают лишь критерии для определения минимальных ставок заработной платы. Согласно рекомендации №89, они должны устанавливаться с учётом таких факторов, как стоимость жизни, разумная и справедливая стоимость оказываемых услуг, заработная плата, предусматриваемая в сельскохозяйственных коллективных договорах за аналогичный или сопоставимый вид труда, и общий уровень заработной платы за качественно сопоставимый вид труда в иных имеющихся в данном районе отраслях деятельности, в которых работники достаточно хорошо организованы» .
Критерии определения минимальных ставок заработной платы перечисляются и в Конвенции №131 1970 года об установлении минимальной заработной платы с особым учётом развивающихся стран.
Ряд конвенций МОТ регулирует вопросы «равного вознаграждения за труд равной ценности». Так, уже упоминавшаяся Конвенция №111 о дискриминации в области труда и занятий, запрещает дискримирацию по признакам расы, пола, политических убеждений или социальной принадлежности.
Принцип равного вознаграждения для мужчин и женщин за равноценую работу установлен в Конвенции №100 1951 года о равном вознаграждении мужчин и женщин за труд равной ценности . Так в статье 2 говорится: «Каждый член Организации при помощи средств, соответствующих действующим методам установления ставок вознаграждения, поощряет и в той мере, в какой это совместимо с указанными методами, обеспечивает применение в отношении всех трудящихся принципа равного вознаграждения мужчин и женщин за труд равной ценности. Этот принцип может применяться путём:
а) либо национального законодательства;
б) либо системы определения вознаграждения, установленной или признанной законодательством;
в) либо коллективных договоров между предпринимателями и работниками;
г) либо сочетания этих различных споров».
В этой же конвенции даётся понятие термину «вознаграждение». Термин «вознаграждение» включает в себя обычную или минимальную заработную плату или обычное, основное или минимальное жалование и всякое другое вознаграждение, представляемое прямо или косвенно, в деньгах или в натуре предпринимателем работнику в силу выполнения последним какой-либо работы.
Значительное число конвенций МОТ регулирует вопросы безопасности и гигиены труда. Наиболее общие международные стандарты и критерии, действующие в данной сфере, устанавливаются Конвенцией 1981 года о безопасности и гигиене труда.
Ряд конвенций МОТ посвящён вопросам рабочего времени и оплачиваемых отпусков. В первую очередь здест предусматриваются меры к разумному ограничению рабочего времени. В рекомендации МОТ №116 о сокращении продолжительности рабочего времени, устанавливается максимальный предел – 48 рабочих часов в неделю и предлагается каждому государству-члену МОТ выработать и проводить в жизнь политику постепенного сокращения рабочего времени до 40 часов в неделю. В Конвенции №47 о сокращении рабочего времени до 40 часов в неделю содержится специальная оговорка, что введение 40-часовой рабочей недели не должно влечь за собой понижение уровня жизни трудящихся. Среди установленных МОТ стандартов в области условий труда важное место занимают конвенции по проблемам гарантий еженедельного отдыха и ежегодных оплачиваемых отпусков (например, Конвенция №14 о еженедельном отдыхе в промышленности, Конвенция №106 о еженедельном отдыхе в торговле и учреждениях, пересмотренная Конвенция №132 об оплачиваемых отпусках и др.).
Право на труд и свободный выбор работы предполагает также запрет принудительного труда. Конвенция МОТ №29 о принудительном или обязательном труде определяет принудительный труд как всякую работу, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. В соответствии с общепризнанными международными стандартами принудительным трудом не считается служба в армии, работа в условиях чрезвычайных обстоятельств, а также работа на основании вступившего в силу приговора суда.



2.2. Право на отдых.

