Совет: пользуйтесь поиском! но если вы не нашли нужный материал через поиск - загляните в соответствующий раздел!
 
Сдал реферат? Присылай на сайт: bankreferatov.kz@mail.ru

 Опубликуем вашу авторскую работу в Банке Рефератов     >> Узнать подробности...

Банк рефератов

бесплатные рефераты, сочинения, курсовые, дипломные, тесты ЕНТ

15469

Функции диалектизмов в литератире

Функции диалектизмов в литературе.
В отличие от отделов лингвистики, выделяющих в качестве своего предмета один из элементов внешней или внутренней формы слова (фонетика, грамматика, семасиология), диалектология строит свое исследование синтетически, рассматривая как фонетические, так и семантические и грамматические особенности известной, географически фиксируемой единицы.
Диалектология связана со стилистикой художественной речи, которая изучает языковые средства, в том числе диалектизмы, в составе языка художественного произведения.
Среди лингвистических дисциплин диалектология – одна из позднейших по времени создания. Правда, факт диалектного дробления языка осознан уже античной стилистикой и грамматикой, создающими ряд терминов для обозначения нарочитого и ненамеренного внесения диалектизмов в литературный язык художественного произведения., но вплоть до XIX века диалектные явления рассматриваются лишь как известные отклонения от «принятых» языковых норм – отклонения, подлежащие устранению как ошибки. Только романтической философии начала XIX века удается обосновать самостоятельность и самоценность устных диалектов как «языков народных»: усиление же интереса к изучению диалектизмов в составе художественного произведения, наблюдаемое во второй половине XIX века, как кажется, в значительной степени связано с своеобразным народничеством младограмматиков, пытавшихся найти в «народных говорах» ненарушенную «чистоту» языкового развития.[1, 24 -29]
В лингвистической литературе существует широкое и узкое понимание диалектизма как основного компонента диалектологии.
1) Широкому подходу (представленному в лингвистической энциклопедии) свойственно понимание диалектизмов как характерных для территориальных диалектов языковых особенностей, включенных в литературную речь. Диалектизмы выделяются в потоке литературной речи как отступления от нормы.[2]
2) Узкий подход (отраженный в монографиях В. Г Витвицкого, В. Н Прохоровой) состоит в том, что  диалектизмами называются диалектные слова или устойчивые сочетания слова, используемые в языке художественных, публицистических и других произведений. [3, 6] [4, 7]
В нашей работе, исходя из объекта исследования, мы опираемся на узкий подход и под термином диалектизмы понимаем отраженные в художественном произведении фонетические, словообразовательные, морфологические, синтаксические, семантические и другие особенности языка, присущие тем или иным диалектам в сопоставлении с литературным языком.
В лингвистике вопрос о диалектизмах в составе языка художественного произведения является одним из наименее изученных. Ему посвящены отдельные труды таких ученых как В. Н Прохорова «Диалектизмы в языке художественной литературы», Е. Ф Петрищева «Внелитературная лексика в современной художественной прозе», П. Я Черных «К вопросу о приемах художественного воспроизведения народной речи», О. А Нечаева «Диалектизмы в художественной литературе Сибири» и другие. Целый ряд работ посвящен анализу диалектной лексики в конкретных произведениях русских писателей XIX – XX веков: диалектизмы в творчестве И. С. Тургенева, С. Есенина, М. Шолохова, В. Белова, Ф. Абрамова. Роль диалектизмов в произведениях авторов Восточно-Казахстанской области в данном аспекте не рассматривалась.
В произведениях художественной литературы своеобразие говоров может отражаться в различной степени. В зависимости от того, какие специфические черты передаются в диалектных словах их можно классифицировать, выделяя четыре основные группы:
1. Слова, передающие особенности звуковой структуры говора – фонетические диалектизмы.
2. Слова, отличающиеся грамматическими формами от слов литературного языка – морфологические диалектизмы.
3. Передаваемые в литературном языке художественного произведения особенности построения предложений и словосочетаний, свойственные говорам – синтаксические диалектизмы.
