Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

15562

Хозяйство и материальная культура казахов в XV—XVI в.в


1. Хозяйство казахов
Скотоводство. Главной отраслью хозяйства казахов в XVI— XVII вв., как и прежде, являлось кочевое и полукочевое ско¬товодство. Основными видами скота были овцы, лошади и вер¬блюды. «У них, [казахов],— писал в XVI в. Сейфи,— много бара¬нов, лошадей и верблюдов». Разведение крупного рогатого, скота занимало незначительное место в хозяйстве, так как он не был приспособлен к условиям круглогодичного выпаса. Мясо и молоко_овец__служили пищей, кожа и шерсть шли на изготовление •одежды, обуви, посуды и многих других предметов хозяйственно¬го обихода. Не менее важную роль играло и коневодство. В' этом 'Отношении весьма примечательны слова, которые Мухаммад Хайдар вкладывает в уста казахского хана Касыма: «Мы — жители степи, у нас нет ни редких, ни дорогих вещей, ни товаров. Главное наше богатство состоит в лошадях; мясо и кожа их служат нам .лучшею пищею и одеждою, а приятнейший напиток для нас — молоко их и то, что из него приготовляется; в земле нашей нет ни садов, ни зданий; место наших развлечений — пастбища скота / и табуны коней, и мы ходим к табунам любоваться лошадьми»2. Местная порода лошадей отличалась большой выносливостью и неприхотливостью, сравнительно легко переносила суровые усло¬вия круглогодичного содержания на подножном корму.
Значительное место в скотоводческом хозяйстве казахов во многих районах занимало также верблюдоводство. По свидетельству Ибн Рузбихана Исфахани, верблюды наряду с лошадьми использовались как транспортные животные для перевозки жи¬лищ, построенных в форме арб и поставленных на большие коле¬са. Находила применение в хозяйстве казахов и верблюжья шерсть, очень ценился в народе и напиток из верблюжьего молока.
Кочевание со скотом давало возможность казахам-скотоводам рационально использовать сезонные пастбища. Летом большей частью они пасли скот на возвышенностях, зимой — в низменнос¬тях, на берегах рек; Чём богаче травостоем и зарослями камыша и кустарника побережья рек, тем большее число кочевников рас¬полагалось по ним и тем дольше они здесь оставались. Особой  любовью казахов-кочевников, как свидетельствует Ибн Рузбихан, пользовались пастбища на побережье Сырдарьи. Расстояния между зимовками и летовками нередко измерялись сотнями, а иногда тысячами километров. Выбор мест кочевок зависел во многом не только от хозяйственных нужд, но и от политической обстановки.
Во многих случаях при передвижении по степи использовал¬ся колесный транспорт - Ибн Рузбихан писал: «Так как на всем пути их следования к зимовкам иногда не бывает достаточно во¬ды, чтобы напоить скот, они, [казахи], по необходимости пуска¬ются в путь тогда, когда переправы и дороги покрываются сне¬гом. Их юрты ставят на колеса. При передвижении они должны, конечно, ехать по снегу, иначе для них будет опасность погибнуть от жажды и безводья».
Корм на зиму, как правило, не заготовлялся, поэтому в случае гололеда или глубокого снега животные не могли добыть пищи и происходил массовый падеж скота (джут). Это тяжкое стихий¬ное бедствие повторялось довольно часто, разоряя тысячи аулов, неся народным массам нищету и голод. Много скота погибало от периодических эпизоотии, от нападений хищных зверей.
Труд в кочевом и полукочевом скотоводческом хозяйстве был очень тяжел, нелегки были и условия жизни. Много усилий при¬ходилось затрачивать рядовым кочевникам и полукочевникам для пастьбы скота, сохранения приплода и выращивания молод¬няка, охраны стада и лечения больных животных, рытья и содер¬жания колодцев в пустынных и полупустынных местностях, ли¬шенных естественных источников воды.
Экстенсивное скотоводческое хозяйство казахов совершенст¬вовалось крайне замедленно, оно было полностью зависимо от стихий.