Право на отдых – неотъемлемое право каждого человека. Важным условием является осуществление этого права для стабильного и поступательного развития всего человечества. От того, насколько реально и эффективно осуществляется это право в стране, зависит экономическая, а зачастую и политическая обстановка.
Во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года говорится: «Каждый человек имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск». Это положение нашло своё развитие в международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 года, в ст.7 говорится: «Участвующие в настоящем пакте государства признают право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая в частности отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни».
Вопросы рабочего времени, отдыха и оплачиваемых отпусков регламентирует целый ряд конвений МОТ. Ещё на 1-й сессии МОТ в 1919 году была принята Конвенция №1 об ограничении рабочего времени на промышленных предприятиях до 8 часов в день и 48 часов в неделю. 19-я сессия МОТ в 1935 году: «Принимая во внимание, что безработица приняла настолько широкие масштабы и продолжается уже настолько длительное время, что в настоящее время миллионы трудящихся в мире страдают от нищеты и лишений, за которые они не ответственны и от которых они имеют законное право быть избавленными; считая желательным, чтобы трудящиеся могли в практически возможной мере пользоваться плодами технического прогресса…; считая, сто для проведения в жизнь резолюций, принятых на восемнадцатой и девятнадцатой сессиях международной конференции труда, необходимо предпринять усилия для сокращения в возможно большей мере продолжительности рабочего времени для всех категорий занятости; принимает 22 июня 1935 года нижеследующую Конвенцию, которая может быть именоваться Конвенцией №47 1935 года о сорокачасовой рабочей неделе».
В Конвенции специально подчёркивалось, что 40-часовая неделя должна вводиться таким образом, чтобы «не повлечь понижения уровня жизни работников». Рекомендация МОТ №116 о сокращении продолжительности рабочего времени, принятая в 1962 году, устанавливает максимальный предел рабочего времени – 48 часов в неделю. Эта рекомендация предлагает каждому государству-члену МОТ выработать и проводить в жизнь политику постепенного сокращения продолжительности рабочего времени до 40 часов в неделю . В настоящее время наиболее развитые страны установили 40-часовую рабочую неделю, а отдельные фирмы и крупные предприятия для своих рабочих и служащих установили 36-часовую рабочую неделю, что является важным достижением в области прав и свобод человека.
Генеральная конференция МОТ, созванная в Женеве 6 июня 1979 года приняла Конвенцию №153 о продолжительности рабочего времени и периода отдыха на дорожном транспорте. Эта конвенция специально урегулировала продолжительность рабочего времени водителей. Ни одному водителю не разрешается без перерыва управлять транспортным средством более 4 часов, а максимальная продолжительность вождения, включая сверхурочную работу, не должна превышать девяти часов в день или сорока восьми часов в неделю. Ежедневный отдых водителей должен составлять не менее десяти последовательных часов в течение любого периода, считая с начала рабочего времени .
Генеральная конференция МОТ 28 июня 1930 года приняла Конвенцию №30 о регламентации рабочего времени в торговле и учреждениях. Эта конвенция применяется к лицам, работающим в коммерческих или торговых предприятиях, на телеграфных предприятиях, в учреждениях на которых работающие лица заняты в основном канцелярской работой. Для этих лиц конвенция установила продолжительность рабочего времени не более десяти часов ежедневно и сорока восьми часов в неделю .
Международной Организацией Труда принят ряд конвенций о еженедельном отдыхе и ежеодных оплачиваемых отпусках; Конвенция №14 1921 года о еженедельном отдыхе в промышленности; Конвенция №106 1957 года о еженедельном отдыхе в торговле и учереждениях; Конвенция (пересмотренная) №132 1970 года об оплачиваемых отпусках и др.
Так в Конвенции №132 об оплачиваемых отпусках говорится, что «положения Конвенции осуществляются путём национального законодательства в той мере, в какой они не проводятся в жизнь иным путём: посредством коллективных логоворов, арбитражных решений, судебных постановлений или официальными органами по установлению заработной платы или любыми другими путями, соответствующими практике данной страны с учётом существующих в ней условий. Конвенция применяется ко всем работающим по найму лицам за исключением моряков.
В Конвенции детально разработаны и оговорены все условия и порядок представления и оплаты отпусков.
Статья 3 гласит: «Каждое лицо, к которому применяется настоящая Конвенция, имеет право на ежегодный оплачиваемый отпуск установленной минимальной продолжительностью, отпуск ни в коем случае не может составлять менее трёх рабочих недель за один год работы».
Для получения права на любой ежегодный оплачиваемый отпуск может требоваться минимальный период работы. Продолжительность любого такого периода работы не должна превышать шести месяцев.
Официальные и традиционные праздничные дни и нерабочие дни, независимо оттого, приходятся они на период ежегодного оплачиваемого отпуска или нет, не засчитываются как часть минимального ежегодного оплачиваемого отпуска. Кроме этого, каждое лицо, пользующееся отпуском, предусмотренным в данной Конвенции, получает за полный период этого отпуска, по крайней мере, свою нормальную или среднюю заработную плату, включая эквивалент наличными любой части этого вознаграждения, которая обычно выделяется натурой и которая не является постоянной выплатой, производимой независимо от того, находится ли данное лицо в отпуске или нет. Указанная заработная плата подсчитывается в соответствии с методом, определяемым компетентным органом власти.
Разбивка ежегодного оплачиваемого отпуска на части может быть разрешена компетентным органом власти. Непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска предоставляется и используется на позже чем в течение восемнадцати месяцев, считая с конца того года, за который предоставлен отпуск.



2.3. Право на охрану здоровья.

