Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Покупаем эссе, сочинения, рефераты и т.д за: 200, 300..500 тг     >> Узнать подробности...

Банк рефератов KZ

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ


15593

Политико-правовая мысль Древнего Китая

2. Политико-правовая мысль Древнего Китая
Основателем даосизма, одного из наиболее влиятельных течений древнекитайской философской и общественно-политической мысли, считается Лао-цзы (VI в. до н. э.). Его взгляды изложены в произведении "Дао дэ цзин" ("Книга о дао и дэ").
В отличие от традиционно-теологических толкований Дао как проявления "небесной воли" Лао-цзы характеризует дао как независимый от небесного владыки естественный ход вещей, естественную закономерность. Дао определяет законы неба, природы и общества. Оно олицетворяет высшую добродетель и естественную справедливость. " отношении к дао все равны. В такой трактовке дао выступает как естественное право.
Существенная роль в даосизме отводится принципу недеяния, воздержанию от активных действий.
Все неестественное (культура, искусственно-человеские установления в сфере   управления , законодательства и т. д.), согласно даосизму,  - это отклонение от дао и  ложный путь. Влияние естественного вообще (в том числе и естественного права) на общественную и политико-правовую жизнь в целом, по данной концепции, осуществляется на путях такого следования дао, которое скорее означает отказ от культуры и простое возвращение к естественности, нежели дальнейшее совершенствование общества, государства и законов на основе и с учетом каких-то позитивных требований дао.
Фундаментальную роль во всей истории этической I политической мысли Китая сыграло учение Конфуций (551—479 гг. до н. э.). Его взгляды изложены в книге "Лунь юй" ("Беседы и высказывания"), составленной его учениками. На протяжении многих веков эта книга оказывала значительное влияние на мировоззрение и образ жизни китайцев. Ее заучивали наизусть дети, к ее авторитету апеллировали взрослые в делах семейных и политических
Опираясь на традиционные воззрения, Конфуций развивал патриархально-патерналистскую концепцию государства. Государство трактуется им как большая семья.  Власть императора ("сына неба") уподобляется власти отца, а отношения правящих и подданных — семейным отношениям, где младшие зависят от старших.  Изображаемая Конфуцием социально-политическая иерархия строится на| принципе неравенства людей:  "темные люди", "простолюдины", "низкие", "младшие" должны подчиняться "благородным мужам", "лучшим", "высшим", "старшим". Тем самым Конфуций выступал за аристократическую концепцию правления, поскольку простой народ полностью отстранялся от участия в управлении государством.
Будучи сторонником ненасильственных методов правления, Конфуций призывал правителей, чиновников и подданных строить свои взаимоотношения на началах добродетели. Этот призыв прежде всего обращен к правящим» поскольку соблюдение ими требований добродетели играет решающую роль и предопределяет господство норм нравственности в поведении подданных.
 Отвергая насилие, Конфуций говорил: "Зачем, управляя государством, убивать людей? Если вы будете стремиться к добру, то и народ будет добрым. Мораль благородного мужа (подобна) ветру;  мораль низкого человека (подобна) траве. Трава наклоняется туда, куда дует ветер".
Основная добродетель подданных состоит, согласно Конфуцию, в преданности правителю, в послушании и в  почтительности ко всем "старшим". Политическая этика Конфуция  целом направлена на достижение внутреннего мира   между верхами и низами общества и стабилизации правления.  Помимо чисто моральных факторов он обращает внимание и на необходимость преодоления
процессов поляризации богатства и бедности среди населения.
"Когда богатства распределяются равномерно, — отмечал
он, — то не будет бедности; когда в стране царит гармония, то народ не будет малочислен; когда царит мир (в отношениях между верхами и низами), не будет опасности свержения (правителя)". Отвергая бунты и борьбу за  власть, Конфуций высоко оценивал блага гражданского мира.
