Поляки в Казахстане
Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

154208

Поляки в Казахстане

Вместе с коренными жителями на территории Западной Украины и Западной Белоруссии проживало значительное количество поляков, как местных, так и эмигрировавших сюда в 1939-1940-х годах в результате вторжения гитлеровских войск в Польшу. Постановлением СНК СССР от 18 октября 1940 года в Казахстан из западных областей Украины прибыло 6478, из Западной Белоруссии—203 семьи переселенцев-поляков.

В целом об этом контингенте перемещенных, их социальном статусе, а также в каких областях они разместились можно судить по докладной записке на имя Берии от 18 октября 1940 года, за подписью начальника отдела ГЭУ НКВД капитана Безрукова: „Согласно постановлению СНК Союза' ССР от 10 апреля с. г. № 4 97-17 8ее в Казахскую ССР было переселено из: западных областей Украины и Белорусской ССР—60 667 (по другим данным—61 092) членов семей репрессированных участников повстанческих организаций, офицеров бывшей польской армии, полицейских, тюремщиков, жандармов, помещиков, фабрикантов и чиновников бывшего польского государственного аппарата.

Размещены они в Актюбинской, Акмолинской, Кустанайской, Павлодарской, Северо-Казахстанской и Семипалатинской областях. Из них 36729 человек расселены в колхозах, 17 923— в совхозах и 8000 человек — в рабочих поселках различных промышленных предприятий...".


 

Польские граждане, переселенные в 1940-1941 годах, считались контингентом „польских осадников и беженцев". Проживали они на новых местах в качестве эмигрантов, и потому отношение к ним властей было не таким жестким, как к другим спецпереселенцам. Здесь, видимо, свою роль сыграло то, что польское правительство в эмиграции (в Лондоне), поддерживалось крупнейшими странами мира. Поэтому ни в коей мере нельзя путать поляков, проживавших в 1940-1944 годах в Казахстане, с теми поляками, которые были переселены сюда в 1936 году.

В сборнике „Поляки в Казахстане. История и современность", изданном в 1996 году Вроцлавским университетом, Центром исследований Востока, Высшей духовной семинарией Сальваторианов и Ассоциацией „Вспульнота Польска" под научной редакцией Станислава Цесельски и Антони Куниньски, отмечено, что „со второй половины 30-х годов в Казахстане оказались свыше 14 тысяч немецких и польских семей из Украины из областей, прилегающих к Польше, несколько тысяч финнов из Ленинградского округа, несколько тысяч курдов, иранцев и представителей других национальностей, а также самый многочисленный (в количестве 100 тысяч человек) контингент депортированных из Дальневосточного края корейцев"  Учитывая сложившиеся обстоятельства,  с началом войны советское  правительство предпринимало меры, чтобы организовать польские силы,  оказавшиеся на территории СССР, на борьбу с гитлеровской Германией! Как известно, в первый год войны на территории СССР из числа польские граждан была создана польская армия под командованием генерала Владислава Андерса. Армия была сформирована советским правительством и по  существу все расходы на ее содержание взяла на себя советская сторонам Штаб армии находился в городе Бузулуке Оренбургской области. Две дивизии и отдельные части армии находились на территории Казахстана и Средней  Азии.   Впоследствии,   не   сумев  договориться  на  правительственном! уровне, а также из-за позиции Андерса, который признавал только эмигрантское правительство, находившееся в Англии, советские власти летом 1942 года пропустили его армию через Туркмению в Иран. В 1944 году с открытием второго фронта она вступила в военные действия. Часть польских! граждан, не пожелавших уехать с армией Андерса, осталась на территории СССР. Они находились в основном в Казахстане и Средней Азии. Тогда же был создан Союз польских патриотов, объединявший всех поляков, находившихся на территории СССР. Один из центров этого Союза находился в годы! войны в Алма-Ате. К концу войны польские граждане отбыли на родину.

Безусловно, в нежелании Андерса блокироваться с СССР проявились отголоски неприязненных отношений, сложившихся между двумя государствами еще в 20-30-е годы, а также репрессии со стороны советских органов в отношении польских военных и других категорий граждан.