Статья 25 Всеобщей декларации прав человека от10 декабря 1948 года гласит: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи…»
В Пакте об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 года нормы об охране здоровья получили дальнейшее развитие, в частности, в ст.12:
«1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.
2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем пакте государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:
а) обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребёнка;
б) улучшение всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;
в) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;
г) создание условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.»
Некоторые конвенции МОТ связаны с охраной здоровья и обеспечением здорового образа жизни и развития каждого. Такие конвенции, как Конвенция №127 о максимальном грузе, допустимом для переноски одним трудящимся; Конвенция №115 о защите трудящихся от ионизирующей радиации; Конвенция №148 о защите работников от профессионального риска, вызванного загрязнением воздуха, шумом и вибрацией на рабочих местах, - напрвлены на охрану и защиту здоровья рабочих и служащих.
Так, в Конвенции №115 говорится, что все трудящиеся, непосредственно занятые на работе, связанной с радиацией, проходят соответствующее медицинское освидетельствованиепри приёме на работу. Должно осуществляться наблюдение за трудящимися и за рабочими местами для измерения уровня действия ионизирующей радиации радиоактивных веществ на работников, с тем чтобы проверить соблюдение установленных уровней .
Генеральная конференция Международной Организации Труда, учитывая Рекомендации 1953 года об охране здоровья работников, Рекомендации 1959 года о службах здравоохранения на предприятиях и ряд конвенций, приняла 20 июня 1977 года Конвенцию №140 о защите трудящихся с шумом и вибрацией на рабочих местах . В ней отмечается, что должны приниматься меры, направленные на предупреждение и ограничение профессиональных рисков, вызываемых загрязнением воздуха, шумом и вибрацией, а также на защиту от этих рисков. Предприниматели несут ответственность за неприменение предписанных мер. Работники обязаны соблюдать правила техники безопасности, направленные на профилактику и ограничение профессиональных риков, вызываемых загрязнением воздуха, шумом и вибрацией на рабочих местах, а также защиту от них. В ст.2 этой Конвенции сказано: «Состояние здоровья работников, которые подвергались или могут подвергаться профессиональному риску, вызываемому загрязнением воздуха, шумом или вибрацией на рвбочих местах, контролируется через соответствующие промежутка времени на условиях и при обстоятельствах, определяемых компетентными органами власти. Такой контроль включает предварительное медицинское обследование перед назначением на работу и периодичесие осмотры, согласнотому, как это определено компетентным органом власти».
Анализ международно-правовой практики позволяет сделать вывод, что за последние годы всё большее значение приобретает международное сотрудничество в сфере надлежащего поддердания качерства окружающей среды. Послелствия некоторых форм воздействия на окружающую среду, как, например, отдельные виды загрязнения атмосферы и международных рек, загрязнение Мирового океана, носят глобальный характер и затрагивают интересы и здоровье каждого человека, гда бы он не проживал.
Нужно сказать, что всемирные организации придают огромное значение охране здоровья, так как забота о здоровье работников оказывает влияние и на нолитико-экономическую жизнь всего общества.



2.4. Право на социальное обеспечение.

Важной гарантией укрепления соцмального положения индивида и реализации основных прав и свобод выступает право каждого человека на социальное обеспечение.
Право на социальное обеспечение закреплено в ст.9 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и сводится преимущественно к обеспечению за счёт общества тех, кто нуждается в материальной помощи и различного рода бесплатных услугах. Осуществление этого права является необходимым условием для реализации других прав, сформированных в Пакте, а именно: права на удовлетворительный жизненный уровень, права на охрану и помощь семье, матерям и детям, права на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.
Во Всеобщей декларации прав человека весь этот комплекс прав перечислен, по сути дела, в одной статье: «Каждый человек, - гласит статья 25 Декларации, - имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам».
Схематично изложенное в ст.9 Пакта право на социальное обеспечение, включая социальное страхование, является предметом целого ряда международных конвенций и рекомендаций, принятых МОТ.
Эти международные документы регулируют вопросы медицинского обслуживания, денежных пособий по болезни, беременности и родам, инвалидности, старости, в случае потери кормильца, получения производственной травмы, по безработице, семейных пособий. К таким документам всестороннего характера, охватывающим все эти виды пособий, относится Конвенция №102 1952 года о минимальных нормах социального обеспечения и Конвенция №118 1962 года о равноправии в области социального обеспечения. В Конвенции №102 предусматривается, что в случае её ратификации государства должны обеспечить по крайней мере три из перечисленных в ней девяти видов пособий .
Конвенция №118 предусматривает представление равных прав на социальное обеспечение иностранцам и лицам без гражданства в полном объёме. Однако при ратификации Конвенции государства могут оговорить распространение её только на один или несколько видов социального обеспечения.
В большинстве стран мира Конституционное законодательство в области социального обеспечения носит, как правило, общий характер и не перечисляются все отдельные компоненты права на социальное обеспечение. Размеры выплат различного рода пособий и пенсий колеблются от страны к стране.



2.5. Право на достаточный уровень жизни.

