Подростковая преступность
Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

15587

Подростковая преступность

Введение
Предлагаемая курсовая работа посвящена актуальнейшей проблеме со-временности - психологическому анализу преступности несовершеннолетних. Для того, чтобы квалифицированно провести такой анализ, необходимо опре-делиться в основных понятиях: преступление и преступность, выявить их при-знаки, по которым и будет представлен такой анализ. Что же такое преступле-ние?
Преступление - это предусмотренное уголовным законом конкретное об-щественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общест-венное или государственное устройство РФ, ее политическую и экономическую систему, государственную, общественную и частную собственность, личность, политические, трудовые, имущественныеи другие права и свободы граждан, а равно иное виновно совершенное общественно опасное деяние, предусмотрен-ное уголовным законом.
Из этого определения видно, что к преступлениям относятся деяния, пре-дусмотренные уголовным законом. Любое другое деяние, не предусмторенное уголовным законом, не относится  к разряду преступлений. Оно может быть административным, дисциплинарным или аморальным проступком.
Важнейшим признаком преступления является его общественная опас-ность, то есть причинение значительного ущерба (вреда) существующим обще-ственным отношениям или содержащее в себе реальную угрозу причинения та-кого ущерба этим отнощениям. Общественная опасность того или иного деяния носит конкретно-исторический характер и может изменяться на каждом этапе развития общества. Поэтому не является преступлением действие или бездейст-вие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмот-ренного уголовным законом, но по причине малозначительности не представ-ляющее общественной опасности в силу:
1)  крайне малого вреда, причиненного охраняемому объекту, или угрозы причинения такого вреда;
2)  направленности умысла виновного на причинение крайне малого вреда охраняемому объекту.
Вторым важным признаком преступления является его предусмотрен-ность уголовным законом, его противозаконность или противоправность, то есть данное деяние нарушает закрепленное в норме уголовного закона запре-щение совершать подобные деяния. Например, в УК предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы или исправительных работ за кражи, то есть тайное похищение личного имущества граждан, и предупреждение о том, что лицо, посмевшее нарушить данный запрет, будет повергнуто указан-ному уголовному наказанию.
Однако общественной опасностью и противозаконностью не исчерпыва-ются признаки преступления. Общественно опасное и противозаконное деяние может быть признано преступлением только тогда, когда оно совершено ви-новно, то есть при наличии соответствующего психологического отношения к деянию и его последствиям со стороны совершившиго лица. Ни одно деяние, какие бы общественно опасные последствия оно не влекло, не может быть при-знано преступлением, если оно совершено не виновно. Преступным является не всякое причинение вреда, а только допущенное умышленно или неосторожно.
Следующим обязательным признаком преступления является наказуе-мость, то есть установленное за то или иное деяние в УК соответствующего на-казания.
Любое преступление является аморальным, безнравственным поведением людей, морально осуждаемым обществом. Однако не всякое аморальное деяние является преступлением.
Все преступления классифицируются по степени тяжести на:
а) тяжкие;
б) не представляющие большой опасности;
в) малозначительные.
По степени и характеру общественной опасности преступление следует отличать от других правонарушений - гражданско-правовых, административ-ных, трудовых правонарушений и дисциплинарных проступков.
Если преступление понятие - единичное, то преступность - понятие мас-совое. Это совокупность всех преступлений, совершаемых в обществе за опре-деленный промежуток времени, то есть преступность - массовидное явление, отраженное в статистике. Из этого определения видно, что к основным призна-кам преступности относятся: массовость, историческая изменчивость, антаго-нистичность существующим общественным отношениям. По признаку массо-вости определяется состояние преступности в обществе и ее динамика за опре-деленные отрезки времени.
Под историчностью понимается социально обусловленная изменчивость преступности, проявляющаяся в том, что:
а) структура и уровень преступности меняются в связи с социально-экономическими и социально-политическими изменениями в обществе;
б) в разных государствах, принадлежащих к одной и той же формации круг преступлений не остается неизменным.
Неотъемлемым признаком преступности является ее интернациональный характер, что обусловленно:
а) возникновением единого мирового криминального пространства;
б) сходством по своим коренным признакам (показателям), структуре и характеру преступности в государствах с разным социально-политическим и экономическим устройством. Так, убийство в любом государстве относится к катогории тяжких преступлений. 
Неотъемлемым признаком преступности является ее антагонистический характер, поскольку она при любом общественном строе находится в неприми-римом противоречии с его основными законами и принципами жизнедеятель-ности.
Таким образом, преступность - это относительно массовое, социально обусловленное, исторически изменчивое, антагонистическое явление уголовно-правового характера, образующееся из совокупности преступлений, совершае-мых в конкретно взятом государстве или общественно-экономической форма-ции.
Важнейшим показателем преступности является ее состояние, то есть ко-личественно-качественная ее характеристика. Состояние преступности опреде-ляется следующими критериями:
а) количеством совершаемых преступлений и числом преступников, при-влеченных к уголовной ответственности (осужденных за их совершение);
б) количеством зарегистрированных преступлений;
в) характером структуры преступности (преобладанием корыстных, на-сильственных или корыстно-насильственных преступлений мужской, женской, подростковой преступности и т.п.);
г) интенсивностью преступности;
д) уровнем латентности преступности;
е) величиной причиненного ею ущерба (количеством погибших от пре-ступников, ущербом в денежном выражении и т.п.).
Только по совокупности перечисленных критериев можно составить дос-товерное представление о  состоянии в стране, на отдельной территории или по поло-возрастным или другим социально-демографическим критериям. Если взять за основу суждения о состоянии, например, подростковой преступности только по числу лиц, осужденных к уголовному наказанию (или отбывающих наказание в колониях), то такое заключение будет недостоверным, ибо в это число не включены подростки, совершившие малозначительные преступления, дела на которых на законных основаниях были переданы в комиссии по делам несовершеннолетних. В число осужденных не входят лица, освобожденные от уголовной ответственности по другим, указанным в законе основаниям, а также  лица, в отношении которых уголовные дела не возбуждались в силу ряда при-чин (недостатков в работе органов дознания и следствия, объявленной амни-стии и т.п.), а также не учтена доля латентных преступлений, когда преступле-ние совершено, но пострадавшие не заявляют об этом или правоохранительным органам об этом не известно. Например, очень высок уровень латентнасти в де-лах по изнасилованиям. Исследования, проведенные среди студентов Москвы и Ростова-на-Дону, показали, что каждая четвертая из обследованных подверга-лась изнасилованию, но об этом не заявляла. Так же высок уровень латентности при карманных кражах.
