Казахстан в период укрепления тоталитарной системы
Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

15539

Казахстан в период укрепления тоталитарной системы

Казахстан в первой половине 20-х годов

 С победой советского режима Казахстан, как и многие другие окраины бывшей Российской империи, стал ареной для многочисленных социально-экономических экспериментов властей, в том числе и процесса перехода "отсталого" полукочевого хозяйства на "социалистические рельсы". При этом ставилась задача "догнать" в развитии европейские народы России, т.е. перейти на европейскую модель экономики - пашенное земледелие и развитую индустрию. При этом в большинстве случаев не учитывались ни своеобразие культуры народа, ни экологические условия. Однако в первой половине 20-х годов, когда речь шла о выводе хозяйства из кризиса, вызванного войной, процесс "социалистического строительства" еще не стал доминировать в хозяйственной жизни республики.
     Экономика Казахстана.
Обеспокоенное размахом крестьянских волнений в стране правительство в марте 1921 г. идет на некоторую либерализацию экономики, одним из основных элементов которой стал переход от продразверстки к фиксированному продналогу. Производители получили право продавать излишки на рынке, что привело к некоторой стабилизации сельского хозяйства. Начинает расти посевная площадь, достигшая к 1925 г. 3 млн. га. Значительно увеличился валовой сбор зерновых, почти вдвое по сравнению с 1922 г. увеличилось поголовье скота. Определенную роль в выходе сельского хозяйства из кризиса сыграли аграрные реформы, проведенные в Казахстане в начале 20-х годов. В феврале-апреле 1921 г. казахам были возвращены земли в десятиверстной полосе вдоль Иртыша и Урала, ранее принадлежавшие казачьим войскам, в 1921-22 г. была предпринята земельноводная реформа в Туркестане, в состав которого входили Семиреченская и Сырдарьинская области, по которой казахам были возвращены земли, конфискованные в 1916-17 гг. и установлен более справедливый порядок землепользования.
В промышленности и транспорте продолжала сохраняться тяжелая ситуация. Небольшой подъем испытывает легкая и пищевая промышленность, большая же часть горнодобывающих предприятий, в т.ч. Риддер, Спасский завод, Карагандинские и Экибастузские копи бездействовали. Исключение составляла лишь нефтедобывающая промышленность, доведшая добычу нефти до довоенного уровня. Медленно шло восстановление транспорта и особенно железных дорог. Все строящиеся линии предназначались для вывоза из республики продуктов сельскохозяйственного производства.
Общественно-политическая ситуация. Несмотря на некоторую либерализацию экономики, в политической жизни нарастали тенденции усиления авторитарной власти и диктата коммунистической партии, постепенно заменявшей собой государственный аппарат. Кроме того, провозглашение автономии во многом оказалось номинальным, и Казахстан так и не получил реального самоуправления. Большая часть промышленных предприятий и железные дороги находились под непосредственным управлением Москвы. Антидемократичные избирательные законы, предоставляющие преимущества рабочим, приводили к ограничению числа казахов в правящей элите. В 1922 г. в партийной организации Казахстана удельный вес казахов был всего 6,3%, из 163 делегатов I областной партконференции было всего 19 казахов, в 1920 г. казахи составили всего 17% общего числа промышленных рабочих.
 В южных областях Казахстана, входящих в состав Туркестанской АССР, положение было еще более сложным. Попытка коммунистов коренных национальностей в 1920 г. изменить ситуацию путем объединения центральноазиатских республик в единую Тюркскую республику, создания Коммунистической партии тюркских народов привела к вмешательству центральных властей. В Ташкент была направлена комиссия ВЦИК и Совнаркома РСФСР (Турк. комиссия), все решения местных партийных органов о Тюркской республике и компартии отменялись, краевой комитет партии был распущен, а инициаторы реформ во главе с Т. Рыскуловым вынуждены были подать в отставку и уйти с партийных и государственных постов. Только в 1922 г. после официального признания своих "ошибок" они смогли вернуться к руководству республикой.
Особенно жесткие формы преследование проявлений национальной идеи принимает после прошедшего в июне 1923 г. совещания в ЦК РКП(б). На этом совещании критике подверглись лидер татарских коммунистов Султангалиев и поддерживавшие его представители национальных окраин, в т.ч. и Т. Рыскулов. Султангалиев был обвинен в национализме, связях с басмачеством и стремлении свергнуть Советскую власть. На представителей национальной интеллигенции обрушились репрессии. Еще в 1922 г. со всех руководящих постов были смещены бывшие члены партии Алаш, а в 1924 г. ряд казахов-коммунистов были отозваны из республики в центр.
Часть местных коммунистов тем не менее выступили против гонений на "алашординцев". Так, С. Садвакасов постоянно призывал к широкому привлечению представителей либеральной интеллигенции к руководству. Аналогичную позицию занимал один из туркестанских лидеров С. Ходжанов. Последний выступил с идеями о национальном размежевании внутри Казахстана с целью создания национально однородного государственного образования. Тем не менее, центр продолжал политику подчинения национальных окраин. Основными проводниками этой политики в Казахстане стали Н. Ежов и Ф. Голощекин, присланные в республику для "усиления" партийной организации. Н. Ежов прибыл в Казахстан в 1923 г. на должность секретаря Семипалатинского Губкома, а в 1924 г. стал заведующим организационно-инструкторским отделом обкома партии и контролировал кадровые вопросы. Ф. Голощекин в 1925 г. был избран первым секретарем республиканской партийной организации. С его приходом к власти общественно-политическая ситуация в Казахстане значительно ухудшилась.
 Национально-государственное размежевание. Идея присоединения к Казахстану Семиреченской и Сырдарьинской областей, входивших в состав Туркестана, возникла еще в период гражданской войны. Казахское население этих областей постоянно высказывалось за объединение с северными районами в одну республику. Это совпадало и с планами центральных властей, заинтересованных в расчленении Туркестанской республики для ослабления пантюркистских и панисламистских идей в Центральной Азии. В 1924 г. ТАССР была упразднена и разделена на Узбекскую и Туркменскую республики, а чуть позже возникли Киргизская и Таджикская республики. Южные области были присоединены к Казахстану. Часть Оренбургской губернии вместе с городом Оренбургом была передана России, в связи с чем возник вопрос о новой столице Казахстана. Выбор пал на центр Сырдарьинской области Перовск, переименованный в Кызыл-Орду. Объединение всех казахских земель в составе одной республики стало важной вехой в истории казахского народа и, несмотря на трудности того периода, сыграло очень важную роль в создании казахской государственности.