   Регулирование политических отношений посредством норм добродетели в учении Конфуция резко противопоставяется управлению на основе законов. "Если, — подчеркивал он, — руководить народом посредством законов  и поддерживать порядок при помощи наказаний, народ будет стремиться уклоняться (от наказаний) и не будет  испытывать стыда.  Если же руководить  народом посредством  добродетели и поддерживать порядок при помощи ритуала, народ будет знать стыд и он исправится".
     В целом добродетель в трактовке Конфуция  — это
 Обширный комплекс    этико-правовых норм и принципов, в который входят правила ритуала  (ли), человеколюбия ( жэнь), заботы о людях (шу), почтительного отношения к родителям (сяо), преданности правителю (чжун), долга (и).
  Вся эта нормативная целостность, включающая в себя все основные формы социально политического регулирования того времени, за исключением норм позитивного закона (фа), представляет собой единство моральных и  правовых явлений.
Отрицательное отношение Конфуция к позитивным  значением, их связью (на практике и в теоретических представлениях, в правосознании) с жестокими наказаниями.
Вместе с тем Конфуций не отвергал полностью значения законодательства, хотя, судя по всему, последнему он уделял лишь вспомогательную роль.
Существенную социально-политическую и регулятивную нагрузку в учении Конфуция несет принцип "исправления имен" (чжэ мин). Цель "исправления имен" — при-   v ^ вести "имена" (т. е. обозначения социальных, политичес ких и правовых статусов различных лиц и групп населения в иерархической системе общества и государства) в     1^ соответствие с реальностью, обозначить место и ранг каждого в социальной системе, дать каждому соответствующее ему имя, чтобы государь был государем, сановник —     в сановником, отец — отцом, сын — сыном, простолюдин —     _* простолюдином, подданный — подданным.
Уже вскоре после своего возникновения конфуциан-     I
ство стало влиятельным течением этической и политичес-     т
кой мысли в Китае, а во  II в. до н. э. было признано в     т
Китае официальной идеологией и стало играть роль госуарственной религии.
сновные идеи древнекитайского легизма изложены в трактате IV в до н. э. «Шан цзюнь шу» («Книга правителя области Шан»). Ряд глав трактата написан самим Гунсунь Яном (390— 338 гг. до н. э.), известным под именем Шан Ян.> Этот видный теоретик легизма и один из основателей школы «законников» (фацзя)/был правителем области Шан во времена циньского правителя Сяо-гуна (361—338 гг. до н. э.).
1 / ОШан Ян выступил с обоснованием управления, опирающегося на законы (фа) и суровые наказаниаЖритикуя распространенные в его время и влиятельные конфуцианские представления и идеалы в сфере управленияТГприверженность старым обычаям и ритуалам, устоявшимся законам и традиционной этике и т. д.), Шан Ян замечает, что люди, придерживающиеся подобных взглядов, могут «лишь занимать должности и блюсти законы, однако они не способны обсуждать (вопросы), выходящие за рамки старых законов».
Представления легистов о жестоких законах как основном (если не единственном) средстве управления тесно связаны с их пониманием взаимоотношений, между населением и государственной властью. Эти взаимоотношения носят антагонистический характер по принципу «кто кого»: «Когда народ сильнее своих властей, государство слабое; когда же власти сильнее своего народа, армия могущественна».
\\В целом; вся концепция управления, предлагаемая Шан Яном, пронизана враждебностью к людям, крайне низкой оценкой их качеств и уверенностью, что посредством насильственных мер .(иди^что для него то же самое, -=-жестоких законов) их можно подчинить желательному «порядку^, Причем под «порядком» имеется в виду[полнейшее безволие'иодданньпрпозволяющее деспотической центральной власти мобильно иоез помех манипулировать ими как угоднЪ в делах'внутренней и внешней политики..,
ГГЭтому идеалу «законнического» государства совершенно чужды представления о каких-либо правах подданных по закону^об обязательности закона для всех (включая и тех, кто их издает), о соответствии меры наказания тяжести содеянного, об ответственности лишь за вину и-т. д. По сути дела, закон выступает здесь лишь как голая приказная форма, которую можно заполнить любым произвольным содержанием (повелением) и снабдить любой санкцией. Причем законодатель, согласно Шан Яну, не только не связан законами (старыми или новыми, своими), но даже восхваляется за это: «Мудрый творит законы, а глупый