Социально-экономическое положение в Казахстане в XVI—XVII веках
Определенное значение в хозяйственной деятельности каза¬хов имели охота и рыболовство.   В ряде районов казахи занимались и земледе¬лием. Очаги земледельческой культуры были со¬средоточены в Семиречье и Южном Казахстане, особенно в райо¬нах Сырдарьи, Арыси, Чу, Таласа, в долинах рек, стекающих с Каратау, а также в районе Улутау, в Атбасарской степи. Занятие «хлебопашеством» по побережью Зайсана отмечено в 1654 г. Федором Байковым. О  пахотных участках и посе¬вах хлебов (пшеницы, ячменя), а также проса  у казахов в районе Туркестана сообщают в конце XVII в. и русские послы, ездившие к хану Тауке.
Земледелие в южных районах, как правило, было поливным. Так, участки посевов в районах, прилегавших к Сырдарье, имели обычно разветвленную сеть каналов и арыков. Как показали археологические исследования, посевы в Ограрском оазисе в XV—XVII вв. снабжались водой из системы Тимур-Арыка, голов¬ное сооружение которого находилось на Арыси; протяженность магистрального канала достигала 40 км. В районе г. Туркестан, судя по вакфным грамотам, земли орошались каналами, выведен¬ными из родников и горных речек.
В окрестностях Саурана в XVI в. действовала кяризная систе¬ма орошения. Согласно Зайн аддину В'асифи, «подобных им (кяризам) не видели люди, объехавшие весь мир». Он же сообщает, что исток кяризов был на расстоянии фарсаха от города; «над ним была построена крепость, внутри которой был прорыт колодец глубиной 200 гязов» . У истоков кяризов нахо¬дилось водохранилище, а на участке земли, орошаемой водой одного из кяризов, был устроен чарбаг — поместье с садами, ви¬ноградниками и хозяйственными постройками. Остатки таких кяризов сохранились до наших дней, они представляли собой сложные и трудоемкие сооружения. Строительство и периоди¬ческие чистки кяризов были очень трудны и связаны с риском для жизни.
Васифи рассказывает: «Случилось так, что воздух в колодце испортился и работать стало невозможно. Тогда с одной стороны колодца прокопали ход размером с небольшой арык до его [ко¬лодца] глубины и пропустили через ход нечто вроде рукава, сши¬того из кожи. К голове рукава приставили кузнечные мехи и качали воздух, а мастера-землекопы работали. Землекопы работали подвязав на бедра по две тыквы, чтобы не утонуть, если бы. вода вдруг забила фонтаном» .
В районе Сыгнака, по сообщению Ибн Рузбихана, как » прежде, поля орошались самотечными арыками, выведенными, из Сейхуна (Сырдарьи) и из речек, стекавших с Каратау.
Археологические исследования в районе средневековых горо¬дов левого берега Сырдарьи (Аркука, Узгенда, Ак-Кургана) сви¬детельствуют о том, что и здесь орошение базировалось на ма¬гистральных самотечных системах.
Массивы орошаемых земель имелись также в районах Сай-рама, Аркука, Культобе, Рана и других городов.
Сохраняли свое значение приемы однократной ирригации на паводковых разливах и лиманах; в предгорных районах исполь¬зовались воды горных рек, иногда    практиковались    богарные         посевы.
Однако на большей части территории Казахстана земледе¬лие в XVI—XVII вв. было развито слабо, им занимались обычно обедневшие казахи, не имевшие скота. Характерно, что такие обедневшие хозяйства («жатак» — буквально «лежащие» и «от-рак» — «сидящие») при обзаведении скотом нередко возвраща¬лись к кочевому и полукочевому скотоводству. Пашни обычно располагались около зимовок. Богатые скотовладельцы при переходе на летние пастбища поручали, возделывание земли, уход за посевами и их охрану беднякам, осевшим около зимовок.
Сеяли главным образом просо, отчасти пшеницу, ячмень, на юге джугару.
Земледельческие орудия были весьма примитивны. Это — мо¬тыга или кетмень, деревянная соха и борона, серпы. Сеяли вруч¬ную, молотили на токах лошадьми, иногда цепами. Хранилось зерно в ямах, стены которых обжигались. Для полива использо¬валась атпа — примитивное водоподъемное сооружение, состояв¬шее из деревянного черпака, рукоятка которого подвешивалась на треножнике. Черпаком поднимали воду и выливали ее на пло¬щадку в конце канавы, откуда она шла на орошаемый участок. Для полива применялся также чигирь :— более сложное   водо¬подъемное сооружение, представлявшее собой большое колесо, по окружности которого были укреплены кожаные или из дру¬гого материала кувшины; при вращении колеса они набирали из реки воду и выливали в желоба, ведущие на пашню.