"Малый октябрь" и коллективизация в Казахстане

Ф. И. Голощекин. Укрепление тоталитарной системы в Казахстане связано с именем Ф. Голощекина, избранного осенью 1925г. руководителем краевой партийной организации. Профессиональный революционер, один из организаторов расстрела царской семьи, Голощекин сразу после прибытия в Кызыл-Орду заявил об отсутствии в казахском ауле Советской власти и необходимости "пройтись по аулу Малым Октябрем". Основной задачей провозглашалось разрушение традиционной общины через ликвидацию социальной дифференциации. Следующим шагом должен был стать массовый переход казахов к оседлости. Прекрасно понимая, что эти мероприятия вызовут протест со стороны местных коммунистов, Голощекин начал борьбу с теми партийными лидерами, которые не разделяли его взглядов. Уже в 1926 г. в "национал-уклонизме" были обвинены С. Садвакасов и С. Ходжанов. Гонениям подверглись С.Сейфуллин, М. Мурзагалиев, Н. Нурмаков, С. Мендешев и др. Многие из них были удалены из республики. Ж. Султанов, С.Садвакасов, Ж. Мунбаев сняты со своих постов. В конце 1928 г. начались первые аресты политических противников Голощекина, в числе которых были А. Байтурсынов, М. Дулатов, Ж. Аймаутов, М. Жумабаев. Через два года были арестованы М. Тынышпаев, Ж. Досмухамедов, X. Досмухамедов и многие другие представители национальной интеллигенции.
     Фактически устранив оппозицию в Казахстане, Голощекин начал претворение в жизнь своей идеи "Малого Октября". В 1926-1927гг. был осуществлен передел пахотных и пастбищных угодий. Около 1 360 тыс. десятин сенокосов и 1 250 тыс. десятин пашни были отобраны у зажиточных хозяйств и переданы беднякам и середнякам. Однако ожидаемого эффекта эта мера не принесла.
 Не имеющие скота хозяйства не могли воспользоваться переданными им сенокосами и пастбищами и в большинстве случаев возвращали их прежним хозяевам.
Следующим шагом стала конфискация имущества крупных баев-скотовладельцев с выселением их вместе с семьями за пределы районов проживания. Намечалось конфисковать имущество и скот около 700 хозяйств. Согласно документам, скот был отобран у 696 хозяйств, однако наделе это цифра была гораздо выше. Так, только в Акмолинском округе вместо 46 по плану конфискации и выселению было подвергнуто более 200 хозяйств, в Петропавловском вместо 34 хозяйств -102 и т.п. Всего в результате кампании около 145 тыс. голов скота были переданы беднякам. Следует заметить, что конфискации подвергались не только крупные скотовладельцы, но и середняки, замеченные в нелояльности властям. Усиливался также налоговый пресс в отношении зажиточных хозяйств, вынужденных выплачивать большую часть сельхозналога. Так, в 1927-28 гг. 4% хозяйств уплатили 33% всей суммы налогов. Кроме того, существовала система "самообложения", по которой сумма могла превышать первоначальную в два-три раза.
Следует отметить, что политика давления на зажиточных крестьян была характерна не только для Казахстана, но и для всего Советского Союза. Главной своей целью Советское правительство считало ускоренную индустриализацию, средства для которой должен был дать аграрный сектор экономики. Традиционное хозяйство, опирающееся на частную собственность на землю и скот, не могло в короткие сроки дать необходимые средства. Поэтому в конце 20-х годов был взят курс на коллективизацию - создание системы коллективных хозяйств (колхозов) с полным отчуждением крестьян от средств производства и распределения результатов этого производства.
 Казахстану была уготовлена особая роль. Богатые природные ресурсы предусматривали создание здесь крупной индустриальной базы, однако рабочая сила должна была быть перемещена сюда извне, из центральных регионов России и Украины. Казахи, как кочевники и скотоводы, не вписывались в будущую систему "социалистического Казахстана". Именно поэтому Голощекин с согласия Сталина выбрал те методы коллективизации, которые не могли не вызвать полный развал казахского хозяйства и фактическое вымирание целого народа. Так был взят курс на широкомасштабный геноцид.
 Коллективизация.
В 1927-28 гг. в стране разразился хлебозаготовительный кризис. Если в 1927 г. было заготовлено 430 млн. пудов, то в следующем - только 300 млн. пудов, причем началось повсеместное уменьшение посевных площадей. Крестьяне вынуждены были это делать, так как закупочные цены государства были ниже рыночных в три раза. В ответ власти начали кампанию коллективизации. В Казахстане она должна была в основном завершиться к 1932 г., однако местные власти во главе с Голощекиным форсировали этот процесс, который сопровождался насильственным оседанием казахов и "раскулачиванием" зажиточных крестьян. В 1928г. коллективизировано было 2 % всех хозяйств, к весне 1930 - 50%, а к осени 1931 - около 65 %. Одновременно в рамках оседания создавались скотоводческие городки, в которые сгонялись аулы с большой территории. Это привело к тому, что скот, собранный в одно место, начал погибать от бескормицы. Обобществлению во многих случаях подвергался не только скот и сельхоз инвентарь, но и птица и даже личное имущество.
Одновременно с коллективизацией активно шла хлебозаготовительная кампания. В колхозах отбирали все запасы зерна, включая семенной фонд, на скотоводческие районы также накладывались обязательства сдавать зерно, и казахи были вынуждены для выполнения их менять скот на хлеб. В широких масштабах шла кампания по заготовке мяса и шерсти, приведшая к массовому забою скота. Зимой 1930 г. поступила команда по дополнительной заготовке шерсти, что привело к гибели большого количества овец от холода. В итоге даже по официальным данным количество скота в республике сократилось на 20 млн. голов, т.е. наполовину, а в 1931 г. - еще на 10 млн. голов. Власти Казахстана и сам Голощекин прекрасно знали о сложившейся ситуации, однако продолжали проводить прежнюю политику. В рамках раскулачивания было в 1930-31 г. выслано за пределы республики около 6 800 человек. В то же время в Казахстан из других регионов СССР было переселено 180 тыс. раскулаченных, лишенных средств существования. Коллективизация и раскулачивание сопровождались жестокими репрессивными мерами. За 1922-1933 гг. за сопротивление властям и попытки скрыть зерно и мясо от заготовок было осуждено более 33 тыс. человек.
Результатом всех этих акций стал небывалый голод, поразивший все без исключения районы Казахстана. Уже весной 1931 г. с мест в Алма-Ату, ставшую к тому времени столицей, стали поступать сведения о голоде, однако власти их игнорировали и лишь ужесточали административный нажим. В итоге в течение 1931-ЗЗгг. умерли около 2 млн. казахов и 200-250 тыс. казахстанцев других национальностей. Несколько сот тысяч казахов откочевали в Китай, Монголию, Ирак и Афганистан. Численность этноса сократилась вдвое. Огромные потери понесло животноводство. С 1928 по 1932 год численность крупного рогатого скота сократилась с 6 млн. 509 тыс. до 965 тыс. голов, овец - с 18 млн. 566 тыс. до 1 млн. 386 тыс. голов, лошадей - с 3 млн. 616 тыс. до 416 голов, верблюдов - с 1 млн. 42 тыс. до 63 тыс. голов. Конечно, население Казахстана пыталось сопротивляться геноциду, что выразилось в ряде волнений и вооруженных восстаний.