4. Используемые в языке художественной литературы слова из словарного состава говора – лексические диалектизмы. Такие диалектизмы неоднородны по своему  составу. Среди словарно противопоставленной лексики выделяются:
а) семантические диалектизмы – при одинаковой звуковой оформленности, такие слова в говоре имеют противоположное литературному значение (омонимы по отношению к литературному эквиваленту);
б) лексические диалектизмы с полным отличием в плане содержания от литературного слова (синонимы по отношению к литературному эквиваленту);
в) лексические диалектизмы с частичным отличием в морфемном составе слова (лексико-словообразовательные диалектизмы), в его фонематической и акцентологической закрепленности (фонематические и акцентологические диалектизмы).
5. К словарно непротивопоставленной лексике относятся диалектные слова, являющиеся названиями местных предметов и явлений, которые не имеют абсолютных синонимов в литературном языке и требуют развернутой дефиниции – так называемые этнографизмы.
Приведенная выше классификация использования диалектизмов в языке художественного произведения условна, поскольку в ряде случаев диалектные слова могу совмещать признаки двух и более групп.[4, 6 - 8]
Когда диалектизмы из устной речи поступают в распоряжение писателя, он, вкрапливая их в язык художественного текста, подчиняет каждое диалектное слово общему замыслу произведения, причем осуществляется это не прямо, а через способы повествования.[5, 159]
Как известно, текст любого произведения состоит не более чем из трех способов повествования: речи автора, героев и несобственно-авторской (несобственно-прямой) речи, представляющей собою совмещение субъективных планов автора и героя. Эти способы повествования связаны прямой связью с общим замыслом произведения, что приводит к распределению функций между ними. Конкретный языковой материал, в свою очередь, подчиняется способу повествования, а через него – общему замыслу произведения. Таким образом, различные пласты лексики, в том числе диалектизмы в составе художественного произведения, в зависимости от способа повествования, могут менять свое значение и стилистические функции.
Для исконного населения деревень диалект (то есть местный говор) – это прежде всего родной язык, которым человек овладевает в раннем детстве и связан с ним органически. Именно потому, что артикуляционные навыки речи формируются естественно, они очень сильны у каждого. Перестроить их удается, но далеко не всем и не во всем. [6, 128]  Так, своеобразный процесс преодоления диалектных особенностей широко представлен в языке произведений художественной литературы Восточно – Казакстанской области, где сближение диалектов с литературным языком создает новый тип речи – полудиалект, представителями и носителями которого являются сами писатели, в большинстве своем выходцы из деревень.
Полудиалект, который складывается в процессе движения от диалекта к литературному языку, просматривается через приведенные выше способы повествования художественного произведения, то есть речь автора, героев и несобственно-авторскую речь.  Явление данного переходного типа речи возможно не во всех жанрах художественной литературы, чаще всего его можно встретить в автобиографическом романе или в автобиографических записках, где образ – персонаж и автор повествователь – одно лицо. Его становление и развитие, а также становление и развитие его языковых особенностей, и есть процесс движения от диалекта к литературному языку.
С помощью данных диалектологии более понятно можно решить вопрос о принципах отбора диалектизмов писателем, проявлении его художественного вкуса, осознанности в отборе материала для создания образов народно – разговорной речи. Диалектологические данные помогают ответить на вопрос, какую лексику диалекта предпочитает использовать художник слова.
Таким образом, процессы, протекающие в сфере диалектного языка в составе языка художественного произведения, имеют много общего с процессами, свойственными русской разговорной речи, устной разновидности литературного языка. В связи с этим, диалектизмы представляют собой богатый источник для выявления процессов и тенденций литературного языка.
Формы использования локальных диалектов в литературе определяются социальной дифференциацией языка и лежащими в ее основе экономическими причинами. В литературах стран и эпох, когда еще отсутствует экономическая и политическая централизация, несколько диалектов, связанных с наиболее значительными центрами, могут сосуществовать в качестве языка литературы. При этом, обычно, при наличии общения между соответствующими областями ( хотя бы в пределах отдельных социальных групп) художественное использование диалектов приводит к устранению особенно резких диалектизмов и к унификации словаря, благодаря чему литературные произведения, созданные на одном диалекте, могут быть поняты представителями других диалектов. Так можно говорить о средневековом немецком литературном языке куртуазной поэзии.[7, 30 - 35]
В дальнейшем возможно сосуществование отдельных диалектов в качестве стилистически закрепленных особенностей известных жанров. Так, в древнегреческой поэзии диалектная окраска обязательна как для различных жанров, так и для различных элементов одного жанра.