Согласно ст.2 Пакта, любому человеку должны быть обеспечены достаточное питание, одежда, жилище и его условия жизни должни непрерывно улучшаться. Пакт, признавая «основное право каждого человека на свободц от голода», обязывает государства индивидуально и в порядке международного сотрудничества принять необходимые меры для наиболее эффективного освоения и использования природных ресурсов и обеспечить справедливое распределение мировых запасов продовольствия.
Обеспечение достаточного уровня жизни и постоянное улучшение являются целью большинства международных соглашений, включая конвенции МОТ, которые уже упоминались в связи с рассмотрением других экономических и социальных прав.
В Конвенции МОТ №117 1962 года об основных целях и нормах социальной политики указывается, что «при установлении прожиточного минимума принимаются во внимание такие основные потребности семей работников, как продукты питания, жилище, одежда, медицинское обслуживание и образование» .
Эти же количественные характеристики следует принять во внимание и при определении концепции достаточного уровня жизни. Однако, как уже отмечалось, одни количественные данные без учёта таких факторов, как реальная стоимость жизни, уровень социальных услуг и их распределения, характер общественных отношений в обществе, не могут выявить действительный уровень жизни в той или иной строне.
Я думаю, весьма широким понятием является право на непрерывное улучшение условий жизни. Это право обеспечивается прежде всего отсутствием безработицы и инфляции, ростом производства и реальной заработной платы, улучшение социального обеспечения и т.д. Улучшение условий жизни зависит главным образом от проведения государством соответствующей экономической политики.


2.6. Право на охрану и помощь семье, матери и детям.

Право на охрану и помощь семье, матери и детям носит комплексный характер и предусматривает разнообразные формы социальной поддержки семьи, защиты материнства и детства, обеспечение семейных прав. В соответствии со ст.10 Социального Пакта сюда включается представление охраны и помощи семьям; специальные меры защиты материнства в течение разумного периода до и после родов; особая охрана и помощь детям и подросткам; запрет применения тетского труда, в случае, если это может повредить физическому или нравственному здоровью ребёнка или его развитию. На государства возлагается обязанность установить возрастные пределы, ниже которых пользование платным детским трудом запрещается и карается законом.
Отдельные аспекты принципа защиты сатеринства и детства, охраны прав подростков конкретизируются в ряде конвенций МОТ. Конвенция МОТ №103 1962 года об охране материнства предусматривает предоставление женщинам в период беременности отпуска не менее 12 недель, из которых по крайней мере 6 недель должно приходиться на послеродовой период. Запрещается увольнять женщин в период отпуска по беременности и родам. Данная конвенция распространяется на женщин, занятых в промышленности, на промышленных работах, а также работающих в сельском хозяйстве .
В Конвенции № 117 1962 года об основных целях и нормах социальной политики, а также в ряде других конвенций МОТ установлен минимальный возраст для приёма на работу. За исключением сельского хозяйства, в котором минимальный возраст приёма на работу равен 14 годам, общий такой срок установлен в 15 лет. Конвенция МОТ №90 1948 года о ночном труде подростков в промышленности запрещает использовать на ночных работах лиц моложе 18 лет. В 1973 году Международной Организацией Труда была принята новая конвенция №138 о минимальном возрсте для приёма на работу. Общий такой возраст установлен в 15 лет (для развивающихся стран – 14 лет). В ряде отраслей производства минимальный возраст для приёма на работу, установленный этой конвенцией, - 18 лет. Ряд конвенций МОТ специально посвящены вопросам медицинского наблюдения за здоровьем молодёжи на местах работы.
В Декларации прав ребёнка, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1959 года, специально предусмотрено, что «ребёнку законом и другими правовыми средствами должна быть обеспечена специальная защита и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путём и в условиях свободы и достоинства. При издании с этой целью законов главным соображением должно быть наилучшее обеспечение иньересов ребёнка» .
В 1989 году на 44-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Конвенция о правах ребёнка. В этой крнвенции закреплены практически все права детей, как экономические, так и политические. Государства-участники признают право ребёнка на пользование услушами системы здравоохранения; право на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития ребёнка; право пользования благами социального обеспечения, включая социальное страхование; право на образование; право ребёнка на отдых и досуг; право на защиту от экономической эксплуатации и от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить препядствием в получении им образования, и другие права.
Конституции многих стран мира возлагают функции охраны семьи на государство. Важной формой помощи семье, матери и детям являются семейные пособия, введённые после второй мировой войны и вводимые в нашей стране в настоящее время.



2.7. Права относящиеся к профсоюзам.