 
    

Антисоветские выступления в период коллективизации

Восстания 1929 г. Первые признаки недовольства политикой властей в Казахстане появились еще в ходе проведения конфискации в 1928 г., однако с началом кампании по сплошной коллективизации в ряде районов вспыхнули настоящие восстания, основной движущей силой которых было среднее и бедное крестьянство. Одно из первых выступлений произошло в сентябре 1929г. в Каракалпакии, входившей тогда в состав КАССР. 26 сентября в местности Андатколь состоялось собрание каракалпаков и казахов, на котором было принято решение о вооруженном сопротивлении властям. Собравшиеся выбрали Исматуллаева Жалел-Максума ханом и Барлыкбая Нурымова командующим. На следующий день отряды повстанцев ворвались в районный центр - поселок Такта-копир. Представители власти и партийные функционеры бежали, сопротивление отряда коммунаров было подавлено, восставшие громили партийные и советские учреждения, жгли документы. Однако слабое вооружение повстанцев и их неорганизованность привели к поражению восстания. В поселок прибыл небольшой отряд сотрудников ОГПУ и после двухчасового боя выбил из него восставших. Последние рассеялись по степи и в течение нескольких дней в большинстве своем были арестованы.
Более ожесточенный характер приняло восстание в Бостандыкском районе Сырдарьинского округа. 27 сентября 1929г. восстали жители кишлака Некем, избравшие своим руководителем Талиба Мусабаева. Очень быстро восстание распространилось на весь район, численность отряда восставших достигла почти 500 человек, в числе которых были казахи, узбеки, киргизы и таджики. Без боя овладев райцентром - поселком Ходжикет , повстанцы, тем не менее, 30 сентября узнав о приближении войск, оставили его. При первом же сражении плохо вооруженные крестьяне потерпели поражение и отступили к кишлаку Бричмолла. Здесь на помощь казахам и узбекам пришел отряд восставших из Киргизии под руководством Исламбека, однако силы были неравными. Два ожесточенных сражения у Бричмоллы привели к разгрому отряда повстанцев. Более 70 человек было убито, многие попали в плен и лишь небольшой группе удалось уйти.
Осенью 1929 г. вспыхнуло восстание и в Костанайском округе. Еще в октябре на ярмарке в Костанае ряд представителей Батпаккаринского, Торгайского, Наурузумского, Семиозерного и Боровского районов вел переговоры о вооруженном выступлении казахских и русских крестьян против властей. 1 ноября восстание началось в Батпаккарииском районе. На следующий день казахи овладели райцентром, разгромили партийные и советские учреждения, милицию, освободили арестованных. Возглавили повстанцев А. Бекежанов, С. Кадиев, А. Смагулов, О. Бармаков и агитатор Тургайского райкома партии Оспанов. 2 ноября в Батпаккаре состоялся съезд представителей всех аулов района, на котором было принято решение о свержении Советской власти. В аулах избирались советы из трех аксакалов, каждый аул должен был дать 50 джигитов в повстанческую армию, были отправлены агитаторы в соседние районы, а также в Кызылординский и Акмолинский округа. Омарбай Бармаков был провозглашен ханом. За короткие сроки к батпаккаринцам присоединились аулы Тургайского и Наурзумского районов, были собраны отряды обшей численностью около 500 человек, однако лишь один из десяти имел огнестрельное оружие. В восстании приняли участие не только рядовые крестьяне. Среди них было 3 коммуниста, 12 комсомольцев, 5 членов аул-советов и 2 председателя местных союзов бедноты. Среди руководителей восстания тоже были люди, искренне верившие когда-то в дело революции. Так, А. Смагулов был первым председателем Тургайского ревкома, а А. Бекежанов - начальником Наурзумской милиции. Политика геноцида против народа толкнула этих людей на путь вооруженной борьбы с властью. Тем не менее, силы были неравными. В степь были направлены отряды ОПТУ, и 8-9 ноября повстанцы были разбиты, а восстание подавлено. Около 200 человек было арестовано и отправлено в Кустанай.
 Восстания 1930 г. Весной следующего, 1930 г., повстанческое движение в Казахстане усилилось. Крупное выступление произошло в Созакском районе Сырдарьинского округа. Поводом для него стало сооружение в районе нескольких концентрационных лагерей для раскулаченных и их родственников. 7 февраля 1930 г. в Созаке началось восстание. За короткое время была разоружена местная милиция, убиты представители власти и активисты, около 20 человек было арестовано. Восстание возглавили Султанбек Шо-лакулы, избранный ханом, его помощник Али Асадулла, бывший начальник отделения милиции Бейсенбаев, бывший милиционер Кужак, Д. Атинбаев, К. Жолшиев, С. Шалымбетов, А.Дюганов, О. Оразбаев и Т. Аюбеков. Выдвинув лозунги "Долой Советскую власть", "Да здравствует ханская власть!" и "Да здравствует казахское правительство!" повстанцы направили гонцов в соседние районы.