 ГОРОДА И ПОСЕЛЕНИЯ
Общая характеристика. В XVI—XVII вв. города на террито¬рии Казахстана, прежде всего в районе Сырдарьи, продолжали существовать, в отдельных случаях даже расширяться. Как и в предшествующие века,_развитие экономики и культуры городов, а также земледелия в округе поддерживалось связями с кочев¬никами, и полукочевниками-скотоводами. При этом сказывалось благоприятное географическое размещение региона и коммуника¬ционное положение сырдарьинских городов, находившихся на перекрестке караванных путей. На базе экономического взаимо¬действия скотоводческих и оседло-земледельческих хозяйствен¬ных групп развивалось и взаимодействие, политическое, культур¬ное, социальное.
Археологические исследования последнего десятилетия от¬крыли в долине Сырдарьи, на северных и южных склонах Кара¬тау десятки средневековых городищ, большинство из которых удалось отождествить с городами и селениями, названными в письменных источниках. Получены новые данные о материаль¬ной культуре городов, местонахождение которых хорошо из¬вестно.
Сыгнак был крайним городским поселением по Сырдарье, на границе с кочевой степью.
Жители_окрестных Сыгнаку селений, да и горожане, занимались поливным зем¬леделием и торговлей. Купцы областей Туркестана, Мавераннахра и с Востока до пределов Кашгара, Хотана привозят в Сыгдак това¬ры этих стран и совершают с людьми Дешта торговые сделки и обмен. Поскольку эти  торговые сделки совершаются в Сыгнаке, то это владение постоянно является местом пребывания купцов из [разных] стран,  добра и товаров всех стран там в изоби¬лии»
Сюда кочевники-скотоводы, по словам автора «Михманнамейи Бухара», пригоняли скот {«жирных овец, коней, верблюдов») и доставляли продукты скотоводства (мясо, кожи, шерсть, изде¬лия" из нее), пушнину.
В Сыгнак для продажи свозились такие денные товары, как «шубы из... соболя и белки, тугие луки, стрелы из белой березы,   шелковые   ткани и другие драгоценные изделия».
Источники свидетельствуют о    существовании    фортифика¬ционной системы, возведенной при сооружении города-крепости.
Развалины Сыгнака сейчас известны под названием Сунак-Ата, в 20 км севернее ст. Тюмень-Арык.
В XVI—XVII вв.  стало много  крупных торговых    центров по  всей  области Туркестана.
На территории Казахстана в период  с XV – XVI   изготовлялась мелкая пластика из камня, кости, керамики, металла, посуда из глины, дерева и кожи, стекло, получили распространение резьба по дереву, кости, камню, обработка и тиснение по коже, чеканка, плетение циновок.
 Развивалось художественное литье из олова и бронзы.
Создавалось множество видов оружия: боевые топорики, секиры - ай-балта, лук - садак, колчан - корамсак. Орнаментальное мастерство проявилось в кузнечном деле. Бытовало художественное плетение из чия.С древнейших времен в Казахстане известна вышивка. Узор в вышивке создается разноцветными нитями, а также бисером, стеклярусом, жемчугом, драгоценными камнями на тканях, коже, войлоке и других материалах. Установлены четыре вида вышивки: тамбурный шов - быз кесте, гладь - баста, двухрядовая - албыр кесте, канва - кенебе. Из них наиболее широко применяется тамбурный шов, осуществляющийся крючком или специальной иглой. 
К традиционным видам декоративно-прикладного искусства Казахстана относится и художественная резьба, которая используется в декоре предметов быта (посуды, мебели), а также архитектурных сооружений. Распространена резьба по дереву, камню и кости. Часто резьба сочетается с цветным тонированием, раскраской, инкрустацией костью и металлом. Резная кость применяется в сочетании с резьбой по дереву. 
