Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ


15439

Гирей и Жанибек


Попытка преодоления раздробленности, политической раздробленности частей казахского народа в разных государственных объединениях выпала на долю Джучидов Жанибека и Гирея. Их династийные интересы в противоборстве с другими Чингизидами (главным образом, Шайбанидами) за право властвовать в наследственных землях бывшего улуса Джучи объективно отразили стремления консолидировавшегося народа к созданию самостоятельного государства. Важно отметить, что казахские ханы собирали воедино земли, уже подготовленные к единой государственности и объединено долгим процессом взаимосвязанного этнополитического, хозяйственного – культурного развития населявших территорию Восточного Дешт–и Кипчака, Жетысу и Туркестана этнических групп.
В условиях ослабления и распада ханства Абулхайра и Могулистана в наиболее влиятельные вожди родов и племен упомянутого обширного региона стремились к политической независимости или искали покровителя в лице кого-нибудь из Чингизидов. Многие из них поддержали действия первых казахских ханов, направленные на создание и упрочнение единого государства.
Значительная часть казахских родов и племен сплотилось вокруг Гирея и Жанибека, в низовьях Сырдарьи, северной части Туркестана. Пока Абулхаир-хан был занят борьбой за укрепление своей власти в степи, подавлением сопротивлением многочисленных Джучидов и некоторых глав родов и племен, наследники ханов Ак-Орды обеспечивали на этой территории устойчивую власть.
В исторической литературе Урус-хана, а через него и Барак-хана и основателей Казахского ханства Жанибека и Гирея принято считать потомками Орда-Еджена, хотя прямых данных об этом в источниках нет. По монетным данным и сведениях Му,ин ад-дина Натаизе в «Мунтахабат-таварих-и Му,ини», гениология Урус-хана восходит к Сасы-Бука-хана. Другие источники, касающиеся гениологии Джучидов (аноним «Таварих-и бузида-йн нусрат-наме», «Бахр-аль-асрар фи фанакиб ал-ахйар» Махмуда иби Амир Вали), возводят гениалогию казахских ханов к 13-му сыну Джучи Тука-Тимуру: Джучи Тука-Тимур – Уз-Тимур – Ходжа – Бадип – Урус-хан – Каруджак (Куйручук) – Барак – Жанибек-хан, носивших также имя БуСа,ид. Махмуд иби Вали называет Гирей-хана и Жанибек-хана относящимся к «потомкам Тукай-Тимур-хана, сына Джучи-хана».
Среди тех султанов–джучидов, чье сопротивление небыло сломленно Абулхайром до конца, историки называют и потомков Урус-хана и Барак-хана, султанов Жанибека и Гирея, хотя первые сведения о них появляются в «Тарих-и Рашиди» Мухамада Хайдар-мерзы Дуглата (а в след за ним в некоторых других сочинениях, например, в «Хабиб ас-Сийар» Хондемира, в «Бах аль-асрар») только для  второй половины 50-х годов XV века. До этого времени они находились в той самой южной части Ак-Орды, где в 20-х годах наиболее прочной была власть Барак-хана и куда последующие два десятка лет не мог продвинуться Абулхайр-хан. Они унаследовали власть Бараж на этой территории и, несомненно, явились союзниками Ахмад-хана и Махмуд-хана в борьбе с Абдулхайром против его притязаний на их наследственные земли. Возможно, что их действия были согласованными. Жанибек и Гирей могли находиться не только в союзе, но и под опекой этих своих более могущественных, хотя и отдаленных родственников.
П.П.Иванов считает, что прапрадед Жанибека и Гирея «золото-ординский хан Урус, дед Барак-хана» является и «родоначальником астраханской династии», т.е. предкам и Ахмад-хана и Махмуд-хана, сыновей Кичик-Мухамада. Но если Урус-хан и был из династии тимуриров, то все же родство с Кичик-Мухамадом, было слишком отдаленным, чтобы считать его родоначальником.
Жанибек и Гирей по возрасту могли быть не только современниками, родственниками Ахмад-хана и Махмуд-хана, но и их соратниками (Гирей-хан и Ахмад-хан умерли примерно в один срок, первый около середины 70-х годов, второй в 1481 году.)