Социальная основа введения диалектизмов в литературное творчество выступает ярче в правилах древнеиндийской драматургии, связывающей с социальным положением действующего лица драмы пользование им тем или иным диалектом.
Чаще всего, однако, языковой унификации, отражающей экономическую  и политическую централизацию, сопутствует борьба с диалектизмами как формой выражения «низших» классов общества.[7, 48 -50]
В подобные эпохи стабилизации и унификации литературного языка, введение локальных и социальных диалектизмов допускается лишь в качестве комического приема в соответствующих жанрах. Такие жанры, например, как комедия и плутовской роман, допускают и при стабилизации литературного стиля широкое использование диалектизмов.
Реабилитация диалектизмов в качестве не только комического, но и изобразительного средства, усиливающего «местный колорит»  в произведениях высокого стиля ( трагедии, психологическом романе, лирике, бытовой драме и т. д ), идет в западно – европейской и русской литературе параллельно с усилением развития реализма и натурализма.
В первой  половине XVIII века в развитии русского литературного языка усиливается процесс концентрации общенациональных элементов. Данный процесс приводит к тому, что живая народная речь как и прежде остается стилистически неупорядоченной. Нормы употребления областных диалектов в художественных произведениях неопределенны и неограниченны. Вследствие этого исследование функций диалектизмов в языке художественных произведений XVIII века не представляется возможным.
 В статье В.И. Чернышева «Заметки о языке басен и сказок Майкова», писателя XVIII века, о котором сохранилось мало биографических сведений, нет четкого разграничения между диалектизмами и старославянизмами. Такие образования слов В.И. Чернышев называет «условно славянизмами», поскольку не всегда, но в большинстве случаев, как показал сравнительно - исторический метод, и диалектизмы, и старославянизмы восходят к единому праславянскому диалектизму.[8,15]
Басни Майкова написаны хорошим литературным языком того времени, в котором старославянский элемент соединяется с русским и самые чистые старославянизмы встречаются рядом с самым простонародными выражениями. Так, употребление предлогов (ко, со, во), дательно-предложные варианты слов типа –земли-, творительный –костьми-, родительные падеж прилагательных ж.р на -ыя-, нечленные склонения, неопределенное наклонение на -ти- есть в великорусских говорах. Но для писателей того времени эти формы были не только нормой употребления, все они, по-видимому, считались старославянизмами, почему и исчезли в последствии из языка художественных произведений.  [9,42 - 47]
 В начале XIX века, после образования «нового слога российского языка», из которого к этому времени исключались вульгаризмы, диалектизмы, просторечные слова и выражения, появились новые, более демократические нормы литературного языка. [10]
Наряду с этим шел процесс художественно-речевого формирования национальных характеров, который тесно связан с идеей народности в русском литературном языке. В языковом плане, в немногочисленных художественных произведений это был процесс «обрастания литературного повествования свежими побегами живой устной речи, ее разных диалектов и стилей». [11,380]
В связи с развитием данного процесса особую остроту обретает вопрос о значении диалектизмов в составе языка художественных произведений, о их функциях и о пределе их употребления.
В.В. Виноградов в IX главе книги «Очерки по истории русского литературного языка» под названием «язык Гоголя и его значение в истории русской литературной речи XIX века» рассматривает диалектный и стилистический состав гоголевского языка, принцип смешения стилей литературно-книжного языка с разными диалектами устной речи, а также широту захвата сословных, профессиональных и областных диалектизмов в языке Н. В. Гоголя.
В.В.Виноградов выделяет отражательную (характерологическую) функцию диалектизмов в языке произведений Н. В. Гоголя, мотивируя это тем, что украинский диалект, диалектизмы которого Н. В. Гоголь умело вкрапливал в художественные тексты, рассматривается как язык местного домашнего обихода. И только в этой функции он мог попасть в русскую литературу XIX века, как выражение и отражение народных украинских типов (преимущественно с комической окраской).  [11,380]
По словам В. В. Виноградова: «в гоголевском стиле социальные грани вносились в украинскую стихию формами смешения ее с диалектами и стилями русского языка».
Таким образом, Н. В. Гоголь намеренно русифицирует отдельные слова украинского диалекта, не отделяя их от характера рассказчиков повествования «Вечеров на хуторе близ Диканьки».