Признание профсоюзных прав в международном масштабе произошло значительно позже, чем на национальном уровне. Оно осуществлялось в ходе формирования общей системы международного правового регулирования труда. Основы этой системы были заложены в начале XX века.
Именно профсоюзные объединения в конце первой мировой войны явились инициаторами постановки вопроса о международном признании и урегулировании социально-экономических и профсоюзных прав.
В Версальском мирном договоре 1919 года впервые был провозглашён принцип профсоюзной свободы, т.е. право на образование союзов, правда, не для всех трудящихся и без всяких гарантий . И поскольку раздел XIII «Труд» Версальского мирного договора стал частью Устава МОТ, образованной при Лиге Наций, то именно этой международной организации был передан мандат на международное регулирование профсоюзных прав. Однако, дело ограничилось лишь попытками такого регулирования.
Практически международное признание профсоюзных прав началось после того, как МОТ в 1946 году получила статус специализированного учреждения ООН и стала выполнять более широкие здачи, в т.ч. по международной защите профсоюзных прав.
Уже в 1948 году МОТ приняла базовую конвенцию по профсоюзным правам – Конвенцию №87 о свободе ассоциации и защите права на организацию. Эта конвенция закрепила основной вид прфсоюзных прав – право на ассоциации, т.е. на организацию и деятельность профсоюзов. Она получила поддержку большинства стран-членов МОТ, превратившись в «общепризнанную» конвенцию (на январь 1998 г. её ратифицировало 98 государств-членов МОТ).
В 1949 году была принята ещё одна базовая Конвенция №98 о применении принципов права на организацию и на ведение коллективных переговоров . Эта конвенция дополняет Конвенцию №87 гарантиями применения принципов права на ассоциации путём запрещения различных видов антипрофсоюзной дискриминации со стороны предпринимателей.
16 декабря 1956 года Генеральная Ассамблея приняла на своей 21-й сессии и открыла для подписания, ратификации и присоединения Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Он содержит более широкий, чем во Всеобщей декларации прав человека, перечень социально-экономических прав, включая и трудовые права, среди которых закреплены и профсоюзные права – на ассоциации и забастовки.
В соответствии с Пактом государства-участники обязуются обеспечить:
а) право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в них;
б) право профессиональных союзов образовывать национальные федерации или конфедерации и вступать в международные профессиональные организации;
в) право профессиональных союзов на свободное функционирование;
г) право на забастовки (п.I ст.8).
Согласно Пакту, право на создание прфсоюзов и вступлание в них может быть ограничено только на основании закона в интересах государственной безопасности, общественного порядка и для ограничения прав и свобод других (п.Iа ст.8). Пакт также не препятствует введению государствами законных ограничений относительно пользования правами, перечисленными в ст.8, в отношении лиц, входящих в состав вооружённых сил, полиции и администрации государства ( п.2 ст8.).
Право каждого человека создавать профессиональные союзы и вступать в них для защиты своих интересов признаётся во Всеобщей декларации прав человека (п.4. ст.23) и в Международном пакте о гражданских и политических правах (п.1 ст.22).
Право создавать профсоюзы как базовое среди профсоюзных прав получило такое важное значение в международной практике, что второй международный Пакт о гражданских и политических правах отнёс его к числу свобод гражданских. По существу, признание профсоюзных прав столь авторитетными актами о правах человека означало отнесение основных профсоюзных прав к категории прав человека. Это значительно подняло политический вес профсоюзных прав, а в определённой степени и их юридическую силу. Надо учитывать, что оба Международных пакта обладают юридически обязательной силой и предусматривают механизмы контроля за их исполнением.
Эксперты МОТ доказали взаимообусловленность прав человека и профсоюзных прав. Этот вопрос рассматривался в конце 60-х годов, было проведено специальное исследование, результаты которого отражены в выводах «Резолюции о профсоюзных правах и их связи с гражданскими свободами», принятой 54-й сессией ГК МОТ в 1970 году .
Суть этих выводов в утверждении, что для «нормального осуществления» профсоюзных прав необходимо обеспечить следующие права человека: на свободу, личную неприкосновенность и на свободу от произвольного ареста и задержания; на свободу мнений и их выражения и, в частности, на свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений, искать, получать и распространять информацию и идеи; свободу собраний; право на справедливое разбирательство независимым и беспристрастным трибуналом; на защиту собственности профсоюзов. Профсоюзные права не могут свободно соблюдаться и применяться в тех государствах, где ограничиваются и подавляются другие права человека. Свободное и независимое профдвижение может развиваться только в обстановке соблюдения прав человека, особенно гражданских свобод. Система демократии является основной для развития профсоюзных прав.


3. ИМПЛЕМЕНТАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ НОРМ НОРМ ПО ЗАЩИТЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И КУЛЬТУРНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА ВО ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ.