Накопленная до сих пор специальная литература заключает в себе много ценных сведений о судьбах поляков в Казахстане и Сибири и открывает очередные интересные и многообещающие исследовательские возможности. Детальное исследование этого вопроса требует также подробного ознакомления с материалами и документами, хранящимися в архивах России, Казахстана, Украины и многих других постсоветских республик. В этой связи крайне необходимо тесное польско-казахское сотрудничество в этой области. Первые шаги уже сделаны и их необходимо углублять и расширять.

История польско-казахских взаимных отношений нашла свое отражение на страницах литературных памятников, в наблюдениях и этнографических, фольклорных и исторических разысканиях. При изучении этого вопроса нельзя обойти молчанием и образ казахов и их национальной культуры в глазах проживающих там поляков, их взаимоотношения, то есть все то, что является неотъемлемой, составной частью социологической бинарной оппозиции „свой-чужой". Все эти вопросы по своему характеру вовсе не второстепенны. Они являются источником для новых исследовательских программ в недалеком будущем. Ждут они всестороннего и детального освещения тех аспектов, которые получили до сих пор всего лишь предварительную свою зарисовку в работах польских, казахских и российских ученых.

В настоящее время, когда прошлое и будущее польской диаспоры в Казахстане оказались в центре внимания исследователей, когда рождаются подчас невероятные и неосуществимые идеи и предложения, когда дипломатические отношения Польши с Казахстаном только что установились, исчерпывающее освещение польско-казахских отношений не терпит промедления.

Немаловажным поэтому является то, чтобы в предстоящий период максимально расширить и углубить наши познания о польско-казахских отношениях, продолжающихся уже не одно столетие. Важно также и то, чтобы казахская  общественность уяснила себе, что польская диаспора в Казахстане — это вовсе не  результат экспансионистской, колонизаторской политики, проводимой польским  правительством. Необходимо постоянно подчеркивать и то, что поляки в Казахстане — это последствие прямого вмешательства царской России и Советского Союза во внутренние дела Польши, отличительной особенностью которого издавна было национальное угнетение, депортации и ссылки в лагеря. В течение свыше 200 лет польско-казахских контактов ни один из поляков не оказался в Казахстане по собственному желанию в рамках эмиграционно-политических мероприятий польского правительства. С этим фактом необходимо считаться особо, в том числе и на современном этапе, во время формирования и становления польско-казахских отношений, основывающихся на суверенном политическом курсе обоих независимых государств. Об этом нельзя также забывать в море рождающихся всевозможных путаниц и эмоциональных подоплек, когда так легко и беззаботно делаются упрощенные, скоропоспешные выводы и умозаключения.

В результате подписания Рижского мирного договора порабощение тоталитарным советским государством проживающего на территории бывшего СССР польского населения проявилось, в частности, в многочисленных ссылках в лагеря и депортациях. Именно это оказалось первопричиной образования на территории Казахстана польской диаспоры. Подобные явления имели место и в Казахстане в 30-е годы, когда погибли тысячи казахов, а многих направили в лагеря Воркуты, Норильска, Колымы, Караганды и Сибири. В современной казахской истории начали уже появляться первые исследования, посвященные этому вопросу. Он находит также свое отражение в польской так называемой „лагерной" литературе. Оказывается весьма часто, что в то время судьба поляков и казахов была идентичной, о чем ни в коем случае нельзя забывать. Более близки дружеские отношения Польши и Казахстана, являются вероятной возможностью, шансом сохранить все это в человеческой памяти.

В историческом плане в польско-казахских отношениях можно выделить 4 крупных периода. Первый относится к концу XVIII и XIX вв., второй — это 30-е годы XX в., третий — годы второй мировой войны, четвертый, в свою очередь,— это сегодняшние дни. Такая периодизация позволяет более отчетливо уяснить научные цели, стоящие перед исследователями, и те ценности польско-казахских связей, которые имеют непреходящий характер. Следует также отметить, что в результате политических разделов польскому народу судьбой предначертано было оказаться на территории Советской Азии, что, несомненно, сказалось на характере первоначальных отношений польских ссыльных с коренным населением Казахстана. Что является подтверждением этих исторических фактов?