В произведениях Н. В. Гоголя резко подчеркнутые условно-литературные функции украинского просторечно-диалектного языка. В казацкую речь внедряются чистые, нерусифицированные украинизмы: «Та вси, батько... та спасиби мамо!..» Они выделены курсивом и комментируются автором в ссылках. [11, 382 - 383]
В языке «Мертвых душ» широко представлены лексические диалектизмы, при помощи которых, по видимому, особое значение приобретает назывная функция лексического уровня, воссоздающаяся через этнографизмы и лексические диалектизмы: «Дом господина стоял одинокой на юру, то есть на возвышении открытом всем ветрам...», «Собакевич пришипился так, как будто и не он...», «он удалиться... в какое-нибудь мирное захолустья уездного городишка и там заклекнет навеки в ситцевом халате, у окна низенького домика».  [.11,386 - 387]
Элементы непринужденного введения диалектных слов и в литературно-книжный, описательный и в публицистический язык Н. В. Гоголя говорит об осознанной художественно цели писателя: разрушения старой системы литературно-книжных стилей. Таким образом, Н. В. Гоголь вслед за А. С. Пушкиным сближает литературный язык с живой устно-народной речью, свойственной обществу неаристократического круга.
Из вышесказанного следует, что В. В. Виноградов четко выделяет две функции диалектизмов в языке произведений Н. В. Гоголя:
1. Характерологическую (отражательную) функцию «которая накладывает характеристические краски на речь персонажей»;
2. Номинативную (назывную) функцию лексического уровня.
    Традиции Н. В. Гоголя продолжает И. С. Тургенев, который также искусно вплетает диалектизмы в художественную ткань своих произведений.
В монографии П. Г. Пустового «И. С. Тургенев – художник слова» представлены некоторые приемы и функции диалектизмов в художественной речи писателя.
1) Главной функцией диалектизмов в художественных текстах И. С. Тургенева, П. Г. Пустовой считает характерологическую функции:ю в отличие от Даля, который стремился к буквальному копированию мужицкого лексикона, в отличие от Григоровича, который, подделываясь под народную речь, создавал различные стилизации, Тургенев (как и Гоголь) не стремился к натуралистической детализации в описании крестьянского быта, он рассматривал различные диалектные слова и выражения в качестве характерологического средства, создающего яркую экспрессию на фоне языковой нормы авторской речи. [12, 27]
Язык как характерологическое средство, исполнено диалектной лексикой, особенно ярко выступает у И. С. Тургенева в «Записках охотника».
2) Некоторые местные слова и выражения автор вводит в текст с познавательной целью, то есть, чтобы расширить представления читателя об особенности описываемого диалекта, он поясняет их, прибегая к своеобразному приему косвенного отчуждения, при котором объяснение слов дается в сносках: «бучило» - глубокая яма с весенней водой; «казюли» - змеи; «лесовщики» - люди, которые гладят, скоблят бумагу; «сугибель» - крутой поворот в овраге; «заказ» - лес; «верх» - овраг и другое.  [12,28]
3) Наиболее характерным приемом И. С. Тургенева, при изображении персонажей П. Г. Пустовой считает прием динамизации речи, за счет которой в языке героев преобладают элементы синтаксиса: частые повороты слов; употребления диалектной лексики; пропуски сказуемых, придающие речи движение; вопросительные и восклицательные предложения: «У одного чана форма зашевелилась, поднялась, окунулась, походила, походила этак по воздуху, словно кто ею полоскал, да и опять на место». При помощи данного приема достигается оживление рассказа и активизация слушающих: «А знаете ли, от чего он такой весь невеселый, все молчит, знаете? Вот от чего он такой невеселый. Пошел он раз, тятенька говорил, - пошел он, братцы мои, в лес по орехи. Вот пошел он в лес по орехи, да и заблудился; зашел – бог знает куды зашел...». [12,42]
4) В качестве речевой характеристики героев в «Записках охотника», - по словам П. Г. Пустового, - употребляются искаженные иностранные слова: «щеколат», «ниверситеты», «ладеколон», «фейвирки», «кеатр» и другое. Однако, данное явление можно характеризовать и как кумулятивную функцию диалектизмов, которая осуществляется через прием нарушения целостности графического образа слова, то есть отступления от правил орфографии и грамматики.