Исполнение или осуществление международных норм и стандартов по защите социально-экономических и культурных прав и свобод человека неразрывно связано с воздействием международного права на закрепление во внутригосударственном законодательстве этой группы прав. Будучи самостоятельными правовыми системами, международное и национальное право оказывают различное влияние друг на друга. Внутригосударственное право, закон или иной правовой акт любого государства никогда не может быть непосредственным источником международного права.
Специфика развития международного права состоит в том, что его нормы создаются путём согласования позиций различных государств. Ни одно государство, независимо от его влияния в мире, не может самостоятельно создать нормы международного права или навязать своё законодательство международному сообществу.
Иное воздействие на законы различных государств оказывает международное право. Это влияние в процессе развития межгосударственных отношений не остаётся неизменным. Если на первых этапах развития мждународное право косвенно воздействовало на законодательство государств-участников международного сообщества, то в настоящее время международный договор и международный обычай стали непосредственными источниками внутригосударственного права.
Во многих странах международные договоры провозглашаются интегральной частью внутригосударственного права или её высшими законами (ст.6 Конституции США, ст.28 Конституции Греции 1976 г., ст.96 Конституции Испании 1978 г.), либо объявляются имеющими приоритет над нормами внутригосударственных законов (ст.55 Конституции Франции 1958 г., ст.94 Конституции Нидерландов 1983 г., ст.15 Конституции Российской Федерации 1993 г.). В судебной практике многих стран используются не только международные договорыЮ но и обычные нормы в качестве источников права, на них делаются ссылки прирешении конкретных споров. Эти страны рассматривают международное обычное право как часть своего права. Ещё в 1900 году Верховный суд США в часто цитируемом на Западе решении, известном как «Пакет Хабана», заявил, что в тех случаях, когда нет соответствующих международных законодательных актов, судебные решения должны выноситься на основании обычного международного права .
Этой практики широко придерживаются в США, Великобритании и ряде других стран .
Конституция РСФСР 1978 года с изменениями, принятыми в 1992 году, признала как уже отмечалось, в качестве источника права только общепризнанные нормы международного права, относящиеся к правам человека, которые согласно этому документу, непосредственно порождают права и обязанности российских граждан (ст.23). Конституция 1993 года идёт значительно дальше в этом отношении, провозгласив все общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры России составной частью её правовой системы (п.4 ст.15).
Отраслевое же законодательство России уже в течение многих лет формально признаёт международное право источником внутреннего права и его приоритет над внутренними законами, хотя российские суды очень редко применяют его на практике.
Воздействие международного права на различные отрасли внутригосударственного права неоднократно. Оно не очень значительно, например, в отношении земельного или предпринимательского права, однако трудно переоценить влияние на законодательсво государства международно-правовых принципов и норм относящихся к правам человека.
Особенно показательна в этом Всеобщая декларация прав человека. Принятая в 1948 году в качестве «стандарта, к достижению которого должны стремиться все народы и все государства», она сегодня является одним из основных источников права, служит моделью, которая широко используется многими странами для разработки отдельных положений конституции, различных законов и документов, относящихся к правам человека.
Как подчёркивается в одном из исследований, «не менее 90 национальных конституций, принятых после 1948 года, содержат перечень фундаментальных прав, которые или воспроизводят положения Декларации, или включены в них под её влиянием» .
В таких странах, как Бельгия, Нидерланды, Индия, Италия, США, Шри-Ланка положения Декларации широко используются для толкования внутригосударственных законов, относящихся к правам человека. На них постоянно ссылаются суды этих стран. В ряде постановлений Конституционного Суда России содержатся ссылки на Всеобщую декларацию прав человека в обосновании вынесенных решений.
Большинство государств рассматривают Декларацию как документ, содержащий обычные нормы международного права, подавляющее большинство которых стали «jus cogens». Такое понимание Декларации особенно важно в связи с тем, что ряд стран (Китай, Куба, Индонезия, Саудовская Аравия и др.) не являются участниками ни пакта о гражданских и политических правах, ни Пакта об экономических, социальных и культурных правах. Они обязаны руководствоваться положениями Всеобщей декларации прав человека.
Конвенционные органы, созданные на основании международных соглашений по правам человека, при рассмотрении докладов государств о ходе имплементации ратифицированных ими договоров вносят многочисленные рекомендации о необходимости принятия странами-участниками тех или иных законодательных мер. На основании этих рекомендаций государства принимают конкретные законодательные акты и приводят своё законодательство в соответствие со взятыми на себя международными обязательствами. Даже те из них, которые не предпринимают никаких законодательных мер, в своих докладах в конвенционные органы пытаются приукрасить состояние дел в этой области и показать, что законы страны соответствуют международным нормам. Именно так действовал Советский Союз после ратификации Пактов о правах человека и многих других международных соглашений. Лишь после распада СССР в россии и других странах СНГ стали приниматься меры для приведения законодатеоьства в соответствие с международными соглашениями по правам человека.
Характерно, что конвенционные органы, рассматривая жалобы отдельных лиц, в своих рекомендациях соответствующим государствам ссылаются на нарушение ими не своего законодательства, а конкретных статей международных соглашений. Тем самым эти органы рассматривают соответствующие международные соглашения в качестве негосударственных источников права, имеющих приоритет над внутригосударственным законом. Такое понимание разделяется и многими государствами-членами ООН. Так, в одном из докладов Норвегии Комитету по прам человека о принятых ею мерах по претворению в жизнь прав, признаваемых в Пакте о гражданских и политических правах, отмечалось, что этот международный договор «действительно является соответствующим источником права, имеющим важное значение в толковании и применении норм норвежского права» .