2.1
Точных данных о датах рождения Жанибека и Гирея нет, но косвенные данные позволяют определить их возраст. Этому помогает, в частности, установление их друг к другу по родству.
Основатели Казахского ханства Жанибек и Гирей согласно родословной, помещенным в «Таварих-и гузида-йн нусрат-наме», были троюродными братьями, т.е. сравнительно неблизкими родственниками. Родословная Гирей-хана («Кирай-хана» в источниках): Урус-хан -- Тохта-Кыйа – Пулад – Кирай-хан. Родословная Жанибек-хана: Урус-хан – Куйручукь – Барак-хан – Жанибек-хан. В источниках, повествующих о действиях этих казахских ханов – соправителей во 2-й половине XV века (60-е -- 70-е годы), нет точного разъяснения, кто из этих двух ханов был главным, их имена пишутся рядом не в строгом порядке. Жанибек-хан был прямым наследником и приемником своего отца Барак-хана, ханом был и его дед Куйручук. Но Гирей-хан был старше по возрасту, чем Жанибек, и он был внуком старшего сына и приемника Урус-хана Тохта-Кыйа, умершего, однако, сразу же  после Урус-хана в 778 г. х. (1376-1377гг.), тогда как Жанибек был внуком 4-го сына Урус-хана, Куйручука. Но, поскольку в государствах средневекового Казахстана наряду с постепенно утвердившимся уже с XIV века прямого наследия ханской власти (от отца к сыну) сохранялся еще старый тюрко-монгольский принцип преимущественного  права на ханскую власть старшего в роде, т.е. дядя (брат хана) считался старше своего племянника (сын хана), то Гирей-султан тоже мог претендовать на титул хана, как Жанибек-султан.
Даже младший из них, Жанибек, мог уже быть в числе противников Абулхайра задолго до откочевки в Жетысу, т.е. в 30х – 40х годах. Если Жанибек-султан (или Жанибек-оглан) родился за несколько лет до гибели его отца Барак-хана, например, в 1420 г., то он уже в 1436 г. ему было 16-17 лет и он мог быть в числе противников Абулхайра. В 1446 г. (когда Абулхайр-хан взял сырдарьинские города) Жанибеку могло быть 26-27 лет, во время кочевки в конце 50-х годов – 38-40 лет. Умер Жанибек-хан раньше Гирей-хана, до 1486 г., т.е. в возрасте  58-60 лет. Эти данные позволяют сдвинуть возраст (вернее, дату рождения) еще на 10 лет назад, и если, скажем, он родился около 1410 г., то во время битвы Абулхайра с Ахмадом и Махмудом в местности Икри-Туп, Жанибеку было 20-21 год. Гирей-султан был еще старше Жанибека, т.е. оба они были сознательными противниками Абулхайр-хана уже с первых лет его правления  (с 1428 г.). Когда, где и при каких обстоятельствах скончались Гирей и Джанибек источники умалчивают.
Их имена упоминаются в рассказе о набеге некого Бурудж-оглана на орду монгольского хана Юнуса, стоявшего зимой 877/1472-1473 гг. на берегу Сыр-Дарьи. Другое упоминание имени Гирея связано с обстоятельствами удаления Шейбани из Узбекского улуса в Маверанахр. По словам Бинаи и анонимного автора «Нусрат-наме», зимой 878/1473-1474гг. Гирей-хан (однако в «Фатх-наме» Шади вместо Гирей-хана назван в данном случае его сын Бурундук) подошел с сильным войском к Ясы (г.Туркестан), и хаким города Мухаммад-Мазид тархан предпочел заблаговременно избавиться от Мухаммада Шейбани, отправив его со спутниками в Самарканд, чтобы устранить тем самым военное столкновение с казахским ханом. По всей вероятности, Гирей-хан и умер в те же годы. У Гирей-хана было много сыновей, пишет Мирза Хайда, однако он не приводит их имена. Согласно генеалогии Джучидов, у Гирей-хана было 3 сына: Бурундук, Ходжа-Мухаммад и Султан-Али.