Не относятся к преступникам и лица, не достигшие возраста уголовной ответственности, совершившие общественно опасные деяния, так как они не являются субъектами преступления.
Под структурой преступности понимается разновидность преступлений, распределение их по видам, определяемым по слудующим признакам:
 уголовно-правовым: степень общественной опасности (тяжкие, менее тяжкие, малозначительные); форма совершения (единолично или в со-участии, с насилием или без его применения); виды и размеры наказа-ния; субъекты преступления (несовершеннолетние и взрослые, впервые совершившие и рецидивисты, особо опасные рецидивисты и др.);
 криминологическим: время и место совершения преступлений, их ха-рактер, спонтанная, самоорганизованная или организованная преступ-ность; вооруженный характер и др.;
 социально-демографическим: возраст, половая принадлежность, род занятий, образование, семейное положение и другие социально-демографические признаки преступников.
Исходя из названных критериев и показателей раасмотрим основные тен-денции закономерности динамики преступности несовершеннолетних, а также организации профилактической работы применительно к учебнымзаведениям (общеобразовательным школам, гимназиям, лицеям, колледжам и т.п.). 
1.  Криминально-психологические особенности преступности не-совершеннолетних.
1.1. Динамика, групповой характер, степень организованности.
Общество оказалось перед фактом: преступность среди несовершеннолет-них катастрофически быстро растет, коренным образом меняется ее структура и характер. Важно вникнуть в суть этого феномена, понять, почему так все про-исходит. Не только потому,что с развалом СССР, кризисом общества и госу-дарственности распалась ранее существовавщая система профилактики, и не только в связи с действием ряда социально-негативных факторов, на что указы-вали и указывают криминологи, но и потому, что мы не знаем современной подростковой преступности, не знаем, что она из себя представляет. Судим о ней поверхностно на основе лишь ярко бросающихся в глаза признаков. При этом ни педагоги, ни практические психологи, ни работники правоохранитель-ных органов психологически не готовы к ее быстрым изменениям. А отсюда - серьезные упущения в профилактической работе. Рассмотрим основные харак-теристики подростково-юношеской преступности.
Высокий динамизм. Преступность несовершеннолетних растет непропор-ционально быстро. Обычно уровень преступности сопоставляют с динамикой населения подросткового возраста. Есть такая закономерность, когда рост пре-ступности соответствует приросту или уменьшению населения подросткового возраста. А сейчас прирост преступности среди подростков и юношей значи-тельно опережает рост подростково-юношеской популяции: преступность сре-ди несовершеннолетних за 10 лет выросла приблизительно в два раза. А подро-стково-юношеское население уменьшилось на 15-20%. Это по данным нашей несовершенной и щадящей статистики. Фактически же получить точные дан-ные трудно, поскольку в подростково-юношеской преступности высок уровень латентности, когда преступление совершено, но правоохранительным органам об этом неизвестно. Например, не все жертвы изнасилований, рэкета, карман-ных и квартирных краж, мошенничества заявляют о совершенном на них факте преступного посягательства. Причины разные, зависящие от характера совер-шенного преступления, так, при изнаксилованиях действует ложный стыд; не-желание обнародовать о себе компрометирующие сведения; угрозы со стороны насильников; выплата родителями насильников родителям пострадавщих “от-купных”; чувство неловкости, испытываемое девушкой перед следовате-лем(большинство из которых мужчины) и т.п. При рэкете, карманных кражах, мошенничестве действуют другие причины. Очень часто - это неверие в воз-можности милиции изловить и привлечь к уголовной ответственности пре-ступников; выбор наименьшего зла (“по следствию и судам затаскают”). Само-обвинение (“сам мол винове, что обманули”) и т.п. Даже не о всех квартирных кражах пострадавшие заявляют, особенно те , кому есть что-то из своих непра-ведных доходов скрывать. Так, группа подростков через наводциков узнала бо-гатые квартиры лиц, наживших состояние незаконными способами.
Сегодня в среднем по стране каждое десятое преступление совершается подростком или юношей. По не которым регионам - каждое четвертое. Наи-высший уровень преступной активности несовершеннолетних все последние годы наблюдается в Республике Бурятия, Приморском крае, Сахалинской об-ласти (300-500 преступников на 10 тыс. Населения в возрасте 14-17 лет)1. В 1994 году этой группой населения было совершено свыше 210 тясач преступле-ний2. Что скрывается за этой цифрой? То, что очень рано значительная часть подростково-юношеского населения попадает в преступный мир и приобщается к его страшным законам жизни. Отсюда наибольшая вероятность рецидива: чем раньше встанет человек на этот путь, тем быстрее достигает уровня особо опас-ного рецидивиста. Это - закономерность.
Поэтому за последние 15 лет средний возраст особо опасного рецидиви-ста снизился на 4-5 лет (с 28-30 лет до 23-25 лет)1. Рецидивист опасен не толь-ко и
не столько потенциальной возможностью совершения им нового преступления, сколько возможностью приобщения неустойчивых подростков и юношей к преступному образу жизни2 . Он в одиночку не действует, а организует пре-ступные группы, втягивая в них новичков, т.е. начинает криминализировать подростково-юношеское население, порождать первичную преступность. Реци-дивист становится учителем и наставником подростков в сфере преступной деятельности. Молодой рецидивист опасен и тем, что по возрасту (23-25 лет) он не далеко “ушел” от подростков и поэтому как личность он психологически им интересен. Значит чем больше несовершеннолетних становится на путь пре-ступлений, тем больше опасность эскалации преступности, т.е. ее самопорож-дения, саморазвития по присущим ей законам.
Групповой характер преступности несовершеннолетних. Известно, что истоки формирования криминогенных и криминальных групп несовершенно-летних находятся в семейном неблагополучии подростков, их неудовлетвори-тельном положении в первичном учебном коллективе (классе, учебной группе), в нарушении принципа социальной справедливости в отношении отдельных учащихся, заформализованности работы с ними. Все это они стремятся компен-сировать свободой “на улицах” в среде таких же отвергнутых и непонятых.
Именно потребность в общении (у подростков она особенна обострена), потребность в самоутверждении, в реализации своих возможностей и способ-ностей, в признании окружающих, поиск психологической и физической защи-ты от необоснованных притязаний окружающих, заставляет их объединяться в группы.