Особенно возросло влияние международно-правовых актов на законодательство России. Принятая Верховным Советом России 22 ноября 1991 года Декларация прав и свобод человека и гражданина вобрала в себя многие положения Всеобщей декларации прав человека и Пактов о правах человека. Декларация была включена в Конституцию РСФСР в апреле 1992 года. Предыдущие законы, вносившие дополнения и изменения в Основной закон Российской Федерации в 1981-1991 г.г., практически не затрагивали прав и свобод человека, гарантий их защиты и реализации. Распад СССР и ликвидация тоталитарного режима, переход к рыночной экономике, привели к принципиальным изменениям в Конституции РСФСР, в особенности раздела «Государство и личность». Хотя текст Декларации прав и свобод человека и гражданина не был включён в Конституцию 1993 года, многие её положения были реконструированы и коренным образом изменены под влиянием Декларации и основополагающих международных документов.
Обновлённый в Конституции статус личности порывает с прежними представлениями о том, что человека правами и свободами наделяет шосударство. Основной закон страны базируется на признании общественного характера прав и свобод человека, принадлежащих ему от рождения. Расширился перечень прав и свобод, изменилось их качественное содержание. Как уже отмечалось, впервые введено правило о приоритете международных норм перед законом Российской Федерации. При эсом особенно принципиальное значение имеет положение о том, что они являются частью правовой системы Российской Федерации. Ряд статей Конституции в значительной степени воспроизводят положения Всеобщей декларации прав человека и Пактов о правах человека. Это в особенности касается положений, которые лишь недавно признаны в Основном законе страны (право на жизнь, право на свободу передвижения, выбора места жительства и пребывания, право свободновыезжать за пределы и беспрепятственно возвращаться и др.).
Степень влияния международного права на законодательство государства во многом зависит от его внутренней и внешней политики и в значительной степени определяется ратификацией основных международных соглашений. Чем больше международных договоров ратифицировано государством, тем значительнее воздействие международного права на внутреннее законодательство. Однако это не всегда непосредственная зависимость. В истории международных соглашений, как уже говорилось, нередко наблюдались случаи, когда то или иное государство формально ратифицировало международные соглашения, но не предпринимало мер для их реализации.
Влияние международного права на внутреннее право состоит прежде всего в том, что в законодательстве государства появляются принципы и нормы, которых раньше в нём не было. Они закрепляются, конкретизируются, уточняются исходя из международных обязательств, взятых на себя тем или иным государством.
Влияние международного права на законодательство государств, как уже отмечалось, может происходить опосредованно. Зачастую государства не ратифицируют определённые международные соглашения, однако постепенно приводят своё законодательство в соответствие с их положениями. Только после этого они официально берут на себя международные обязательства. Здесь надо иметь ввиду и тот факт, что многие нормы, закреплённые в международном праве договорным или обычным путём, приобретают характер «jus cogens» и поэтому обязательны для всех государств независимо отратификации тех или иных соглашений.
Под влиянием зеключенных в последние дни международных договоров по правам человека кардинально изменилось законодательство многих государств, в нём появились новые принципы и нормы. Этот процесс особенно активно проходит в России и других бывших социалистических странах. За последние годы в нашей стране принимаются ежегодно сотни законов. Их проекты, как правило, разрабатываются и рассматриваются с точки зрения соответствия международным стандартам, хотя этот процесс и не всегда приводит к позитивным результатам.
После ратификации того или иного договора каждое государство само решает вопрос о том, каким образом приводить своё законодательство в соответствие со взятыми международными обязательствами. Международное право не требует здесь кокого-либа единообразия. Выбор методов и форм обеспечения международных обязательств относится к компетенции государств. Вступивший в силу международный договор является обязательным для государств-участников, так и для тех, кто впоследствии присоединится к этому договору. Актом ратификации или присоединения государство признаёт обязательность для себя принципов и норм вошедшего в силу международного договора. Способ приведения в действие норм международного права во внутригосударственной сфере является делом каждого государства.
В ряде стран (США, Испания, Франция, Германия) международные договоры, получившие государственно-правовое признание, автоматически становятся составной частью внутреннего права. В них основные законы содержат положение о том, сто международные договоры являются частью права страны. Статья 96 Конституции Испании, например, закрепила положение о том, что «законно заключенные и официально опубликованные в Испании международные договоры составляют часть её внутреннего законодательства». Такие отсылочные нормы, содержащиеся в конституциях ряда других стран, не являются достаточными для исполнения положений многих международных договоров. Не случайно в большинстве стран мира трансформация норм международного договора во внутригосударственное право происходит путём принятия специальных законов и ряда иных нормативных актов.
Специфика ряда международных соглашений, особенно в области прав человека, состоит в том, что для их претворения в жизнь недостаточно объявить тот или иной договор частью внутриговударственного права. Многие такие статьи международных соглашений сами по себе не обладают самоисполнимой силой. Единственный путь их выполнения – издание соответствующего законодательного акта, а не ссылка не Основной закон или действующие нормы права.
Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации налагает, например, на государства-участников обязательство объявить караемым по закону преступлением распространение идей, основанных на рассовом превосходстве, а также установить уголовную ответственность за участие в рассисиских организациях (ст.4).