2.2
В южных районах Казахстана Гирею и Жанибеку подчинялась значительная часть городов и племен, вокруг них сплотились определенные круги родоплеменной      кочевой знати и особенно та часть верхушки, которая поддерживала Барак-хана и была связана с городами на Сырдарье. Эти слои власти были заинтересованы   в  твердой ханской власти, обеспечивавшей их притязание на эксплуатацию оседло-земледельческого населения оазисов Присырдарьи и получение прибыли от торговли и ремесленного производства местных городов. Пока Абулхаир-хан почти два десятилетия был занят борьбой за усиление своей власти в степи, подавлением сопротивления многочисленных Джучидов и непокоренных глав родов и племен со своими подданными. В руках Жанибека и Гирея находились, очевидно, городские центры и крепости в предгорьях Каратал и на Сырдарье – Сузак, Сыгнак, возможно Сауран и другие менее крупные крепости.
Это предположение вполне допустимо, поскольку историк не сообщает, у кого в 1446 г. отобрал эти города Абулхаир. Б.А. Ахметов пологает, что в 40-х годах Гирея и Жанибека в районе Сырдарьи не было, иначе, будь он в одном из этих городов, относившихся к Ак-орде,  они оказали бы сопротивление Абулхаиру, силы которого были ослаблены сражением с Мустафой-ханом. Но, как уже говорилось выше, этот единственный источник, сообщающий о взятии городов Абулхаиром, вообще не сообщают ни о казахских ханах, ни о об их сопротивлении Абулхаиру, ни об откочевке, ни о походе Абулхаира в Могулистан против казахских ханов. Вообще ни о чем, связанном с казахскими ханами. Не упоминаются их имена ни в одном подробном списке сподвижников Абулхайра. Очевидно, это сделано преднамеренно.
Фактическое пребывание потомков Урусхана и Баратхана владетелями южной части территории бывшей Ак-орды – в северной части Туркестана, в низовьях Сырдарьи, в предгорьях Каратау, в низовьях Чу и Таласа, все это время вполне достоверно, и тот факт, что Жанибек и Гирей признавались частью родов и племен Дешт-и Кипчака еще до ухода их в Жетысу, т.е. до конца 50-х годов XV века, находят отражения восточников. Например, Махмуд ибн Вали подтверждает это: «Когда Абул-Хайр-хан одержал верх над сыновьями своих врагов в областях Дешт-и Кыпчака, некоторые из потомков Тукай-Тимур-хана, сына Джучи-хана, например, Кирай-хан и Жанибек-хан вышли из круга подчинения и повиновения и предпочли покинуть родину. Отказавшись от унаследования (от предков) страны, они вступили на дорогу ведущую (на чужбину). С группой людей, достойных признания, они выбрали путь в Могулистан.»
Мирза Мухаммад Хайдар Дуглат говорит в связи с этим, что Гирей-хан и Жанибек-хан, уходя в Жетысу, отделились «от своего многочисленного народа», т.е. современники вполне обоснованно считали их наследниками ханов, правивших в Узбекском улусе, владельцами части территории восточного Дешт-и Кыпчака, правителями давно уже выделившихся части родов и племен кочевого населения.
Положение Гирея и Жанибека на юге Казахстана было, однако, весьма стесненным. В городах-крепостях северной части Туркестана они должны были постоянно отбиваться от тимуридских наместников, пытавшихся вернуть эти крепости в свои руки, а также от моголов. Подданные Гирея и Жанибека из числа кочевых племен были исключительно затруднены в своем положении из-за отсутствия возможности совершать традиционные сезонные меридиональные кочевки на весну – место в степи Казахстана, занятые кочевыми подданными Абулхайр-хана. Но в целом страдали от этой политической раздробленности подданные и Шайбанидов, и казахских султанов, поскольку были нарушены традиционные экономические и культурные связи, этнополитического взаимообщения. Не меньше чем кочевые подданные Абулхайра и султанов Гирея и Жанибека, теряло от этой вражды население городов Присырдарьи и земледельческое население оазисов южного Казахстана.
Еще более стесненным стало положение кочевых родов и племен, подчиненных Гирею и Жанибеку после поражения Абулхайра от колмаков (ойратов) в конце 50-х годов, когда он принялся жестокими мерами наводить порядок в разгромленных улусах. Все это ускорило разделение узбекских и казахских племен, откочевку части последних на юго-восточные земли. Характерной для средневекового кочевого общества формой сопротивления – уходом, откочевкой из-под власти правителя как в восточном Дешт-и Кыпчаке, так и в Жетысу, - отвечало население на свое тяжелое положение.