Это связано с их психофизиологическими и социально-групповыми осо-бенностями. Подросток, особенно социально-неблагополучный, всегда тянется к силе, а объединение в группы намного ее увеличивает. Нравственные уста-новки и психологическая атмосфера ближайшего социального окружения несо-вершеннолетних периобретают решающее значение для развития и закрепления асоциальных привычек и стереотипов поведения. Осрбенно велика в психоло-гическом отношении роль “тусовок” (мест сбора подростков), где группируют-ся подростки, оформляясь в криминальные и криминогенные группы. Здесь они заводят знакомства, находят друзей - единомышленников по криминальной деятельности, обмениваются информацией, занимаются “любовью в очередь”, употребляют токсические и наркотические вещества. Исследования, проведен-ные в ряде городов России, свидетельствуют, что подростки придают большое значение “тусовочным” встречам. Около 60% из числа обследованных еже-дневно проводят свободное время в “тусовках”. В последние годы “тусовки” переродились в своеобразные “клубы по криминальным интересам”, в школы по повышению “криминального мастерства”. Так, карманники “тусуются” в од-ном месте, рэкетиры - в другом, мошенники - в третьем, грабители - в четвер-том и т.п. Если раньше для “тусовок” выбирались тайные места (подвалы, чер-даки, подъезды, отдельные нежилые строения и т.п.), мало знакомые взрослым и милиции, то теперь подростки “тусуются” порой на глазах у всех (на дискоте-ках, кафе, барах, ресторанах), оставив подземелья и чердаки для бомжей. Со-став “тусовочников” очень показателен. Каждый третий посетитель “тусовки” не имеет отца или не живет с семьей, у каждого десятого нет матери. Каждый третий состоит на учете в отделе профилактики преступности несовершенно-летних (ОППН). Личное дело каждого пятого разбиралось на комисии по делам несовершеннолетних1. По результатам опроса большинство “тусовочников” употребляло алкоголь, иногие пробовали токсические и наркотические вещест-ва. Наиболее значимы для посетителей “тусовок” такие ценности, как деньги, секс, “тачка”(машина), “красивая жизнь”(посещение ресторанов, отдых загра-ницей). Больше всего их привлекают такие виды деятельности, как коммерция, рэкет, работа в охранных структурах. Из всего этого можно сделать вывод, что “тусовка” играет большую роль в психологической подготовке подростков к криминальному образу жизни: она становится копилкой криминального опыта.
Организованный характер преступности несовершеннолетних. Группиро-вание - начало организованной преступности, но без определнного руководства со стороны взрослых рецидивистов и мафиозных структур она так и останется лишь групповой преступностью. Именно мафиозные структуры и рецидивисты придают ей организованный характер. Что же такое организованная преступ-ность?2 На мой взгляд, организованность предполагает: во-первых, включение подростковой группы в преступную группу более высокого порядка (взрослых преступников), связанную с органами власти, с ее коррумпированными элемен-тами. А отсюда, во-вторых, подчинение криминальной подростковой группы и ее деятельности “общему командованию”, т.е. мафиозным руководителям, их стратегическим замыслам. В-третьих, организованность связанна с функцио-нальным разделением преступной деятельности подростковых групп (с четким разделением территорий и зон преступного промысла (транспортировка нарко-тиков, оружия, рэкет). В-четвертых, организованность предполагает в качестве обязательного элемента профессионализацию в тех или иных видах преступной деятельности подрастковых групп, а также профессионализацию внутри группы при совершении конкретных преступлений. Например, у групп, занимающихся сбытом наркотиков, можно выделить организатора (“бригадира”), хранителей наркотиков, сбытчиков, держателей “кассы” и т.п. У групп “наперсточников” сходная структура: “бригадир”, “зазывала”, “игрок подставной”, провоцирую-щие своими выигрышами публику на игру, охрану, “отмазчиков”, хранителя “кассы” и т.п. В-пятых, организованность предполагает также общие для всех преступных групп, входящих в данную преступную организацию, правила по-ведения, “законы”, “нормы”, ценности, получивщие наименование “крими-нальная субкультура”1. В-шестых, важным элементом организованности явля-ется специальный подбор “кадров” в преступные группы из числа несовершен-нолетних и молодежи и их подготовка в специальных местах (подпольных спортзалах и т.д.) стрельбе, каратэ, приемам дзюдо, и способам преступной дея-тельности и тотальный контроль за поведением каждого члена организации. И наконец, в-седьмых, наличие определенных “судебных” инстанций, наделенных правами проводить “разборки” наказывать виновные группы или отдельных участников. Однако здесь приведены признаки организованной преступности, характеризующие место в ней подростковых преступных групп.
1.2.  Подросковый алкоголизм, токсикомания, наркомания и пре-ступность.
Особая связь групповой преступности несовершеннолетних с алкоголиз-мом. Связь эта многоканальная, прямая и обратная. Алкогольные эксцессы не-совершеннолетних - это и способы “взрослого” самоутверждения, проведения досуга, свободного общения. Они - групповые по своему характеру. Едва ли можно встретить случаи, когда подростки употребляли алкоголь в одиночку. Им обязательно нужны зрители, аудитория, действия перед ней и составляют суть группового алкогольного эксцесса. Нередко ошибочно полагают, что есть лишь один механизм связи преступности несовершеннолетних с алкоголизмом, а именно - совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения, по формуле:


Рис 11
С ориентацией на действие этого механизма преимущественно и пытают-ся строить профилактическую работу. Однако, как показывают исследования и практика, только 25-35% преступлений совершается лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения. Именно эта формула и находит свое отра-жение в уголовной статистике. Вместе с тем, свыше 35% корыстных преступ-лений совершается несовершеннолетними в трезвом состоянии, но для добычи средств на приобретение алкоголя. Здесь уже действует другой, не отражаемый в головной статистике и недостаточно учитываемый в профилактической рабо-те, механизм связи групповых преступлений и алкоголизации несовершенно-летних:
 

Рис 2
Например, потребность во “взрослом” самоутверждении побуждает к уча-стию в групповых алкогольных эксцессах, которые могут заканчиваться пре-ступлениями. Формула такова:


Рис 3
 
По этой формуле совершаются свыше 40% всех насильственных преступ-лений, актов вандализиа и хулиганства, особенно в ночное время суток. Это го-ворит о важности конкретной профилактической работы для сотрудников ми-лиции на местах: знать места, притягательные для подростков, уметь их кон-тролировать, вовремя принимать меры по недопущению “разборок”, краж, гра-бежей.