ограничен ими».
'-Существенное значение в деле организации управления Шан Ян и его последователи наряду с превентивными наказаниями придавали внедрению в жизнь принципа коллективной ответ-ственностИ;(Причем этот принцип, согласно легистам, выходил за круг людей, охватываемых семейно-родовыми связями, и распространялся на объединение нескольких общин (дворов) — на так называемые пятидворки и десятидворки, охваченные круговой порукой. (Внедренная таким путем система тотальной взаимослежки подданных друг за другом сыграла значительную роль в укреплении централизованной власти и  стала существенным составным моментом последующей практики государственного управления и законодательства в Китае.
Легистские воззрения, кроме Шан Яна, разделяли и развивали многие видные представители влиятельной школы фацзя (Цзын Чань, Шэн^Бу-хай,\Хань Фэй и др.). Взгляды этой школы, помимо «Шан~цзТй>йГшу», изложены также в целом ряде других древнекитайских источников, в частности в главе «Ясные законы» сводного памятника «Гуань-цзы» (IV—III вв. до н. э.), в книге «Хань Фэй-цзы» — работе крупного теоретика легизма Хань Фэя (III в. до н. э.), в разделе «Рассматривать все по нынешнему времени» компендиума древнекитайской мысли «Люй-ши чунь цю» (III в. до н. э.) и др.
Во всех этих произведениях с теми или иными вариантами отстаивается необходимость жестоких законов как средства
управления.
В «Хань Фэй-цзы» предпринимается попытка легистской переинтерпретации ряда основополагающих понятий даосизма и конфуцианства (дао, ли, недеяние и т, д.).
Так, принцип недеяния правителя в толковании ^Сань Фэя предстает как таинственность, которой следует сокрыть от подданных механизм властвования. «Вообще идеал'правления, — замечает он, — это когда подданные не могут постичь тайны управления». Отстаивая господство законов, Хань Фэй критиковал самовластных чивновников и называл их узурпаторами. Подобным узурпаторам, злоупотребляющим властью, он противопоставлял «умных и сведущих в законах людей», т. е. легистов.
В рамках легистской доктрины Хань Фэй выступал за дополнение законов искусством управления. Это, по существу, означало признание недостаточности одних лишь тяжких наказаний в качестве средства управления. Отсюда и его частичная критика в адрес легистов Шан Яна и Шэнь Ву-хая: «Зги двое не совсем тщательно отработали законы, и искусство управления».
Подобная критика крайних легистских представлений о насилии как единственном способе и критерии управления сочетается в учении Хань Фэя с попыткой наряду с наказательным законом учесть роль и иных регулятивных начал и принципов. Поэтому он, обращаясь к воззрениям даосистов и конфуцианцев, стремился к определенному сочетанию некоторых их идей с легистскими представлениями.
Ряд суждений о необходимости изменений законов в соответствии с изменившимися требованиями времени имеются в названной легистской работе «Рассматривать все по нынешнему времени». «Любой закон прежних правителей,— подчеркивал автор этого трактата,— был необходим в свое время. Время и закон развиваются не одинаково, и, пусть старые законы дошли до нас, все же копировать их нельзя. Поэтому следует выбирать из готовых законов прежних правителей (что нужно) и брать за образец то, чем они руководствовались при выработке законов». Попытки исторического подхода к закону придавали легистской концепции в целом большую гибкость и содействовали ее приспособлению к нуждам политической практики и законодательного процесса. Одновременно, как мы видели, предпринимались попытки легистской переинтерпретации ряда идей даосизма и конфуцианства с целью использовать все идеологически влиятельные и регулятивно значимые концепции управления в интересах бюрократически-централизованной власти.
В результате всех этих усилий уже ко II а до н. э. официальная государственная идеология в Древнем Китае совмещала в себе положения как легизма, так и конфуцианства, причем последнему нередко, по существу, отводилась роль привлекательного фасада и прикрытия. Подобный идейно-теоретический симбиоз различных концепций управления и правопонимания сыграл значительную роль во всем последующем развитии государства и права в Китае.

 
02.03.2011 14:10