3.
В конце 50-х годов Жанибек и Гирей возглавили такого рода откочевку. Начиная с конца 50-х годов до начала 70-х годов XV в., в условиях то и дело вспыхивавших мятежей Джучидов, предводителей кочевых родов и племен, особенно участившихся в конце правления Абулхайр-хана, в обстановке поражения этого хана от колмаков (ойратов), из Восточного Дешт-и Кыпчака, оазиса Присырдарьи и предгорий Каратал, переместилось в Западное Жетысу до 200 тысяч человек, главным образом кыпчатских родов и племен.
Начало массовой передвижки населения было положено Жанибеком и Гиреем, которые объединили вокруг себя Джучидов и зависимых от них родоплеменных групп кочевого и полукочевого населения казахстанских степей и в 1458-59 году увели их за пределы ханства Абулхайра, в Могулистан, на земли Западного Жетысу.
Особенно откочевка усилилась после смерти Абулхайра в 1468 году и распада его государства: «В то время как они благоденствовали там, Узбекский улус после смерти Абул-л-хайра-хана пришел в растройство: начались большие неурядицы. Большая часть откочевала к Кирай-хану и Жанибек-хану, так, что число (собравшихся) около них достигло 200 тысяч человек».
Этим действием народных  масс было положено начало для последующего объединения разрозненных групп казахов, не только дешт-и кипчатских, но и жетысуйских, в одном государстве.
Передвижка больших народных масс во главе с ханами Жанибеком и Гиреем из Южного и Центрального Казахстана именно в Жетысу, в долины Чу, Таласа была неслучайной. Этому способствовали давние, дружественные связи Ак-Орды с Могулистаном: этническая близость населения, слабость феодально-раздробленного Могулистана, неспособность его правителя удержать власть в Жетысу.
О связях населения Восточного Дешт-и Кыпчака, Туркестана и Жетысу говорят многие факты их исторического прошлого, например, их совместная борьба против грабительской, захватнической политики эмира Тимура и Тимуридов, джунгарских феодалов.
Политическое влияние правителей Могулистана в Жетысу в связи с общим ослаблением их государства в середине XV в. значительно уменьшилось. Феодальные войны и усобицы в Могулистане вели к распаду государства.
Вновь участились набеги ойратов (калматов) на Жетысу и другие восточные районы Могулистана.
Махмуд ибн Вали сообщает, что казахи Жанибека и Гирея сражались с калмаками и киргизами на окраинах Могулистана, т.е. Есен-Буга-хан стремился использовать казахов как реальную военную силу и для отражения ойратов. Он мог рассчитывать на поддержку казахских правителей, обязанных ему за покровительство.
Оправдывать надежды могулистанского хана казахским предводителем пришлось недолго, они отнюдь не пребывали в Западном Могулистане в 60-х годах в роли беглецов или политических изгнанников, ожидавших счастливого случая, чтобы вернуться в Дешт-и Кыпчак и одолеть своего давнего противника из династии Шайбонидов. Пользуясь поддержкой родо-племенных вождей и масс рядовых кочевников, как пришедших с ними в Жетысу, так и местных семиреченских, выгодно используя ситуацию полного упадка ханства Абулхайра и Могулистана, они утвердили свою политическую самостоятельность.




Литература:

1.    История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах. II том. Алматы, 1997 г.
2.    История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней в пяти томах. II том. Алматы, 1979 г.
3.    Кузенбайулы А., Абилев Е. История дореволюционного Казахстана. Алматы, 1992 г.
4.    История Казахстана. Очерк. Алматы, 1993 г.
5.    Кляшторный    С.Г., Султанов Т.И. Казахстан летопись трех тысячелетий. Алматы, 1992 г.

Вложения:
ФайлРазмер файла
Скачать этот файл (Гирей и Жанибек.zip)Гирей и Жанибек.zip14 Kb
 
23.04.2009 16:59