До настоящего времени в профилактике преступности недостаточно уде-лялось внимания четвертому механизму связи групповых преступлений несо-вершеннолетних с алкоголизмом, когда систематическое раннее употребление алкоголя ведет к интенсивному (ударному) развитию алкогольной болезни, со-провождающейся деградацией личности подростка, а деградируемая личность ищет себе подобных - группы деградирующих подростков для систематическо-го совершения корыстных преступлений:
  

Рис 4
Изучение историй болезней лиц, находившихся на излечении в лечебно-трудовых профилакториях, показало, что у тех, кто начал употреблять алкоголь подростками, алкогольная болезнь развивается в 2,5-3 раза быстрее, нежели лиц, начавших употреблять алкоголь будучи уже совершеннолетними1 . Вот почему в борьбе с групповой преступностью важно антиалкогольное воспита-ние несовершеннолетних. Деморализованные систематическим употреблением алкоголя подростки систематически совершают мелкие кражи, подвизаются в качестве грузчиков в ларьках, коммерческих палатках, супермаркетах, попро-шайничают, группируясь (“кучкуясь”) в асоциальные и криминальные группы.
Важно знать типологию подростков по их отношению к алкоголю и мо-тивации его потребления. Здесь выделяют следующие группы несовершенно-летних:
1)  начинающие пить “из любопытства”;
2)  употребляющих алкоголь в целях самоутверждения;
3)  любителей “кайфа”
4)  “алкогольных эстетов”;
5)  бравирующих;
6)  страдающих алкогольной болезнью.
Развитие алкоголизма начинается с безобидного, на первый взгляд, упот-ребления алкоголя - из любопытства. Некотороя часть подростков, удовлетво-рив свое естественное в этом возрасте любопытство, больше никогда алкоголь не употребляет.
У других же, испытавших состояние алкогольного опьянения, потребле-ние алкоголя в группах сверстников или с участием взрослых приобретает лич-ностный смысл, когда выпивка становится средством самоутверждения. Такие алкогольные эксцессы обычно носят групповой характер, должны иметь так называемую аудиторию, в глазах которой необходимо самоутвердиться (свою группу, других сверстников или взрослых). Группа алкоголизирующих подро-стков легко превращается в “скоп”, избрав для самоутверждения в качестве способов пьяный кураж, хулиганство, демонстрацию силы, совершение актов вандализма, драки, поножовчину, и т.п.
Иначе развивается групповое криминальное поведение несовершеннолет-них, когда употребление спиртного входит в традиционные ритуалы в качестве компонента досуга. Сюда относятся группы “любителей кайфа”, а также “алко-гольных эстетов”, у которых социальная зависимость от алкоголя дополняется психологической зависимостью. Первые пьют, чтобы испытать алкогольную эйфорию, а вторые подкрепляют употребление алкоголя своими “теориями”: что и как пить предпочтительнее, чтобы получить удовольствие и наслаждение. Из солидарности или под психологическим давлением к ним присоединяются и другие подростки, для которых в состоянии опьянения легче продемонстриро-вать свое превосходство над другими, показать себя “настоящим мужиком”, почувствовать уверенность в себе.
Алкогольным эстетам свойственно вовлекать в пьянство девушек, их спаивание, организация притонов, совершение актов изнасилований. У групп “любителей кайфа” и “алкогольных эстетов” криминальное поведение стано-вится дополнением к алкогольным эксцессам, поскольку только употреблением алкоголя заполнить досуг невозможно.
Наибольшим криминильным риском обладают группы подростков, бра-вирующих употреблением алкоголя. Суть этой бравады - в стремлении “всех перепить”. Досуг их примитивен. Такое смыслообразующее стремление к алко-голю (“выпью пол-литра и не опьянею”, “моя норма - вам не по зубам!” и др.) способствует быстрому перерастанию социальной и психологической зависи-мостей в физическую зависимость от спиртного, ведет к деградации личности, к той стадии алкогольной болезни, когда начинает пить без разбора что попало, с кем попало, где попало и когда придется и в таком состоянии легко идет на любое преступление для добычи средств на алкоголь1.
За последнее время среди криминальной молодежи возникло новое, пря-мо противоположное отношение к алкоголю - своебразный сухой закон. Воз-ник он под влиянием определенных мафиозных структур, вербующих из среды наиболее физически развитых подростков себе телохранителей, подручных для расправы с непокрными, сборщиков “дани” (рэкетиров) и т.п.
Токсикомания и групповая преступность подростков.
Распространены среди групп несовершеннолетних правонарушителей в целях одурмания себя разные виды токсикомании - сознательное самоотравле-ние, а значит, и самоуничтожение. Обычно подростки вдыхают сильнодейст-вующие спиртосодержащие вещества - краски, различные аэрозоли; употреб-ляют парфюмерную продукцию; заглатывают в больших количествах медика-ментозные препараты, вызывающие состояния близкие к наркотическим; вво-дят в вены разные смеси; употребляют препараты бытовой химии; производст-венные эмульсии и красители, различные экстракты растительных веществ.
Мотивы употребления токсических веществ почти совпадают с мотивами употребления алкоголя. Основные из них:
1)  потребление из любопытства;
2)  бравада своей смелостью;
3)  стремление самоутвердиться в среде себе подобных;
4)  групповая сопричастность (“за компанию”);
5)  желание получить “кайф”;
6)  желание развлечь себя;
7)  желание уйти от реальных жизненных проблем в мир галлюцинаций;
8)  снять психологический барьер перед совершением других форм асоци-ального и криминального поведения (перед занятием групповым сексом, со-вершением преступления и т.п.).
      Как и алкоголикам, всем токсикоманам свойственно стремление объе-диняться в группы, для приобретения, хранения и потребления токсических ве-ществ. “За компанию” легче всего преодолевается страх пред токсическим от-равлением, интереснее переживать состояние токсических галлюцинаций. В этом состоянии подросткам свойственна повышенная внушаемость, конформ-ное, зависимое от группы поведение. Поэтому токсикоманы в руках более опытных лидеров орудием совершения разных видов преступлений. За токси-ческие вещества или их заменители, медицинские препараты токсикоманы го-товы совершить любое преступление. Нередко прием токсических веществ приводит в смерти токсикомана1. Группы токсикоманов можно отнести к при-митивным преступным группам несовершеннолетних.
Наркомания и групповая преступность несовершеннолетних.