Необходимо сразу же отметить, что уже в начале XIII в. вроцлавский монах Бенедикт Поляк, будучи членом посольства Ватикана, путешествовал по Казахстану, побывал у Аральского озера, в долине СырДарьи, на берегах озера Балхаш и бессточного соленого озера Алаколь. И несмотря на скупость его сообщений о проживающем там коренном населении, записки вроцлавского монаха являются ярким историческим свидетельством древнейшего начала присутствия поляков в этой I части Средней Азии. Больше сведений этого характера содержится на протяжении I 200 лет отношения между поляками и казахами характеризовались подневольностью, ужасающих размеров которая достигла в 30-е годы, т. е. тогда, когда по всему  Советскому  Союзу  прокатилась  волна   сталинских  репрессий  и  геноцида, Репрессии коснулись и казахов, которые потеряли большую часть своей интеллигенции и вынуждены были испытать участь репрессированных и переселенных в I другие регионы Советского Союза. Этот вопрос только в современной истории Казахстана занял подобающее место. Ведь если казахское общество само пережило! все ужасы репрессий, ему легче понять судьбы поляков, жертв сталинских репрес-1 сии и преследований в 30-е годы.

Поляки оказались в Казахстане не по собственной воле, они не прибыли сюда осваивать целинные казахские земли. Они прибыли сюда под угрозой смерти. Примеров такого именно понимания со стороны казахского населения причин массовой депортации польских спецпереселенцев очень много. В своих воспоминаниях они неоднократно подчеркивают, что благодаря помощи простых казахов они смогли пережить голод и холод степного края. Большую часть депортированных направляли в отдаленные и необитаемые степные районы на севере Казахстана. И только немногие оказывались в Южном Казахстане. Отражением размещения в 1936 годы в Казахстане депортированных поляков является современная карта поселений польских спецпереселенцев. В 30-е годы переселение в Казахстан не было последним. В самом начале Второй мировой войны, после захвата Советским Союзом восточных земель, принадлежавших Речи Посполитой, наступила очередная волна депортаций и переселений. Уже в 1940 году в Казахстан направлены были многочисленные составы ссыльных. Согласно предварительным подсчетам, в те годы депортированы были почти 200 тысяч поляков, которых направили в Акмолинскую, Актюбинскую, Костанайскую, Павлодарскую, Северо-Казахстанскую, Талдыкорганскую, Жамбылскую и Алматинскую области. После заключения польско-советского пакта через Казахстан прошли тысячи поляков, желающих сражаться в рядах польской армии, которую возглавлял Владислав Андерс. Эти солдаты первыми оставили советскую землю. После окончания военных событий у польских спецпереселенцев появилась надежда возвратиться на родину.

Однако в истории польско-советских отношений существуют и такие факты, которые свидетельствуют о наступивших в 1944 году (после вступления Красной армии на польские земли) депортациях и ссылках в лагеря членов Армии Крайовой, политических и партийных деятелей. Из лагерей они возвращались в течение многих послевоенных лет. В Казахстане осталась значительная часть польской диаспоры, состоящей в основном из депортированных в этот регион поляков в 30-е годы, т. е. в период окончательного решения „польского вопроса" на территории Западной Украины. Еще несколько лет назад польское правительство скрывало эти факты, заставляя тем самым поляков забыть многие годы унижений и преследований. И только недавно созданы были возможности оказания помощи польской диаспоре. Активно действуют католическая церковь, различные общественные организации, стремящиеся духовно и материально поддержать поляков в Казахстане. Здесь в школах проводятся уроки польского языка, в Польшу приезжают молодые поляки, желающие заниматься в стенах польских вузов. Рождаются планы о возвращении поляков на родину. Всем планам сопутствуют эмоции, желание реализовать несбыточные иногда идеи. Во всяком случае проблема эта сложная, требующая комплексного и всестороннего изучения. Время покажет, какой выбор будет осуществленным. Можно быть уверенным в том, что часть польской  диаспоры растворится в русскоязычной зоне России. Многие ее члены возвратятся  на родину. Будут однако и такие, которые пожелают остаться в Казахстане.

Представленный в настоящей статье вклад поляков в изучение Казахстана, в его экономику и культуру в процессе исторического развития не является чем-то пережиточным. Наоборот, он может быть связывающим звеном в строительстве современной модели сосуществования народов и народностей. Достижения польских ссыльных могут стать очередным источником живых и дружеских контактов поляков и казахов. Ведь польская диаспора просуществует здесь еще многие годы. Важно то, чтобы ее участие и вклад в экономическую и политическую жизнь достигли того уровня, которого добились в Казахстане поляки в прошлые столетия.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ   БЮРО ЮЖНО-КАЗАХСТАНСКОГО ОБКОМА КП(б) КАЗАХСТАНА И ИСПОЛКОМА ОБЛСОВЕТА „О СОСТОЯНИИ ТРУДОВОГО УСТРОЙСТВА ПОЛЬСКИХ ГРАЖДАН"

18 января 1942 г.