Получив известие о вооруженном выступлении, власти начали стягивать вокруг Созака войска, большую часть которых составляли т.н. "коммунистические отряды". Первые сражения карателей с повстанцами произошли 12 февраля. Чимкентский отряд под командованием Исаева пытался прорваться к Созаку с юга, но потерпел поражение. Преследуя бежавших карателей, повстанцы окружили селение Куашык, где находился отряд Полякова. Трехдневная осада не дала результата, и повстанцы отступили к Созаку. В то же время к центру восстания подходил хорошо вооруженный отряд ОПТУ под командованием Никитенко. 13 февраля город был обстрелян из пушек и пулеметов, после чего в него ворвались каратели, при этом пострадало много мирных жителей, женщин и детей. Повстанцы отступили к Шолаккоргану, но у аула № 6 остановили отряд Никитенко. 15-16 февраля в район Созака подошли отряды Журавлева и Логачева. Четырехчасовой бой завершился разгромом восставших, хан Султанбек был убит, более 200 человек пленено, погибло около 400 крестьян. Остатки повстанцев ушли на север, в камышовые заросли низовьев Чу.
В соседнем с Сузакским, Сарысуйском районе также вспыхнуло восстание во главе с Серик ханом, однако оно сразу же было подавлено, а Серикхан и другие вожди восставших арестованы и расстреляны без суда. Аналогичные события произошли в Шаянском районе и поселке Кармак. Все эти выступления были жестоко подавлены.
 Наиболее упорный и длительный характер получило восстание на северо-западе Казахстана, охватившее обширные территории Актюбинского, Кустанайского и Кызыл-Ординского округов. Началось оно 25 февраля 1930 г. в Иргизском районе Актюбинского округа. За короткий срок было создано 6 повстанческих отрядов, возглавили которые Канаев Айжаркын, избранньй ханом, Баимбетов Жумагазы, Саматов Мукантай, Сатыбалдин Исатай, Досов Акмырза, Нурлыбаев Томенбай, Лаубаев и Кабланов. Основные силы повстанцев располагались на юге Джетыгаринского района Кустанайского округа. С самого начала восстание приняло характер партизанской войны, что не давало карателям возможности нанести решающий удар. Для подавления народного выступления в регион были переброшены части 8 кавалерийской дивизии, отряды ОГПУ, милиции, коммунистические отряды. Боевые действия начались 8 марта, повстанцы появились к югу от Орска, у поселка Жайылма, в Иргизском районе. Всюду восставшие - сарбазы громили сельсоветы, уничтожали документацию, препятствовали хлебозаготовкам, распускали колхозы. Постепенно повстанцы разных районов начали концентрироваться у поселка Иргиз. Каратели пытались остановить их, но особого успеха не достигли. Крупные сражения произошли 14 и 15 марта, повстанцы были рассеяны, но, уйдя от преследования врага, вновь объединились.
Командование 8 дивизии и власти Казахстана были всерьез озабочены ситуацией. В регион были переброшены железнодорожные бронеплощадки, самолеты и бронеавтомобили, началось строительство дорог для них. 20 марта каратели разгромили отряд хана Айжаркына и М. Саматова. Сам хан погиб, а М. Саматов, оказавшийся в окружении, был вынужден сдаться. В бою 23 марта погиб еще один руководитель восстания И. Сатыбалдин. Оставшиеся отряды начали отступать в пески Каракум к северу от Аральского моря. Вместе с сарбазами с насиженных мест снялись и несколько сотен аулов, наиболее активно участвовавших в восстании.
Каратели стянули войска к станции Аральск и продолжали преследование сарбазов. 26 марта был разгромлен отряд А. Досова, причем под огнем пулеметов погибло 100 почти безоружных джигитов, около 150 было ранено. Власти сформировали три экспедиционные колонны под командованием Гущина, Сидельникова и Петина общей численностью более трехсот человек. Силы повстанцев в Каракумах насчитывали 500-700 сарбазов, однако большая часть их не имела огнестрельного оружия. Тем не менее, казахи 7 апреля в местности Маркожа разгромили отряд Петина. В тот же день другой отряд сарбазов заставил отступить колонну Гущина. 9 апреля отряд Сидельникова столкнулся с крупными силами повстанцев и, не приняв боя, отступил. Озлобленные столь упорным сопротивлением почти безоружных сарбазов, власти перебросили в район восстания новые силы, доведя группировку Красной Армии до 700 сабель, 30 пулеметов, пушек, самолетов и бронеплощадок. Крупные силы располагались в Тургае и Карсакпае. Тем не менее '' разгромить повстанцев не удалось, поэтому в конце апреля начались мирные переговоры. В Каракумы прибыла правительственная комиссия во главе с А. Жангельдиным. Со стороны сарбазов переговоры вели Ж. Баймбетов, Д. Караев и А. Айменов. Они выдвинули следующие требования:
 1. Возвращение незаконно конфискованного у середняков скота.
  2. Свобода совести, возвращение мечетей и невмешательство властей в дела верующих.
  3. Издание декрета о запрещении конфискации и безусловное выполнение его властями.
  4. Прекращение насильственной коллективизации.
  5. Прекращение искусственного обострения в ауле "классовой борьбы", все внутриаульные дела должны решаться не "уполномоченными", а общим собранием.
  6. Установление суммы налога в соответствии с количеством скота, прекращение практики взимания хлебного налога со скотоводов.
  7. Образование из повстанческих аулов особого административного района в Каракумах.
  На этих условиях повстанцы соглашались сложить оружие. Со своей стороны, А. Жангельдин пообещал амнистию всем участникам движения. 30 апреля сарбазы начали сдавать оружие.
  Власти не сдержали своего обещания. После того, как 3-4 мая все повстанцы сложили оружие, органы ОГПУ начали аресты руководителей и активных участников восстания. Аулы были возвращены на прежнее место проживания, где полным ходом шла кампания сплошной коллективизации.
  Недовольство политикой властей вылилось в вооруженное восстание и в Восточном Казахстане. 20 февраля 1930 г. поднялись крестьяне сел Кондратьевка, Васильевка, Зубовка Усть-Каменогорского района и Крестовка и Березовка Зыряновского района. Повстанцы выдвинули лозунг "Долой Советскую власть, да здравствует свободный труд!". За несколько дней к восставшим присоединились и соседние села. Тем не менее, уже 22 февраля против крестьян были брошены части ОГПУ, выбившие их из сел. 26 февраля каратели взяли Васильевку, где находились главные силы повстанцев. Руководитель восстания Толстоухов был арестован, остатки восставших ушли в горы и пытались уйти в Китай.
Весной 1930 г. выступления против политики "Малого Октября" и коллективизации имели место в Каратальском районе. Здесь после подавления восстания казахи начали массовую откочевку в Китай.
Мангышлакское восстание. Одно из последних крупных восстаний произошло весной-летом 1931 г. на Мангышлаке. Уже весной казахи родов табын и адай, спасаясь от коллективизации и мясозаготовок, начали массовую откочевку в Туркмению, Каракалпакию и даже на Кавказ. Попытки остановить казахов вызвали вооруженное восстание, охватившее весь Табынский район, 60 % хозяйств Мангышлакского района, несколько аулов соседних районов. Повстанцы пытались взять Форт-Александровск, разгромили ряд сельсоветов. Наибольший размах восстание приобрело в конце июля-августе 1931 г. Против повстанцев были брошены отряды ОГПУ, регулярные части 13 полка, ряда моторизованных и механизированных частей. В течение августа-сентября основные силы адаевцев и табынцев были разбиты и разоружены. Несколько сот активных участников движения были арестованы и преданы суду. Часть повстанцев вместе с семьями ушли в Туркмению, Афганистан и Иран.
 Все народные выступления 1929-1931 гг. потерпели поражение. Главной причиной этого стало плохое вооружение, недостаточная организованность повстанцев. Немалую роль в снижении повстанческого движения сыграл надвигавшийся в 1930-31 гг. голод. Обессиленные, голодающие кочевники уже не могли защищать свои интересы с оружием в руках и с 1931 г. основной формой протеста становится откочевка за пределы Казахстана. Всего в 1931 -1932гг. откочевало 1 млн. 30 тыс. человек, т.е. половина уцелевшего от голода населения. Из них вернулись обратно только 414 тыс. человек, 616 тыс. откочевали безвозвратно, причем около 200 тыс. ушли в Китай, Монголию, Афганистан, Иран и Турцию.
По данным ОГПУ в 1929 г. в Казахстане действовал 31 повстанческий отряд общей численностью 350 человек, в 1930 - 82 отряда численностью 1 925 человек, в 1931 - 80 отрядов численностью 3 192 человека. Кроме того, за этот период в селах и аулах была выявлена 2 001 "враждебная группа" общей численностью 9 906 человек, арестовано 10 396 "вредителей". Во многих районах практиковались расстрелы без суда и следствия. Так, в Шетском районе без суда было расстреляно около 40 человек, причем сотрудники ОГПУ и местные советские и партийные работники, издеваясь над арестованными, стреляли в них из малокалиберных винтовок, дробовиков, пили их кровь и т.п. Эти страшные факты ставят преступления Советской власти в Казахстане в 20-30-х годах в один ряд с самыми ужасными преступлениями против человечества. В целом политику "Малого Октября", коллективизации, сократившую численность казахов наполовину, можно считать неприкрытым геноцидом. Одновременно власти начинают привозить на "освободившиеся" от казахов земли тысячи репрессированных и раскулаченных из других регионов СССР.