Древним исконным ремеслом казахов является ковроткачество. Со стародавних времен и по настоящее время украшает стены домов ручной работы традиционный ковер - СЫРМАК.Скромен ковер по цвету, но узор его точен. Прост на вид, а делать его нелегко. Надо заблаговременно накосить в степи чий (солому), заготовить баранью шерсть, хорошо постирать ее и покрасить, каждую кипу шерсти в свой цвет. Затем раскладывают крашеную шерсть на циновке из чия, обдают горячей водой.  
А дальше начинается самый ответственный момент. Все, кто есть в доме, - дети, взрослые, старики, мнут ногами завернутый в чий будущий ковер, чтобы шерсть свалялась накрепко. Разворачивают чий, из каждого цвета вырезают нужный узор и на отдельной соломенной подстилке составляют аппликации воедино. Снова заворачивают, мнут до тех пор, пока аппликации плотно не пристанут друг к другу. А когда развернут в последний раз, мама поручает самой младшей дочке нитками пришить элементы узора друг к другу. Затем обшивают орнамент тесьмой, выдавливают дополнительный узор, и сырмак готов.
Для изготовления музыкальных инструментов использовались: дерево, камыш, тростник, кожа, кости, рога, конский волос.
 Уникальным     проявлением материальной культуры   является     казахский     народный костюм, создававшийся под влиянием условий жизни в степях с их знойным   летом,    с   пронизывающими   ветрами,   морозами   зимой, большими    перепадами    дневных температур. В нем нашли отражение  эстетические  идеалы  народа, его     образ     жизни,     социальные эквиваленты.  Он отличается ярко выраженным своеобразием и сыграл определенную роль в сохранении и упрочении этнического самосознания   народа,   наряду   с   разговорной   речью,   антропологическими показателями служил стойким   определителем,   по  которому отличали своих от чужих.  Распашной характер верхней одежды, запахивание ее на левую сторону, приталенность, наличие шапок, украшаемых перьями, обогащение женского платья оборками делают казахский народный костюм своеобразным.  Например, головные уборы ай-ыркалпак, мурак, саукеле, на наш взгляд,    напоминают    островерхие  шапки    древних    саков — предков казахов. Складываемый из квадрата   белой   хлопчатобумажной   ил: шелковой ткани женский головной убор жаулык, по всей вероятности унаследован   от   древних   тюрков о чем  свидетельствуют  изображения   на   каменных   изваяниях  той эпохи, а белдемше — тип распашной   юбки   восходит,   пожалуй, временам гуннов.  Манера запахивания на левую сторону,
расположение цветной строчки и вышив по   краям   выреза   кимешека  для  лица,   окаймление   халата   нашивками   с   люрексом,   края   под ворот и рукавов камзола галунами, якобы для «защиты» от неведомых и воображаемых сил, украшение  детских, девичьих шапок, а в ряде случаев странствующих певцов перьями совы, считавшейся священной птицей, как оберега от дурных глаз, болезней, уходят к тюркско-кыпчакскому этническому пласту.
А ношение тона — тулупа, шаровар со вставками-клиньями из окрашенной в естественные цвета овчины, сапог — саптама на высоких каблуках с войлочным чулком — байпаком связано с характером занятий казахов в прошлом — подвижным скотоводством, а также с климатическими условия  В покроях мужского бешмета с перехватом у талии, женского расклешенного платья кулиш кой-лек, женского широкого платья жаз койлек — с густыми сборками на кокетке и отложным воротником нетрудно заметить влияние русской, татарской, среднеазиатской одежды, т. е. соседей казахов. Традиционными материалами Для казахского народного костюма всегда служили кожа, мех, тонкий   войлок, шекпен — самотканое из верблюжьей, реже — бараньей шерсти сукно. Для изготовления одежды широко использовались овчина, козьи, жеребячьи, сайгачьи  шкуры, из которых обычно шили  тулупы, безрукавки, шаровары, вышитую тамбуром верхнюю одежду. В сочинении Сейфи, написанном в 1582 году, есть интересные сообщения об одежде казахов. Он пишет: «...их кафтаны сделаны из овечьей кожи, они окрашиваются в разные цвета и становятся похожими на атлас, их привозят в Бухару и продают по той же цене, что и кафтаны из атласа, настолько они элегантны и красивы». На шубы, головные уборы шли также меха волков, лисиц, выдры, куницы и некоторых других   пушных   зверей.   Тесемки для шекпенов, пояса для шаровар изготовлялись на четырех дощечках с отверстиями по углам. На одежду шли также хлопчатобумажная ткань, доставлявшаяся купцами из Индии, шелк, бархат, парча, шерстяное сукно из Китая, Средней Азии. С этими материалами казахи, как и их предки, знакомы с давних времен по обменной торговле   на   древнем   караванном «Шелковом    пути»,    проходившим некогда через города Южного Казахстана. А с XVII века в казахские  степи  стали  поступать  русские товары.