Особую заботу должна вызывать у сотрудников милиции и педагогиче-ских работников работа по предупреждению групповой преступности, связан-ной с наркоманией2. По данным МВД, в Росси 2,0 миллиона наркоманов. К 2000 году их число удвоится. Более 20 млн. человек, в основном молодежи, пробовали наркотики3. Наркомания - чрезвычайно сложное социально-негативное явление, заключающееся в изготовлении, хранении и сбыте нарко-тиков. Это самая доходная сфера преступного бизнеса, приобретающая все бо-лее международный характер, в которой важное место отводится подросткам, как потребителям наркотиков, так и субъектам преступного промысла. В оди-ночку здесь не работают. Обычно группу наркоманов возглавляет взрослый или юноша, отбывшие наказания в исправительном учреждении. Группе свойствен-ны: ярко выраженная конспиративность, корпоративность, четкое распределе-ние ролей в группе, свои законы т правила поведения, сигналы обменя инфор-мацией. Нередко группу, занимающуюся изготовлением, хранением и сбытом наркотиков отождествляют с наркоманами, т.е. с лицами, употребляющими наркотики, что не правомерно. Группа, избравщая распространение наркотиков как средство обогащения, как правило, не употребляет наркотики. Она лишь изготовляет, хранит, сбывает наркотики, вовлекает других людей в наркома-нию, организуя притоны и склоняя их к употреблению наркотиков. Но нарко-мания обязательно порождает ряд примыкающих и сопутствующих к ней груп-повых преступлений. Перечислим основные из них:
1)  незаконный поселв или выращивание опийного мака, индийской, юж-ной, маньчжурской конопли и других запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества;
2)  их танспортировка из регионов произрастания в другие районы страны по конспиративным каналам групп наккоманов;
3)  подделка рецептов с целью приобретения лекарств накротического действия;
4)  продажа рецептов или самих наркотиков, предназначенных для лекар-ственных целей;
5)  организиция или содержание притонов для принятия наркотиков или предостовление помещения в тех же целях;
6)  совершение в состоянии наркотического опьянения групповых престу-плений или же совершение преступлений для добычи средств на приобретение наркотиков (кражи, грабежи, разбойные нападения и т.п.)
7)  создание подпольным лабораторий по изготовлению синтетических наркотиков, наркотиков типа “винт” (не дающих привыкания)1и использование выделений живых организмов (отдельных видов паукообразных) для достиже-ния наркотического опьянения.
По оценкам специалистов Федеральной пограничной службы России, во всем мире на границе у контрабандистов изымается только около 10% наркоти-ков, а остальная, большая из них часть проходит. При этом идет постоянное усовершенствование способов провоза наркотика через границы. “Чемоданы с двойным дном - уже вчерашний день... Чаще всего провозят героин с гермети-ческих пакетах, которые притапливаются в бензобаках машин, в пакетах с со-ком, коробках конфет и собственных желудках (поместив например НВ в пре-зерватив), и т.п.2
Между кланами накродельцов постоянно идет открытая и скрытая война, за сферы преступного промысла, дележ территорий торговли. В этих “разбор-ках” гибнет огромное количество людей, согласных даже под риском угрозы собственной жизни, идти на эту войну, только ради обогащения. Подростки в этой войне всего лишь - разменная монета.
  
2.  Криминальная субкультура как механизм                                                                              воспроизводства преступности несовершеннолетних.
Сущность криминальной субкультуры.Основным фактором взаимной криминализации в криминальных группах подростков является криминальная субкультура. Для ее обозначения используются и другие темины: “вторая жизнь”, “социально-негативные групповые явления”, “асоциальная”1.
Считается, что вначале криминальная субкультура возникла в закрытых воспитательных и исправительных учреждениях, а затем распространилась за их пределами, захватив большую часть подростков, прежде всего - трудовых и педаггогически запущенных. Криминальная субкультура как и любая культура по своей сущности агрессивна. Она вторгается в культуру официальную, взла-мывая ее ценности и нормы, насаждая в ней свои правила и атрибутику. Из-вестно, что носителем является язык. Возьмем наш “великий и могучий рус-ский язык”. На сегодняшний день он оказался пронизам терминологией уго-ловного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и депутаты  государственной думы. А ведь утрата чистоты национального языка - серьез-ный симптом нарастания процесса криминализации общества. Эта криминали-зация в первую очеред затрагивает подростающие поколение, как наиболее ак-тивную в криминальном отношении часть общества и наиболее чуткую по сво-им возрастным особенностям к языковым инновациям.
Носителями криминальной субкультуры являются - рецидивисты. Они ак-кумулируют, пройдя через тюрьмы и колонии, устойчивый преступный опыт, “воровские законы и понятия”, а затем передают его подростающему поколе-нию. Здесь можно говорить о трех психологических механизмах воспроизвод-ства подростковой преступности1. Первый - персонализированный, когда ре-цидивист из числа взрослых берет “шефство” над конкретным подростком, зна-комя его с “законами” преступного мира. Второй механизм - через криминали-зацию всего населения, приобщая его к уголовному языку, приучая мыслить криминальными категориями. Третий механизм - через криминальную группу. Эти группы становятся школами первоначальной подготовки молодхых пре-ступников и носителями традиций преступного образа жизни. Поскольку кри-минальные группы по всей стране и с зарубежьем связаны многочисленными каналами (“дорогами”, “трассами”), постольку это способствует универсализа-ции, типизации норм и ценностей криминальной субкультуры, быстроте ее рас-пространения.
Под криминальной субкультурой понимается совокупность духовных и материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих жизнь и дея-тельность криминальных сообществ, что способствует их живучести, сплочен-ности, криминальной активности и мобильности, преемственности поколений правонарушителей. Основу криминальной субкультуры сосотовляют чуждые гражданскому обществу ценности, традиции, различные, ритуалы объединив-шихся в группы молодых преступников.Ее социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность подростка, стимулирует перераста-ние возрастной оппозиции в криминальную, именно потому и является меха-низмом “воспроизводства” преступности в молодежной среде2.
Криминальная субкультура отличается от обычной подростково-юношеской субкультуры криминальным содержанием норм, регулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами (с “чужими”, милицией, общественностью, взрослыми, женщинами и т.п.). Она прямо, непосредственно и жестко регулирует образ жизни и криминальной деятельности, внося определенный порядок. В ней про-слеживается:
• резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и ее криминальное содержание;
• внутренняя связь с уголовными традициями;
• скрытность от непосвященных;
• наличие целого набора (системы) строго регламентированных в группо-вом сознании атрибутов.