Особый оттенок кумулятивная функция приобретает через диалектно-просторечно-разговорные контексты, встречающиеся обычно в речи персонажей. Однако, иногда такие контексты встречаются и в авторской речи, например, в рассказе «певцы» автор говорит о Моргаче: «Я никогда не видывал более проницательных и умных глаз, как его крошечные, лукавые «гляделки», - и к слову «гляделки» дает сноску: «орловцы называют глаза гляделками, так же как и рот едалом».  [12,30]
Диалектизмы в очерках и рассказах И. С. Тургенева художественно оправданы, не теряют своей самостоятельности и постоянно взаимодействуют с основной лексикой литературного языка – это дает основание утверждать, что И. С. Тургенев умножил и развил стилевое богатство русской художественной речи.
Таким образом, вкрапливая диалектизмы в язык своих произведений, писатели XIX века стремились приблизить свои произведения к живой народной речи, которая является объединяющим и семантически организующим центром общенародного языка нации.
Реалистические традиции художественной речи дожили до эпохи социалистической революции, но в XX веке быстро исчезает пропасть между городом и деревней. Сближение местной речи с литературным языком происходит в процессе культурного развития крестьянских масс. Литературная речь становится органическим элементом мышления передового крестьянства. Проблема борьбы литературного языка с местными говорами теряет свою остроту, так как основная масса крестьянства уже не противопоставляет себя в языковом отношении городу. Элементы диалектной лексики не создают резкого отчуждения областных диалектов от общенационального языка, но, вливаясь в литературную речь, постепенно ассимилируется ею. [10] Следовательно, в язык художественных произведений начала XX века диалектизмы вводятся намеренно, с целью реалистического изображения действительности и все большего сближения литературно-художественной речи с устными ее формами.
В статье «Заметки о диалектизмах в творчестве В. Астафьева» Л. Г. Самотик выделяет следующие приемы и функции диалектных слов:
         1. Моделирующая функция – передача подлинной народной речи  - обеспечивает в художественной литературе реалистический метод. Основная функция народно  - разговорных слов, остальные вторичны по отношению к ней: « ты изводис продукты, на самолете ессее не летал» (В.Астафьев «Царь – рыба»). [13,17]
         2. Моделирующая функция воссоздается через прием отчуждения,       который используется преимущественно в авторской речи ( при прямом отчуждении указывается источник диалектизма): «Воробьи, по – здешнему – чивили» ( В.Астафьев «Царь – рыба»); и через косвенное отчуждение, при котором литературное слово выделяется графически ( кавычки, курсив) или объясняется в сносках, через синоним литературного языка или во вставной конструкции: «Осетр пополз к корме, чтобы взять на типок тетиву». Сноска: на типок – на разрыв (В.Астафьев «Царь – рыба»). [13,20]
         3. Номинативная функция – основная функция лексического уровня. Особое значение она приобретает в данной группе слов через этнографизмы: « Женщина, обутая в резиновые бродни, мужицкие штаны и шапку…» (В.Астафьев «Заячий посох»)
         4. Эмотивная функция – передача через диалектизмы субъектного отношения к сообщаемому как героем, так и автором произведения: «Андрюха, баскобайник окаянный, подмогнул мне…» (В.Астафьев «Царь – рыба»).
         5. Кульминативная функция – функция привлечения к слову внимания читателя. Осуществляется, во– первых, через прием нарушения целостности графического образа слова, то есть отступление от  правил орфографии и грамматики:  - ишшо -  вместо «еще»; во – вторых, через введение в текст слов, чужеродных системе литературного языка, то есть лексических диалектизмов.
         Кульминативная функция осуществляется через контексты, которые бывают однородными ( диалектно – просторечно – разговорными, обычно в речи персонажей): «Не пьют (разг.), Митрей (диал.), двое: кому не подают и у кого денег нету (разг.)» (В.  Астафьев «Последний поклон»), контрастными (сопоставление диалектизмов с высокой, устаревшей лексикой, что не редко создает эффект иронии) : «Один картежник пребывал (книжн.) уже в кальсонах, проиграв с себя все остальное… издаля (диал.), давая игрокам советы» (В. Астафьев «Проклятые и убитые») и сфокусированными, когда диалектизм выделяется, противопоставляется лексике литературного языка (прием стилистического контраста): “Но жизнь шла вперед … из газеты и с радио ушел – шибко растревожили мою совесть»((В.  Астафьев «Последний поклон»).