Индустриализация в Казахстане

Очевидный кризис промышленности во всем СССР в первой половине 20-х годов привел к осознанию необходимости ускорения индустриального развития. Однако в Москве разгорелись споры о путях и методах его осуществления. Председатель Всесоюзного Совета Народного Хозяйства Ф. Дзержинский предлагал развивать в первую очередь легкую промышленность, чтобы получить быстрые доходы и обеспечить крестьян товарами народного потребления. Его заместитель Пятаков выступал за ускоренное развитие тяжелой промышленности. Его поддерживали также Л. Троцкий, Преображенский и Сталин. Средства, необходимые для модернизации производства и строительства новых предприятий, должны были быть получены путем "перекачки" из частного сектора, т.е. у крестьянства через налогообложение, неравный товарообмен и коллективизацию. С 1926 г. страна берет курс на ускоренную индустриализацию.
 Развитие транспорта и промышленности. Казахстан, по замыслам московских властей, должен был стать одним из основных районов ускоренной индустриализации. Ф. Голощекин, активно проводивший политику центра, выступал за создание в республике добывающей промышленности и железнодорожного транспорта для вывоза сырья. Таким образом, предусматривалось превращение Казахстана в сырьевую базу промышленно развитых регионов СССР. Ряд местных лидеров во главе с С. Садвакасовым выступили против и предлагали развивать обрабатывающую и легкую промышленность, учитывать при проведении индустриализации интересы республики, чтобы не превратить ее в колонию. Однако возобладала точка зрения Голощекина, и индустриализация Казахстана приняла неоколониальные формы.
 Одной из первых крупных строек стало строительство Туркестано-Сибирской железной дороги от Алма-Аты до Семипалатинска, завершенное к 1931 г. В 1927 г. была построена дорога Петропавловск-Кокчетав, продолженная в 1931 г. до Акмолы. В 1939 г. для вывоза сырья из Казахстана были построены дороги Акмола - Караганда, Илецк-Уральск, Рубцовск - Риддер, а в 1940 г. - Караганда-Джезказган.
 Одновременно с этим шла реконструкция существующих и строительство новых предприятий. Восстанавливались Риддерский, Карсакпайский комбинаты. Карагандинские угольные копи. Началось строительство Чимкентского свинцового завода. Балхашского и Джезказганского медеплавильных комбинатов, Усть-Каменогорского свинцово-цинкового комбината. Индустриализация осуществлялась в обстановке нагнетания темпов и неоправданно завышенных планов. Уже в 1929 г. было принято решение о пересмотре пятилетного плана в сторону увеличения основных показателей. В результате возникли сложности с обеспечением строящихся объектов рабочей силой, сырьем, оборудованием. Многие стройки были заморожены. Предприятия, хотя и давали продукцию, но тем не менее не могли набрать полную мощность. В целом индустрали-зация Казахстана продолжалась до самой второй мировой войны.
Миграционная политика в годы индустриализации.
Рост темпов промышленного строительства привел к возникновению дефицита рабочей силы. Для обеспечения строек рабочими руками и в то же время в целях экономии на обучении рабочих-казахов власти практиковали т.н. оргнаборы в охваченных безработицей западных регионах страны, по которым в республику в 1931 -1940гг. было привезено 559 тыс. человек. Значительное число рабочих, особенно малоквалифицированных, составили крестьяне из разоренных коллективизацией деревень и аулов. Как следствие, резко упала производительность труда, дисциплина, процветали разгильдяйство, пьянство, возникали трения между квалифицированными - рабочими-европейцами и неквалифицированными - казахами. На строительстве Турксиба в декабре 1928 г. это вылилось в погром казахского населения Сергиополя. На Карсакпайском заводе процветало хулиганство, пьянство, межнациональные столкновения. На Риддерском заводе рабочих-казахов не пускали жить в одно общежитие с русскими, при одинаковой квалификации платили меньшую зарплату, не оказывали им медицинской помощи и т.п. Большой была текучка кадров. Одним из источников пополнения рабочей силой были спецпереселенцы - раскулаченные крестьяне из центральных регионов и Сибири. В 1931 г. в Караганду было переселено около 70 тыс.человек, размещенных в двадцати пяти поселках, по существу, в концлагерях. Спецпереселенцы не имели права выезжать из поселков, работали на строительстве бараков, в шахтах, на строительстве железной дороги. Работающим выдавали по 600 граммов хлеба, иждивенцам 300 граммов в день. От голода и свирепствовавших болезней большая часть переселенцев умерла, но на их место привозили новых. Всего в Казахстан было сослано около 189 тыс. т.н. "кулаков", из них 150 тыс. - в 1931 г. Всего к 1937 г. численность спецпереселенцев достигла 360 тыс. человек.
Еще одним уродливым проявлением "социалистической индустриализации" стала система лагерей ОГПУ - НКВД для обеспечения дешевой рабочей силой крупных предприятий. В 1931 г. создается Карагандинский лагерь (КарЛаг), где содержались репрессированные со всех регионов СССР. На протяжении 30-40-х гг. в Казахстане возникает целый ряд подобных лагерей. Республика начинает превращаться в гигантское место ссылки.
 В целом, результаты индустриализации оцениваются неоднозначно. Она осуществлялась за счет снижения уровня жизни народа, в особенности крестьянства. За пять лет, в 1929-1934 гг. наблюдалась значительная инфляция, денежная масса выросла на 180%, розничные цены на промышленные товары выросли на 250%-300%. Многие пункты пятилетнего плана, особенно по легкой промышленности, не были выполнены. Тем не менее, наблюдался значительный рост промышленного производства и увеличение удельного веса промышленной продукции экономики Казахстана.