Криминальной субкультуре несовершеннолетних присущи следующие особенности:
1) попрание прав личности, выражающиеся в агрессивном, жестоком и циничном отношении к “чужим”, слабым и беззащитным;
2) отсутствие чувства сострадания к людям, в том числе и к “своим”;
3)  нечестность и двуличие к “чужим”;
4)  паразитизм, эксплуатация “низов”, глумление над ними;
5)  обесценивание результатов человеческого труда, выражающееся в вандализме;
6)  неуважение прав собеседников, выражающееся в кражах и хищени-ях;
7)  поощрение циничного отношения к женщине и половой распущен-ности;
8)  поощрение низменных инстинков и любых форм асоциального по-ведения.
Привлекательность криминальной субкультуры для несовершеннолетних.
Криминальная субкультура, ценности которой формируется уголовным миром с максимальным учетом возрастных особенностей подростков, привле-кательна для подростков и юношей:
1)  наличием широкого поля деятельности и возможностей для самоут-верждения и компенсации неудач, постигших их в обществе;
2)  процессом криминальной деятельности, включающей риск, экстре-мальные ситуации и окрашенной налетом ложной романтики, таинственности и необычности; 
3)  снятием моральных ограничений;
4)  отсутствием запретов на любую информацию и, прежде всего, на ин-тимную;
5)  учетом состояния возрастного одиночества, переживаемого подрост-ком, и обеспечением ему в “своей” группе моральной, физической, материаль-ной и психологической защиты от агрессии извне.
Криминальная субкультура, представляя собой целостную культуру пре-ступного мира, с ростом преступности все более расслаивается на ряд подсис-тем (субкультура “воровская”, тюремная, рэкитиров, проституток, мошенников, фарцовщиков и др.), противостоящих официальной культуре. Подростково-юношеское криминальная субкультура - одна из самостоятельных подсистем, тесно связанных с другими подсистемами уголовного мира.
Эмпирические признаки криминальной субкультуры1 . Для определения эмпирических признаков (критериев) степени сформированности и действенно-сти криминальной субкультуры в молодежной среде учебного заведения, ис-правительного заведения, населенном пункте был использован метод эксперт-ных оценок. Экспертами выступали начальники исправительных учереждений, работники инспекций по делам несовершеннолетних, директора спецшкол, уго-ловного розыска. По их оценкам, призаки проявления криминальной субкуль-туры во всех названных местах сходны, что позволяет использовать их в психо-диагностических целях.
Все критерии, названные экспертами, были сведены в следующие класси-фицированные группы:
1.  Признаки, характеризующие межгрупповые отношения и групповую иерархию.
1.1.  Наличие в учереждении враждующих между собой группировок и конфликтов между ними.
1.2.  Жесткая групповая стратификация с делением людей на “чужих” и “своих”, а “своих” - на касты.
1.3.  Наличие многообразных привилегий для “элиты” и различных табу.
1.4.  Распространенность ритуалов “прописки” новичков.
2.  Признаки, характеризующие отношения к слабым, “низам” и “отвер-женным”.
2.1.  Факт появления “отверженных (“неприкасаемых”).
2.2.  Клеймение вещей и предметов, которыми должны пользоваться толь-ко “неприкасаемые”.
2.3.  Подверженность “низов” поборам и вымогательству.
2.4.  Распространенность специальных способов снижения статуса: муже-ложства, “вафлерства”, “парафина”, стирки нисков и др.
2.5.  Распространенность симуляций болезней и членовредительства среди “низов”.
3.  Признаки, характеризующие отношение к режиму и воспитательной работе.
3.1.  Групповые нарушения режима учереждения и групповые неповинове-ния.
3.2.  Групповые побеги, уходы из дома, бродяжничество.
3.3.  Уклонения “авторитетов” от “грязных работ”.
3.4.  Уклонения от учебных занятий, собраний.
3.5.  Отказ от работы в официальном активе или двурушничество.
3.6.  Проявление актов вандализма.
4.  Признаки, характеризующие способы проведения свободного времени.
4.1.  Распространенность азартных игр.
4.2.  Распространенность тюремных способов проведения досуга, тюрем-ной лирики и тюремных поделок.
4.3.  Групповое употребление токсических и наркотических веществ, чи-фирования.
5.  Признаки, характеризующие способы общения, опознания и связи.
5.1.  Распространенность кличек как средства стигматизации.
5.2.  Распространенность татуировок как знаковой системы общения, при-нятых в уголовной среде.
5.3.  Распостраненность уголовного жаргона и других способов общения.
Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что многие элемен-ты криминальной субкультуры, во-первых, полифункциональны (татуировки, выполняющие одновременно функции стратификации, стигматизации и ком-муникации, опознание “своих” и клички выполняющие те же функции); во-вторых, каждый элемент криминальной субкультуры обладает основной функ-цией (татуировки - функия стратификации, клички - функция коммуникации); в-третьих, каждый элемент криминальной субкультуры по-разному преломляется в психологии группы и интериоризируется индивидом (удовлетворенность кличкой или татуировкой, до стремления свеми способами избавиться от них). Знание приверженности группы и личности к определенным ценностям (увле-ченность каратэ, культуризмом, боксом и т.д.) позволяет с достаточной вероят-ностью прогнозировать их поведение и принимать заранее необходимые меры профилактики.  
  
3.  Пути профилактики преступности
 несовершеннолетних.
Меры профилактики и их классификация.
За последние годы в стране распалась ранее существовавшая советская система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних. Эта система вклю-чала свыше 50 социальных институтов - разнотипных государственных и обще-ственных организаций и учреждений.
“Очень дорогую цену общество вынуждено платить в связи с демонтажом системы профилактики, свертывания многомиллионного движения обществен-ности за укрепление правопорядка. Лишившись таких ее структурных компо-нентов, как народные дружины, советы профилактики, общественные пункты охраны правопорядка, товарищеские суды, посты народного контроля и т.п. и не создав ничего нового, государство не просто ослабило свой профилактиче-ский потенциал, а как бы провело полосу отчуждения между официальной су-дебно-правовой властью и населением. А ведь применительно к преступности нужен и должен быть широкий общественный контроль, контроль, основанный на заинтересованности всего гражданского общества.
Столь неоправданным оказался демонтаж системы правогого просвеще-ния и воспитания населения. Такме ее звенья, как преподавание основ права на всех ступенях образования, правовые народные университеты, постоянные те-лепередачи и юридические рубрики в газетах и журналах, несли не только нуж-ную правовую информацию, но и формировали нравственность, гражданствен-ность, законопослушание. Веление времени - возрождение системы профилак-тики преступного поведения”1 и дальнейшее ее развитие, создание новых форм, с дальнейшим постоянным ее усовершенствованием.