         6. Эстетическая функция связана со вниманием к диалектизму как слову, обладающему особыми свойствами по сравнению с литературной лексикой ( иногда ее понимают широко, противопоставляя моделирующей функции как основную функцию художественного текста, передающего не существовавшие, а выдуманные события): “Аким… принес из кустов «огнетушитель» - большую бутылку с дешевым вином, лихо именуемым «Порхвейн» (В.  Астафьев «Царь - рыба»)
         7. С эстетической функцией пересекается метаязыковая функция диалектизмов – сосредоточение внимания читателя на слове как таковом: «Это че, силует – то? – Хвигура!» (В.  Астафьев «Царь - рыба»)
         8. Фатическая функция (индикативная, опознавательная) диалектизмов связана прежде всего с особым образом автора – человека из народа, близкого своим героям и читателю, не чарующегося диалектного слова. Сущность данной функции заключается в том, что в авторской речи обычно употребляются диалектные слова для создания местного колорита и при этом они как бы отчуждаются: «Воробьи, по – здешнему – чивили», «… зимовье, иначе говоря – флангель…» ( В.Астафьев «Царь – рыба»).
         9. Характерологическая функция – диалектизмы служат подтверждением социальной характеристики персонажей: социальной (речь крестьянина; речь любого деревенского жителя; речь или необразованного малокультурного человека, или человека из народа, несущего глубокое национальное мироощущение); по территории принадлежности (речь человека, родившегося и выросшего в какой – либо определенной местности); индивидуальной характеристики речи. Часто эти подзначения в диалектизме синкретичны.[13
, 29 - 37]
         Из всего вышесказанного следует, что функция диалектизмов в языке художественных произведений зависят от этапа развития русского литературного языка. И если в художественных произведениях XVIII века диалектизмы неотделимы от славянизмов и считаются нормой художественно речи, а в XIX веке диалектизмы в составе языка художественных произведений они представляют собой явление спорадичное, поскольку язык XIX века стремится очиститься от диалектов, вульгаризмов, просторечных слов и выражений, то для XX века характерна полифункциональность диалектизмов в художественных текстах, которая достигается за счет использования писателями большего количества диалектных слов, что было обусловлено в начале XX века стремлением придать русской речи общедоступный «легкий» характер, совпадающий с мышлением  людей того времени.
         Художественная речь отличается от разговорной речи и не столько имманентными признаками, сколько заданным рядом. Это создает глубокую разницу между этими стилями: значение диалектизмов модифицируется в художественной речи звучанием, в разговорной же речи звучание диалектизмов модифицируется их значением. Таким образом, окказиональное значение диалектизма, обогащенное в художественной речи новыми смыслами, трансформируется в контексте повествования.
Литература
1. Блинова О. И. Язык художественных произведений как источник диалектной лексикографии. Тюмень, 1985
2. Ярцева В. Н. Лингвистический энциклопеджический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990
3. Ветвицкий В. Г. Диалектизмы как средство создания местного колорита в романе М. А. Шолохова «Тихий Дон». - : ЛГУ,1956
4. . Прохорова В. Н. Диалектизмы в языке художественной литературы. Москва, 1957
5. Язык художественных произведений. Сб. статей. – Омск, 1966
 6. Коготкова Т. С. Письма о словах. – М.: Наука, 1984
7. Жирмунский В. М. Проблемы немецкой диалектографии. Москва, 1951
8. Трубачев О. Н. праславянское лексическое наследие и древнерусская лексика дописменного периода. Этимология. – М.,1994
9. Чернышев В. И. Заметки о языке сказок и басен Майкова. – М: Наука,1976
10. Виноградов В. В. История русского литературного языка. – М.,1978
11. Виноградов В. В. Очерки по истории русского литературного языка VII – XIX веков. - .: Высшая школа,1982
12. Пустовой П. Г. И. С. Тургенев – художник слова. –М,1980
13. Самотик Л. Г. Заметки о диалектизмах в творчестве В.Астафьева, Москва, 1998

 

 
03.03.2011 10:24