Исполком облсовета депутатов трудящихся и бюро обкома КП(б)К отмечают, что со стороны ряда райкомов партии и райсоветов депутатов трудящихся проявлено нетерпимое отношение к приему и устройству польских граждан и развертыванию в связи с этим соответствующей партийно-политической работы среди I коренного населения и самих переселенцев.

Так, например во Фрунзенском районе переселенцы не обеспечены бельем, некоторые помещения не имеют окон, дверей, печей и т. д. Медицинское обслуживание не организовано, переселенцы лишены возможности получить своевременную и квалифицированную медицинскую помощь. Среди переселенцев имеются больные тифом, корью, что грозит распространением эпидемии среди всего населения. Отдельные председатели колхозов по отношению к переселенцам проявляют грубость.

С другой стороны, во многих колхозах вместо того, чтобы польских граждан привлечь к работе, установить им твердое задание и производить оплату согласно установленных норм, встали на путь по существу полного содержания польских I граждан за счет колхозов. В колхозах Фрунзенского и Шаульдерского районов имеют место такие факты, когда польские граждане в течение 1,5 месяцев в среднем на человека выработали от 1,5 до 2 трудодней, а получили из колхозов по 30-40 килограммов хлеба. Такая „собесовская" практика нарушает устав колхозной жизни, подрывает хозяйственную мощь колхозов и создает почву для нездоровых настроений у колхозников.

Вместе с этим в некоторых районах обнаружены факты антисоветской агита- I ции, организуемой отдельными переселенцами и направленной на разложение кол- I хозного строя, дезорганизацию очередных работ, разрушение трудовой I дисциплины. Участились случаи грубого проявлениям антисемитизма, под влиянием чего антисемитские настроения начинают проявляться среди коренного населения. Однако руководители районных партийных и советских организаций слабо I реагируют на эти факты, не придают серьезного значения проявлениям антисемитизма, не ведут с ними настоящей борьбы, не разъясняют населению контрреволюционной сущности антисемитизма.

Исполком Облсовета депутатов трудящихся и бюро Обкома КП(б)К постановляют:

1.  Обязать секретарей РК КП(б)К и председателей исполкомов, райсоветов, депутатов трудящихся обсудить вопрос о состоянии трудоустройства переселенцев на бюро райкомов и исполкомов райсоветов, наметить конкретные мероприятия  по устранению имеющихся недостатков с таким расчетом, чтобы не позднее 1 февраля были созданы нормальные жилищные и другие бытовые условия Переселенцам.

2.  Обязать облздрав и райздравы обеспечить медицинскую помощь Переселенцам, установить строгий медицинский надзор и развернуть санитарно-просветительную работу. Поручить тов. Мочаловой командировать во Фрунзенский район группу врачей для оказания необходимой медицинской помощи и организации ,   изоляторов для больных тифом и корью.

3. Поставить перед райкомами партии и исполкомами райсоветов как одну из основных задач вовлечение всех переселенцев в производственную работу колхозов. Широко разъяснить переселенцам, что только при условии непосредственного участия в колхозной работе они могут быть материально обеспечены прожиточным минимумом. Вовлекая поголовно польских граждан в производственную работу, необходимо установить такой порядок, чтобы каждый на работе имел твердое задание, чтобы был организован строгий учет работы и чтобы оплата производилась исключительно согласно установленным расценкам за произведенную работу.

4.  Обязать райкомы КП(б)К, первичные партийные организации и исполкомы райсоветов депутатов трудящихся всемерно усилить партийно-политическую и массовую работу среди коренного населения, эвакуированных и переселенцев. Эта работа должна быть направлена:

а)  на выполнение указаний товарища Сталина, данных им в докладе 6 ноября и речи 7 ноября об усилении помощи фронту;

б) на реализацию конкретных обязательств, взятых в ответ на обращение колхозников сельхозартели „Большевик" Меркенского района Джамбулской области;

в)  на разъяснение дружбы между народами СССР и Польши, общности интересов их в разгроме фашистской Германии;

г) на разъяснение контрреволюционной сущности антисемитизма;

д)  на всемерное укрепление тыла и помощи Красной Армии, на организацию решительной борьбы с распространителями провокационных слухов и пораженческих настроений.