Культура Казахстана в 20-х - первой половине 30-х годов

Развитие системы образования.
Одно из безусловных достижений советского режима - развитие системы народного образования и осуществление сплошной грамотности. Уже в 1918г. принимаются "Декларация о единой трудовой школе" и "Положение о единой трудовой школе", в которых провозглашались основные принципы советской образовательной системы - бесплатность, совместное обучение мальчиков и девочек, исключение из преподавания богословских дисциплин, отмена всех видов наказания, школьное самоуправление. Все школы делились на две ступени - первую, для детей 8-13 лет и вторую, для детей 13-17 лет. Началась активная работа по преобразованию медресе, мектебов и русско-казахских школ в советские. К концу гражданской войны в Казахстане действовало 2410 школ с 144 тыс. учащихся, из которых 31 тыс. - казахи. Однако большая часть школ работала в неприспособленных помещениях, 99% казахских школ вообще не имело своих зданий. Единых учебных программ не было, практически не было учебников. Для казахских детей и детей батраков и сирот устраивались школы-коммуны и школы-интернаты. В 1923 г. было уже 2025 школ со 128 000 учащихся, а в 1925 г. - 2 713 школ со 160 924 учащимися. В то же время количественный рост школ в тяжелейшей экономической ситуации привел к падению качественного состояния системы образования. Так, в 1927 г. только 1,5% казахских аульных школ и 28% русских школ имели свои помещения. Если в 1911 г. на одного ученика русско-казахской школы тратилось в среднем 17 рублей, то в 1927 г. на одного ученика русской школы 1 ступени - 16 рублей, а казахской школы - 7 руб. 70 коп. На одного ученика гимназии в 1913 г. тратилось 180 рублей, в 1927 г. на одного ученика школы II ступени - всего 22 руб. 70 копеек. Тем не менее, власти предпринимали огромные усилия по ликвидации неграмотности. В 1930 г. был декларирован переход к всеобщему обязательному начальному обучению, а в 1931 г. было введено всеобщее обязательное семилетнее образование. Расширялась сеть интернатов в которых к 1934 г. обучалось более 24 тыс. учеников. В 1925 г. в казахстанских школах был установлен единый образец аттестатов, свидетельств, 5-бальная система оценки, единая продолжительность учебного года и каникул, упорядочена структура школ.
Одним из важнейших компонентов системы образования в 20-30-е годы была ликвидация неграмотности среди взрослого населения. В 1921 г. правительством Казахстана была образована Центральная Чрезвычайная комиссия по ликвидации неграмотности (Казграмчека), руководившая всей работой по организации пунктов, где взрослое население овладевало азбучной грамотой.
 С 1921 по 1927 год в этих пунктах было обучено около 200 тыс. человек, в 1929 г. - 150 тыс., а в 1930 г. - около 500 тыс. человек.
  Несмотря на то, что к 1935 г. обучением в Казахстане было охвачено 91% детей школьного возраста, лишь треть из них училась в семилетних и средних школах, казахских средних школ вообще не существовало.
   В 20-х - 30-х гг. проводилась большая работа по методическому обеспечению школ. В 1921 г. в Семипалатинске отпечатали учебники "Есеп куралы", "оку куралы" и "Tiл куралы" А.Байтурсын и М. Дулатулы. При Госиздате была образована редакционная коллегия для создания новых учебных пособий, к написанию которых были привлечены А. Бокейхан ("География"), М. Жумабай ("История Казахстана", "Педагогика"), Ж. Аймауыт-улы ("Дидактика"), Б. Омаров ("Алгебра") и другие известные представители национальной интеллигенции. В 1927-28 учебном годах для казахских школ было издано уже более 30 наименований учебников общим тиражом 575 тыс. экземпляров.
 Тяжелый удар по системе образования нанес переход казахского языка в 1929 г. с арабской графики на латинскую. Одновременно с борьбой за всеобщую грамотность власти пытались оторвать казахов от огромного духовного наследия веков, зафиксированных в книгах с арабским шрифтом.
 Кроме того, даже после усовершенствования А. Байтурсыном в 1924 г. арабица позволяла казахам читать любые тюркоязычные издания, в т.ч. и выходившие за рубежом, что считалось политически вредным. Сотням тысяч казахов, умеющим читать по-казахски на основе арабской графики, пришлось вновь стать неграмотными и осваивать новый алфавит.
 В годы Советской власти в Казахстане начала развиваться система высших учебных заведений. В 1926 г. в Ташкентском высшем педагогическом институте был образован казахский факультет. В 1928 г. факультет был переведен в Алма-Ату и преобразован в Казахский государственный университет. Два года спустя он был переименован в Казахский педагогический институт, а в 1935 г. получил имя Абая Кунанбаева. В 1929 г. в Алма-Ате был открыт зооветеринарный институт, а в 1930 - сельскохозяйственный. В 1934г. в столице состоялось открытие двух новых вузов - Горно-металлургического института и Казахского государственного университета им. С.Кирова (ныне КазГУ им. Аль-Фараби). В 1931г. в Алма-Ате открывается первый в республике медицинский институт. Открываются педагогические и учительские институты в Уральске, Семипалатинске, Актюбинске, Петропавловске, Чимкенте и Кустанае. В 30-е годы начинает развиваться система заочного обучения.
Наука.
 В годы гражданской войны и послевоенное время начинается постепенное возрождение науки Казахстана. Этот процесс осложнялся отсутствием сложившейся структуры научно-исследовательских организаций, нехваткой средств и подготовленных научных кадров. В рассматриваемый период развивались преимущественно прикладные научные проблемы, разработка которых была вызвана насущными потребностями. В 1918 г. в Ташкенте был создан Туркестанский восточный институт, а в 1919г. - историко-статистический отдел при штабе Казвоенкомата, делившийся на историческую, этнографическую и естественно-географическую секции. В 1920 г. отдел был преобразован в Ученую Комиссию и передан в ведение Наркомпроса, причем к существовавшим трем секциям была добавлена археологическая. В том же году группа сотрудников комиссии, считая, что ученые не могут плодотворно работать будучи должностными лицами, основали Общество изучения Казахского края, как преемника Оренбургского отдела РГО и Оренбургской ученой архивной комиссии. В 20-х годах увидели свет научные труды членов Общества А. Чулошникова, Ф. Рязанова, А. Диваева, М. Тынышпаева, М. Дулатулы. В 1924 г. в Общество входили 84 ученых.