Нарядность казахскому народному костюму, создававшемуся на протяжении столетий искусством и талантом, помноженными на труд многих умельцев, придавали не только отделка дорогим мехом, вышивка или, скажем, узорчатое тканье, нашивки с люрексом, но и пояса, украшенные золотыми и серебряными бляхами, подвески из бусин драгоценных и полудрагоценных камней, кораллов, прикрепляемых к женскому комплекту одежды и др.
Комплект мужского костюма состоял из нательного белья — жейде (рубаха — койлек, штаны — дамбал), верхней плечевой одежды — бешмет, шекпен и шаровар — шалбар, сым, заправляемые в сапоги. Основные элементы этого комплекта мужского костюма оставались неизменными на протяжении веков. Социальные различия проявлялись здесь лишь в материалах, из которых шили комплект костюма, в его декоре, качестве изготовления.
Рубашку, длинную до колен с отложным или стоячим воротником, плечевым швом, выкройной проймой, несколько скошенным плечом, шили из белого холста, с разрезом на груди. Под рукавами вставлялись клинья в виде треугольников, служившие ластовицей. Штаны же «с широким шагом» имели вид прямоугольника с двумя длинными и чуть сужающимися книзу штанинами, со вставкой-клином в соединении.
Поверх   жейде   казах   надевал обычно легкую, сшитую по фигуре и расширяющуюся книзу распашную одежду, шаровары. Эта одежда могла быть со вставленными в пройму рукавами и без рукавов. В зависимости от этого в первом случае ее   именовали   бешметом,   в   другом — камзолом. Шили ее из тонкого   шерстяного   сукна — мауты, бархата,  шелка,  преимущественно синей,  коричневой,  темно-зеленой окраски.  Обшивали бешмет  стоячим воротником из той же ткани, края   подола,   рукавов   окаймляли тесьмой,    несколько   ниже   талии располагали прорезные карманы без клапанов. Шаровары шили из того же материала, что и бешмет, со вставкой-клином для удобства при верховой езде, верхние края штанин заворачивали для того, чтобы в них можно было продеть поясок, заменявший в данном случае ремень. Каких-либо застежек и пуговиц они не имели.
В зависимости от сезона бешмет,   камзол  и  разновидность  последнего — кокрекше   могли   быть утепленными.
Поверх бешмета надевали шекпен — просторный халат прямого покроя, с длинными и широкими рукавами, из грубого самотканого сукна из верблюжьей шерсти, или чапан — халат такого же покроя из плотного материала на подкладке.
Зимой  мужчины  носили  овчиный или волчий  тулуп — тон, лисий треух — тымак, тяжелые кожаные сапоги — саптама. Овчиный тулуп нередко заменялся шубой -купи (күпі), крытой шекпеном, сукном (бархатом — в женском варианте) со стеганым подкладом.  Среди феодальной знати высоко ценились крытые шубы — ишик, сшитые из шкурок ценных зверьков. Самые нарядные шубы обшивались по краям мехом выдры, куницы. Большой популярностью пользовалась мужская одежда на матерчатой основе из подобранных по цвету шкурок жеребят, сайгаков. Из них шили разного рода камзолы, брюки, дополненные вышивкой.
   Все эти изменения в культуре казахов свидетельствует о преемственности традиции оседлости на территории Казахстана в указанный период  концу  XV   начале XVI вв.

СкачатьРазмер файла
Скачать этот файл (материальная культура казахов 15 в..zip)материальная культура казахов 15 в..zip16 Kb
 
16.01.2009 21:00