Простая отсылка к конституции государства, которое провозглашает международное право частью внутреннего права или верховенство международных договоров над внутригосударственным законодательством, автоматически не повлечёт за собой выполнения данного положения Конвенции. Этого можно достигнуть лишь путём принятия соответствующего закона. Он должен предусматривать объявление распространения рассовых идей преступлением и устанавливать конкретную уголовную ответственность за участие в рассистских организациях.
Среди российских учёных нет единого мнения по поводу необходимости трансформации межгосударственных норм во внутригосударственное право. Одни учёные считают трансформацию излишней, другие – необходимой во всех случаях . В действительности, этот процесс значительно сложнее и необходимость трансформации того или иного международного договора или только части его зависит от многих факторов.
Специфика многих международных норм, регулирующих основные права и свобода человека, сотоит в том, что для их реализации и практического претворения в жизнь недостаточно лишь формально согласовать позиции государств и даже закрепить определённый комплекс прав в их законодательстве. Практическая ценность такого законодательного закрепления основных прав и свобод означает лишь возможность пользоваться этими правами. Но только при наличии определённых условий такая возможность может превратиться в действительность. Например, за право на достаточный жизненный уровень и непрерывное улучшение условий жизни, закреплённое в Пакта об экономических, социальных и культурных правах, выступают на словах практически все страны. Однако обеспечивается это право не исключительно законодательными положениями, а главным образом экономической политикой государства. Недостаточный уровень экономического развития и нехватка средств также препятствуют осуществлению как этого права, так и многих социально-экономических прав. Поэтому многие страны, в особенности развивающиеся, вынуждены устанавливать приоритеты в представлении и обеспечении тех или иных прав. Однако и высокий экономический уровень, и развитая правовая система не являются гарантией соблюдения прав человека. Для этого, как уже отмечалось, необходима прежде всего соответствующая социально-экономическая политика государства.
Конституция Российской Федерации 1993 года, провозгласившая практически весь коиплекс прав и свобод человека, содержащихся во Всеобщей декларации и Пактах, имеет в этом отношении лишь одно исключение. В Основном законе страны не закреплено право каждого на достаточный жизненный уровень (включая достаточное питание, одежду и жилище), провозглашённое в ст.11 Пакта об экономических, сочиальных и культурных правах. Однако это право в значительной степени вытекает из положений Конституции, закрепивших такие права, как право на вознаграждение за труд не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда и право на защиту от безработицы (ст.37), право на жилище (ст.40) и др. Более того, Конституция признаёт права и свободы в соответствии не только с Основным законом, но и с общепризнанными принципами и нормами международного права. Поэтому Россия должна соблюдать все права и свободы, закреплённые во Всеобщей декларации и Пактах о правах человека.
В условиях, когда Россия и другие страны бывшего СССР переходят к рынку, который сопровождается приватизацией и деноминацией, предпринимаются попытки переложить на частный сектор основное бремя по осуществлению социальных и экономических прав. Зачастую даже ставится вопрос о том, должно ли государство брать на себя защиту социально-экономических и культурных прав и гарантировать их обеспечение. В связи с этим следует особо отметить, что ни одно государство не имеет права отказаться отвзятых на себя обязательств по обеспечению основных социально-экономических и культурных прав своих граждан и переложить эти обязанности на частный сектор.
Если реализация гражданских и политических прав требует конкретных действий в основном от каждого индивида в отдельности, то социально-экономические права могут быть осуществлены главным образом путём проведения государством определённой и целенаправленной политики. Однако это возможно, как правили, в демократических странах, где народ контролирует процесс управления и участвует в нём. Поэтому единственно приемлемым для России является такой общественный строй, который сочетает рыночную экономику и либеральную демократию с широкой гарантированностью основных социально-экономических и культурных прав.
Представляется, что позиции различных государств мира в вопросе о соотношении международного и внутригосударственного права не отличаются однообразием. Однако не всегда корректно спорить о примате международного и внутригосударственного права. В международных отношениях примат безраздельно принадлежит международному праву, и ни одно государство мира не может строить нормальные цивилизованные отношения на международной арене только на основе своего внутреннего права.
Что же касается соотношения международного и внутригосударственного права того или иного государства, то этот вопрос решается иначе. Здесь многое, но не всё зависит от позиции государства . Каждое государство, естественно, само принимает решение о ратификации определённых международных договоров и тем самым ьерёт на себя конкретные международные обязательства, от выполнения которых оно не имеет права отказаться.
В то же время всё большее число принципов и норм международного права принимает характер «jus cogens», т.е. обязательных для всех государств. Такие нормы содержатся, например, в Уставе ООН или во Всеобщей декларации прав человека. Они обязательны для всех, в том числе и государств, не являющихся членами Организации Объединённых Наций. Примат таких норм над законами государства не зависит от его позиции. Более того, современное международное право объявляет массовые нарушения многих прав и свобод человека международными преступлениями. Лица, виновные в таких преступланиях, независимо от норм внутреннего права, несут уголовную ответственность.
Несмотря на различие позиций государств в вопросе о соотношении международного и внутригосударственного права, международное право постепенно становится универсальным, а его принципы и нормы – обязательнымидля всех государств-участников международного сообщества.
 
07.03.2010 15:46