В доперестроечной криминологической литературе подробно были изло-жены общие требования к организации системы профилактики преступности несовершеннолетних. Сейчас же, многолетне накопленный опыт, профилакти-ки преступности не используется.
Исследования проведенные правоохранительными органими показывают, что преступность несовершеннолетних более “чувствительна”, чем взрослая преступность, к мерам борьбы с ней.
Чем же достигалось снижение преступности пдростков, в ряде школ, учи-лищ и регионов страны?1
Это прежде всего - реализация на уровне региона - общесоциальных, эко-номических, организационных мер, осуществляемых местными органами вла-сти. Так, в ряде мест, где уровень преступности учащихся значительно ниже, чем по другим регионам, существенную рольсыграли координационные советы, создаваемые в каждой области из представителей правоохранительных органов, общественных организаций и системы образования, которые обеспечивали планомерность и комплексность используемых мер, направленных на устране-ние условий жизни и воспитания, способствующих возникновению и формиро-ванию криминальных групп несовершеннолетних. Это не только глобальные социальные меры, направленные на стабилизацию политической, экномиче-ской, социальной обстановке в стране, без разрешения которой о коренном пе-реломе в борьбе с современной преступностью не может быть и речи. Это - сфера политики и деятельности политиков и власти вцелом. Важно воссоздать низший уровень профилактической работы, непосредственно учебные заведе-ния и должностные лица на местах. Она должа включать как общие меры, так и специально целенаправленные психолого-педагогические, специально-криминологические меры предупреждения групповых и индивидуальных пре-ступлений несовершеннолетних.
Общие меры включают повышение качества всего учебного процесса, со-вершенствование его органирзации, методического уровня. Это - четкое вы-полнение учебного плана, предупреждение пропусков занятий без уважитель-ных причин и прогулов, обеспечиние повседневной занятости  учащихся после занятий, проведение культурных мероприятий (“празничных огоньков”, диско-тек, концертов, походов, межшкольных спортивных соревнований и т.д.).
Общие меры включают также меры воспитательные. Сюда относится не только “повышение воспитывающей роли обучения”, но и гуманизация меж-личностных отношений педагогов с учащимися. Это весьма важная и острая проблема, по скольку “по официальным данным Министерства образования 46 процентов учителей даже не скрывают, что пользуются авторитарными мето-дами без учета  Конвенции о правах ребенка”1. Представьте только себе - каков уровень дидактогении2 в нашей стране, при таком проценте авторитарных учи-телей. Сколько в отечественной педагогике говорилось, что подросток, уча-щийся не только объект, но субъект воспитания, что главным инструментом воспитания является коллектив учащихся. Одним из инструментов воспита-тельного процесса должны стать стихийно возрождаемые общественные орга-низации подростков и молодежи (пионеры, спортклубы, драмкружки, активи-зация органов ученического самоуправления, проведение ученических конфе-ренций и др.).
Конечно, эти общие и воспитательные меры не принесут результатов, ес-ли не будут подкреплены соответствующими социальными и экономическими мерами, связанными с социальной защитой личности, гарантирующими права на труд, отдых, социальное обеспечение1.
К специальным психолого-педагогическим мерам относятся:
- психодиагностические: изучение поступающего на учебу контингента и выявление лиц с повышенным криминальным риском (трудных и педагогиче-ски запущенных учащихся, состоявщих на учете в ОППН и КДН, а также имеющих судимости, прибывщих из спецшкол или колоний), выявление их дружеских связей внутри школы (училища) и за ее пределами.
- психокоррекционные: систематическая правовоспитательная работа с этими учащимися с использованием индивидуальных и коллективных форм ра-боты, наблюдения за их межличностными отношениями;
- психопрофилактические: использование широкого диапазона мер ренней профилактики групповых правонарушений со стороны подростков, “вытесне-ных” из неблагополучных семей, а также из учебных групп; обеспечение систе-матического контроля за их поведением внутри школы, училища и за их преде-лами.
К специальным криминологическим мерам относятся:
- выявление асоциальных, криминогенных и криминальных групп, уста-новление их внутриучилищных и внешних связей;
- выявление роли каждого члена группы и разработка мер его отрыва от группы;
- выявление фактических и потенциальных лидеров и разработка мер по пресечению их лидерской деятельности в подобных группах;
- разработка тактики работы с асоциальными и криминогенными группа-ми подростков.
Принципы профилактической работы. Успех названных мер зависит от высокого уровня правовой и психолого-педагогической компетентности лиц, занимающихся профилактикой преступности несовершеннолетних, глубокого знания и соблюдения основных принципов профилактической работы. Прежде всего каждый участник профилпктической работы должен четко представлять себе особенности подростковой преступности и собенности ее профилактики. Принцип компетентности запрещает делать “все за всех”, предполагает полное использование администрацией учебного заведения и его коллективом предос-тавленных им прав и полномочий, прежде, чем обратиться в правоохранитель-ные органы за помощью. Вместе с тем, едва ли сможет мастер производствен-ного обучения, классный руководитель выявить характер криминальной груп-пы, ее структуру, лидеров, дифференцировать роли каждого, если они не вла-деют азами психологии и такими психологическими методами, как психологи-ческое наблюдение, методика интервьюирования, обобщение независимых ха-рактеристик, метод самооценок, различные тестовые методики (например, “Дом, дерево, человек”, “Моя семья”, “Семейный праздник”, различные проек-тивные тесты), метод незаконченных предложений и др.
В профилактике групповой преступности несовершеннолетних важно со-блюдать требования принципа взаимодействия всех сил, ведущих борьбу с пре-ступностью несовершеннолетних.
Взаимодействие заключается:
- в своевременном обмене информацией между участниками профилакти-ческой работы о появлении криминогенным и криминальных личностей и групп;
- совместной разработке планов по переориентации, разобщению и пресе-чению деятельности криминальных групп;
- обеспечении совместного постоянного котроля за функционированием таких групп;
- умелом использовании преимуществ каждой из взаимодействующих сторон.
Так, члены педагогического коллектива школы, училища повседневно “видят” своих учащихся, могут более глубоко выявить их связи и отношения в школе и училище, а органы милиции - использовать свои властные полномочия по воздействию на такие группы вне учебного времени.
Заключение. 
В этой работе, я постарался пролить свет, на уже “пылающий факел” со-временности - подрастковую преступность. О ней много говорят, о ней много пишут, о ней много снимают телепередач, но большинство людей до сих пор не восприняли эту проблему всерьез. Конечно, тут, можно много, привести оправ-даний и они все по своему будут правильными, но за это - зло, отвечаем все мы. Кто напрямую, а кто косвенно. Одна знакомая учительница, казалось бы чело-век сведущий в воспитании, чуть не стала жертвой грабежа своим же сыном и его приятелями, когда возвращалась с работы.