Для проведения партийно-политической работы подобрать и утвердить на бюро райкомов группы докладчиков из числа наиболее подготовленных и проверенных коммунистов и комсомольцев. Не реже двух раз в месяц проводить семинары с докладчиками. В каждом колхозе иметь агитаторов. Советский гражданин, где бы ни встречался с фактами проявления антисемитизма, должен на месте изобличать носителей антисемитских настроений, как прямых пособников врага.

6. Поставить вопрос перед ЦК КП(б)К и Совнаркомом СССР о крайне тяже-I   лом продовольственном положении переселенцев, о необходимости в связи с этим L  оказать им государственную помощь.

7.  Контроль за выполнением данного решения возложить на отдел кадров и АПО ОК КП(б)К. В первой половине февраля проверить ряд районов по выполнению данного решения и результаты обсудить на объединенном заседании бюро обкома КП(б)К и исполкома, облсовета.

Председатель облсовета

депутатов трудящихся                                                   САГИНТАЕВ

Секретарь обкома КП(б)К                                                                                  НЕЧАЕВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СОВНАРКОМА И ЦК КП(б) КАЗАХСТАНА

„О РАЗМЕЩЕНИИ ПОЛЬСКИХ ВОИНСКИХ СОЕДИНЕНИЙ"

23 января 1942 г.

В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны от 25 декабря 1941 г. о размещении польских воинских соединений на территории Казахской ССР Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет КП(б) Казахстана постановляет:

1.  Размещение польских воинских соединений произвести:

а)  на станции Отар Туркестано-Сибирской железной дороги в помещении школы № 29, в интернате для учащихся, складе-пакгаузе малой скорости;

б)  на станции Луговая Туркестано-Сибирской железной дороги в областной колхозной школе, общежитии колхозной школы, в железнодорожной школе № 33, в интернате железнодорожной школы, на базе райпотребсоюза, магазине райют ребсоюза.

В Меркенском районе в клубе райпотребсоюза, районном клубе, клубе колх» за „Красный интернационал", клубе колхоза „Красный Восток".

2.  Принять предложение Южно-Казахстанского обкома КП(б)К и исполкома облсовета депутатов трудящихся о размещении польского воинского соединения в пункте Чокпак.

Председатель Совета Народных Комиссаров

РЕШЕНИЕ

ИСПОЛКОМА БАЛХАШСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА

ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ „ОБ ОТКРЫТИИ

ПОЛЬСКОЙ ШКОЛЫ В Г. БАЛХАШЕ"**

7 августа 1944;,

Исполком решил:

Удовлетворить ходатайство польских граждан, проживающих на территории! гор. Балхаша, об открытии польской школы в гор. Балхаше и обязать заведующего! горОНО т. Швайкину начать подготовку к организации польской школы с тем рас-1 четом, чтобы школа начала свою работу с 1 сентября с. г.

Председатель исполкома

Балхашского городского Совета

депутатов трудящихся                                                                                  ПИРИБИН

Секретарь Балхашскою

городского Совета

депутатов трудящихся                                                                             КОЛМАКОВА

 

ИЗ СПРАВКИ Л.П.БЕРИИ НА ИМЯ И. В. СТАЛИНА О СТАТУСЕ БЫВШИХ ПОЛЬСКИХ ГРАЖДАН

На сентябрь месяц 1941 г. было учтено ранее арестованных и высланных в тыловые районы СССР из западных областей Украины и Белоруссии (с территории бывшей Польши)—389 382 чел.

Из них находились в тюрьмах, лагерях и местах ссылки 120 962, в спецпоселениях (осадники и др.)—243 106, в лагерях военнопленных —25 314.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1941 г. об амнистии бывших польских граждан было освобождено из мест заключений, ссылки, спецпоселений и лагерей для военнопленных —389 041 чел. Не были амнистированы и по состоянию на 1 сентября 1942 г. оставались в заключении—341 чел.В 1942 г. были эвакуированы в Иран из числа амнистированных, в т. ч. военнослужащих армий Андерса—76 100, членов их семей—43 755 чел. Умерли с 1941 по 1943 г.—11 516 чел. Передано в Польскую армию Берлинга —36 510 чел...

1 мая 1944 г.

Л. БЕРИЯ

 
08.01.2014 22:13