 В 20-х годах в Казахстане появляются первые научно-исследовательские учреждения. Химико-биологическая лаборатория (1922 г.). Краевая станция защиты растений (1924 г.), Санитарно-бактериологический институт (1925 г.), Институт удобрений и агропочвоведения (1926 г.).
В 30-х годах начинает налаживаться академическая структура науки, в 1932 г. была образована Казахстанская база АН СССР, преобразованная в 1938 г. в Казахский филиал АН. Возникает сеть научно-исследовательских институтов - Институт национальной культуры (1933 г.). Научно-педагогический институт (1933 г.). Всего в 1932 г. в республике работало 12 НИИ, 15 опытных станций, 186 опорных пунктов, лабораторий, гидрометеостанций.
Росли научные кадры Казахстана. Если в 20-х годах в республике работали ученые из центральных регионов, академики А.Ферсман, А. Самойлович, И. Губкин, профессора С. Руденко, А. Григорьев, то в 30-х годах ученое звание профессора получает выдающийся казахский историк С. Асфендиаров. Тем не менее численность ученых-казахов была невелика. Так, из 42 преподавателей КазГУ в 1936 г. было всего 8 казахов. Такая же ситуация была и в других вузах и научно-исследовательских институтах.
Литература.
В начале XX в. казахская литература была уже на достаточно высоком уровне. Огромной популярностью пользовались произведения классиков казахской литературы - А. Бай-турсына, Ш. Кудайбердыулы, М. Жумабая, Ж. Аймауытулы, придерживавшихся в своих произведениях общечеловеческих ценностей, принципов гуманизма. В то же время появляется плеяда молодых литераторов, представителей т.н. "пролетарской" литературы - С. Сейфуллин, Б. Майлин, И. Жансугуров, С. Муканов, появляются первые работы М. Ауэзова, С. Муканова, Г. Мусрепова, М. Хакимжановой.
 Первая половина 20-х годов характеризовалась господством в литературе классического направления, созданного Абаем, однако власти, прекрасно понимая, что литература обладает огромным пропагандистским потенциалом, прилагают огромные усилия по созданию казахского "социалистического реализма". Эти мысли высказывались на V краевой партконференции в 1925 г., собрании казахских студентов вузов Москвы в 1924 г. и собрании казахских студентов Ташкента в 1929 г. В середине 20-х годов разгорелась дискуссия о месте и роли литературы в жизни общества и о наличии казахской "пролетарской" литературы. В ходе этой дискуссии такие поэты и писатели, как М. Жумабай, Ж. Аймауытулы, А. Байтурсын, М. Дулатулы, К. Каменгеров были обвинены в национализме. Литературная деятельность этих авторов в 20-е годы послужила позже поводом для обвинения их в антисоветском заговоре и репрессий. Одновременно шла работа по установлению политического контроля над творчеством самих "пролетарских" писателей и поэтов. С этой целью в 1926 г. создается Казахская ассоциация пролетарских писателей (Каз-АПП), имевшая свой печатный орган "Кус жолы". Этот альманах стал основным орудием критики "буржуазных" и "националистических" литераторов. Таким образом, к началу 30-х годов в Казахстане устанавливается жесткий контроль над литературой, целый ряд жанров, тем и направлений становится запретным и дальнейшее развитие казахской литературы происходит не благодаря, а вопреки политике властей.
 Музыкальное и театральное искусство.
Музыкальное и песенное искусство казахов, как самое распространенное и популярное у народа, с первых дней Советской власти стало объектом пристального внимания со стороны партии большевиков. Уже в 1919 г. в г. Верном был проведен слет акынов Семиреченской области. Сразу же после гражданской войны началась работа по сбору и систематизации творческого наследия народа. В 1921 г. был образован Главный политико-просветительный комитет, музыкальный отдел которого записывал народную музыку, организовывал музыкальные коллективы и т.п.
В 1925 г. известный ученый-этнограф и музыкант А. Затаевич опубликовал труд "1000 песен казахского народа" - плод многолетней работы по сбору и систематизации музыкальных произведений казахов. В 1931 г. он опубликовал "500 казахских песен и кюев". В целях популяризации народной музыки и песенного искусства в крупных городах стали производиться концерты казахских исполнителей. В 1925 г. в Париже в составе делегации советских артистов выступил А. Кошаубаев, вызвав восторженные отклики французской прессы. Большую известность получили акыны и музыканты Ж. Жабаев, К.Дзербаев, И. Байзаков, Т. Амренов, Н. Байганин, О.Шипин.
С начала 30-х гг. в Казахстане начинает бурно развиваться музыкально-драматическое искусство. В 1933 г. на основе Постановления Казкрайкома ВКП (б) началась организация казахских театральных и музыкальных студий в Москве, Ленинграде и Алма-Ате. 13 января 1934 г. на базе музыкальной студии при Казахском драматическом театре был открыт Казахский государственный музыкальный театр, первыми постановками которого стали "Айман-Шолпан" М. Ауэзова и "Шуга" Б. Майлина. Крупными событиями стали оперы Е.Брусиловского "Кыз Жибек", "Ер Таргын" и "Жалбыр". Известными певцами становятся артисты Музыкального театра К. Байсеитова, К. Жандарбеков, прославилась танцовщица Ш. Жиенкулова.
Развиваются и традиционные драматические жанры. До середины 20-х годов в Казахстане существовали лишь любительские театральные труппы, наиболее известными из которых были Семипалатинская и театр Оренбурского казахского института народного образования. На базе последнего в январе 1926 г. в Кызыл-Орде был открыт первый профессиональный казахский театр, где работали М. Ауэзов, Ж. Шанин, С. Кожамкулов, К. Куанышбаев, К.Жандарбеков, 3. Атабаева и другие талантливые драматурги, режиссеры и артисты.

    

 
26.04.2009 21:53