- “... О mon cher, этот детский вопрос в наше время просто страшен: пока-мест эти золотые головки, с кудрями и невинностью, в первом детстве, порхают перед тобой и смотрят на тебя, с их смехом и светлыми глазками, - то точно ан-гелы Божии или прелестные птички; а потом... а потом случается, что лучше бы они не вырастали совсем!”1.
Конечно при таком положении дел в стране в сфере социальной политики и экономики говорить об искоренении преступности не приходится. Тем более, что опыт социальной изоляции показал нам, что он не так действенен как мы думали по многим причинам: среда, в которой подростки там находятся, та же что и на воле, социально-санитарно-экономические условия не выдерживают никакой критики. Практика показывает, что задача по недопущению правона-рушений в период содержания несовершеннолетних в исправительных учереж-дениях решается недостаточно успешно из-за психологического механизма вза-имной криминализации, который порой не учитывается сотрудниками этих учереждений в своей работе. В ряде (да вовсех) спецшкол и колоний высок уровень преступности и различных видов деликвентного поведения, свойствен-ного местам социальной изоляции: половых извращений, агграваций и симуля-ций болезней, членовредительства, вымогательства, наркоманий и токсикома-ний, алкоголизма и т.п. Социальная изоляция вызывает различные пережива-ния, накладывает свой отпечаток психические свойства личности, систему ее межличностных отношений, привыкает к такому стереотипу общения, миро-воззрение, ценности и т.д., и личность еще более криминализируется.
С древности было всем известно - что хирургический способ вмешатель-ства это последний способ лечения, да и он не всегда помогает. Так почему же мы все забыли мудрость предков и в погоне за самыми современными телеви-зорами, музыкальными центрами или просто борясь за выживание, в нашем не-совершенном мире, позабыли о главном, о завтрашнем дне, о собственных де-тях...
Поэтому надо строить не тюрьмы, лагеря и колонии, а восстанавливать1 - пионерские лагеря, спортклубы, детские площадки, парки отдыха. Повышать уровень профессиональной подготовки педагогов, практических психологов, сотрудников ИДН и КДН, да и просто вести пропоганду здорового образа жиз-ни, труда и т.д. А родителям нужно понять, что накормить, одеть, обуть это все нужно, это все хорошо, но не надо забывать и о моральной стороне воспита-ния. Поэтому ненужно думать, что ваш сын никогда не начнет колоться или во-ровать и если (не дай бог) это уже случилось, то не следует от него отворачи-ваться, а просто помогите ему выкарабкаться из этого. Поймите, что дети ваши хотят быть понятыми, нужными и просто хотят чтоб с ними считались. Они хо-тят быть взрослыми - так помогите им...  
Надо помнить одно: - “Преступность победить невозможно, но не бороть-ся с ней тоже нельзя!”1 . 
В борьбе с преступностью несовершеннолетних существенно мешают не-достатки в нормотворческой деятельности. Указом Президента Российской Фе-дерации от 16 сентября 1992 года “О первоочередных мерах в области государ-ственной молодежной политике” предусматривалась разработка в трехмесяч-ный срок проектов нормативных актов о реорганизации системы государствен-ных органов, осуществляющих функции по предупреждению, профилактике преступности и иных правонарушений несовершеннолетних, защите их прав и о создании соответствующих структур в системе органов испольнительной вла-сти всех уровней. Однако законы по этим вопросам до сих пор не приняты, хо-тя установленные сроки их подготовки их давно уже истекли. Более того, про-екты этих законов давно подготовлены, но они не могут преодолеть бюрокра-тические процедуры их принятия2 .
Одним из важнейших направлений борьбы с рецидивной преступностью несовершеннолетних является обеспечение социальной адаптации подростков, которые возвращаются из специальных учебно-воспитательных учереждений и воспитательно-трудовых колоний. Справиться с этой проблемой не удается прежде всего в силу того, что среди покидающих эти заведения почти половина подростков - сироты, лишившиеся родительского попечения. Их никто не ждет, многим негде жить, не на что существовать. Практически не решена проблема их трудоустройства и т.д.
Сенаторы много говорят, что в их регионах выросла преступность несо-вершеннолетних и что они с ней борются,  но должного внимания профилакти-ке не уделяют. Просто нужно понять, что СПИД, НАРКОМАНИЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ СЕГОДНЯ - ЭТО СИНОНИМЫ.  
ЛИТЕРАТУРА:
1.  В.Ф.Пирожков. Психология подростковой преступности. Т.1. М., 1998г.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 1 января 1997 года.
3. “Криминология”. Учебник для вузов. М.,1997.
4. Социально-психологические и социально-педагогические проблемы профилактики правонарушений несовершеннолетних. Сб. Научных трудов. М. Академия МВД СССР, 1981, с. 40-58.
5. Машкина К. Никакие: “Доктор, как он?” - “Будет пить...” // Московский комсомолец, 1995, 3 октября.
6. Горькая случайность // Подмосковные известия. 1995, 21 декабря.
7. Питиримова О. Пути-дороги “дурмана” // Щит и меч. 1995, № 42.
8. Кондрашов А. Красный свет “белой смерти” // Аргументы и факты. 1995, № 35.
9. Худяков А. Жизнь под “винтом” // Мир новостей. 1996, № 18.
10. Наркокурьеры возят зелье в детских яйцах // Московский комсомолец. 1996, 9 апреля.
11. Пирожков В.Ф. Законы преступного мира молодежи. Криминальная субкультура. М., 1992.
12. Пирожков В.Ф. О психологических причинах воспроизводства подро-стковой преступности // Психологический журнал, 1995, т. 16, № 2, с. 178-182.
13. Кондратьев М.Ю. Подросток в системе межличностных отношений закрытого воспитательного учреждения. М. Изд. Федерального института со-циологии образования. 1994, с. 29-71.
14. Скуратов Ю. Переход к рыночным отношениям требует новой систе-мы права // Щит и меч. 1996, № 13.
15. Ф.М. Достоевский. Подросток.
16. Миронов Г. Победить преступность невозможно, а не бороться с ней - нельзя // Подмосковье, 1995, 4 ноября.
17.  Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997.
18.  Основы государства и права. Е.А.Кутафин. М., 1998.
19.  Кофырин Н. “Тусовка” - тоже жизнь. // Аргументы и факты. 1990,№40.

 

 
02.03.2011 16:17